Кто такой Дюран. Анонимный художник из Питера — о «Бесконечной шутке», хайпе, мемах и постиронии

Анонимный художник Duran (Дюран) — один из самых известных авторов (если так можно сказать про анонима), который стал популярен благодаря остроумным постам в российских соцсетях. Недавно Дюран выпустил эпический комикс «Бесконечная шутка», после которого художника даже начали сравнивать с режиссёром Кристофером (Гением) Ноланом. Medialeaks поговорил с Дюраном о том, что помогает рождаться в голове новым мирам, сколько можно заработать на интернет-комиксах, а также об анонимности и постирании. Да и вообще попытался узнать, кто такой этот Дюран.

21 июня российский анонимный художник Дюран закончил работу над своим самым большим комиксом под названием «Бесконечная шутка». Он выходил частями в течение месяца и в итоге занял 99 страниц. Запутанное произведение с массой неожиданных поворотов рассказывает о герое анекдота, который в определённый момент осознал, что вокруг него находится вымышленный мир, и попытался из него выбраться.

Поняв, что он находится в анекдоте, главный герой, взяв себе имя Иван, решил попробовать вырваться из бесконечной шутки через огромный рот в небе, но в итоге начал попадать всё в новые и новые миры-анекдоты, из которых нужно было успеть выбраться за короткий промежуток времени. Потому что когда анекдот закончен, он распадается на смех.

По пути герой теряет друзей и знакомится с новыми персонажами — некоторые из них тоже знают, что находятся в анекдоте, и дают Ивану подсказки, как выбраться из бесконечной вселенной юмора.

Эпохальный комикс мгновенно разлетелся по соцсетям, развлекательным сайтам и попал в крупные СМИ. Дюрана за сюжет произведения, внезапные повороты и игры со временем даже начали сравнивать с режиссёром Ноланом. Ну или решили, что он мог бы снять фильм по комиксу анонимного художника.

Про «Бесконечную шутку» и про то, как придумать в голове целый мир

Дюран рассказал Medialeaks о том, как вообще можно придумывать такие сюжеты в своей голове. По его словам, это не выглядит так, словно садишься и целенаправленно думаешь над сюжетом.

Мне кажется, это всё работает подсознание. То есть сначала нужно загрузиться задачей, отдать эту задачу своему подсознанию, а потом заняться какими-то другими делами, желательно даже не связанными с темой, на которую ты сейчас должен думать. Занимаешься чем-то другим, а потом раз в день, допустим, спрашиваешь себя: «Есть ли мне что сказать по поводу задачи, которую ты себе задал».

Если бы я сел и придумывал этот комикс большой, то он получился бы совершенно другим и, мне кажется, менее удивительным, менее неожиданным. Он был бы ещё более логичным, но что-то бы потерялось, что-то особенное.

Для поклонников Дюрана есть хорошие новости. Художник рассказал, что затевает новый эпический проект. Редактор Medialeaks спросил, не опасается ли автор, что «Бесконечная шутка» затмит другие работы и новые читатели буду вспоминать Дюрана только как «автора того самого комикса».

Таких опасений у меня нет, поскольку, во-первых, нельзя постоянно оглядываться на мнение подписчиков, потому что если ты будешь потакать их вкусам, то застрянешь, там, в 2014 году, когда что-то хорошее сделал. Я стараюсь на это никак не оглядываться. Я, конечно, обращаю внимание на критику, но просто принимаю её во внимание.

Это во-первых, а во-вторых, у меня было несколько идей, несколько заготовок, из которых можно было вырастить гигантскую историю. И «Бесконечная шутка» мне казалась самой простой из них, самой реализуемой, самой готовой, поэтому я начал с неё. Но я сейчас готовлюсь к тому, чтобы запустить следующую историю. Она будет, на мой взгляд, интереснее, серьёзней. Она будет совершенно другой.

Как совместить славу и анонимность

Дюран стал известен в интрнете задолго до «Бесконечной шутки». Свой паблик во «ВКонтакте» он ведёт уже около восьми лет. Из него вышли десятки известных комиксов, многие стали использоваться как шаблоны для мемов. Вы, наверняка, их видели в соцсетях и на развлекательных сайтах.

Несмотря на популярность, Дюран все эти годы сохраняет анонимность. И на вопрос, не было ли желания раскрыть карты и рассказать, что ты — Дюран, отвечает «нет».

Мы ведь говорим об интернете, а в интернете главное, чтобы стояла обратная ссылка. Мне этого достаточно, я не тщеславный. Стоит обратная ссылка — замечательно, значит, придут люди, увидят, что у меня есть что-то ещё, что я регулярно пощу, поэтому они подпишутся. А чтобы они мне на улице кричали, узнавали, я бы этого не хотел.

О деньгах, рекламе и краже контента крупными пабликами

Основной площадкой для Дюрана служит «ВКонтакте». Именно там он начал впервые публиковать свои ироничные рисунки, а потом развивал паблик параллельно с развитием соцсети. Художник говорит, что не платил за рекламу и не вкладывался в раскрутку паблика, а просто успел попасть в волну, «когда людям во «ВКонтакте» ещё некого было читать и они подписывались на всё подряд». Сейчас, по словам художника, подписчики растут далеко не так активно, как в прошлом.

Раньше приходилось сталкиваться и с кражами контента. Medialeaks писал, как крупные паблики-агрегаторы зарабатывают огромные деньги, воруя оригинальный контент у автора. Анонимный художник не стал исключением, хотя соцсеть и начала делать попытки бороться с кражами интеллектуальной собственности.

Появился алгоритм «Немезида», и паблики начали получать страйки за то, что не первыми загрузили контент. Это преподносится под соусом того, чтобы паблики постили оригинальный контент, но, не знаю, 99 процентов пабликов «ВКонтакте» — это агрегаторы. Поэтому сейчас страйки ставит паблик, который успел что-то вытащить с Запада раньше, чем тот, который не успел это сделать. Буквально один админ встал рано утром, запостил картинку с Запада, в обед встал админ, запостил такую же и получает страйк. Такой уже страйкбол агрегаторов между собой. Авторские паблики ни при чём, получается.

Агрегаторы зарабатывают сотни тысяч рублей на рекламе. Дюран говорит, что в принципе мог бы и сам получать стабильный доход с помощью своего паблика. Но создавал его не для этого.

Теоретически можно было бы жить за счёт «ВКонтакте», работать на это, зарабатывать на этом более систематично, чем это делаю я. Но мне хотелось, чтобы это было всё-таки творчеством, поэтому рекламные посты появляются, но так, поскольку-постольку. Большую часть рекламных запросов, которые ко мне приходят, я не реализую.

По словам Дюрана, чтобы начать что-то рекламировать, он сам должен быть уверен, что это что-то хорошее.

Это должно быть то, что я сам попробовал и мне понравилось. То есть если ко мне приходят и говорят: «Прорекламируй фильм», а я его не видел, то я его не рекламирую. Или как минимум если у меня есть какое-то доверие к этому режиссёру, я сам жду этот фильм, тогда я за это берусь.

Ещё один нюанс в том, что Дюран, по его словам, не меняет цену в зависимости от клиента.

Мой ценник не меняется в зависимости от крупности бренда. То есть если придёт какой-то крупный бренд, у которого, я знаю, по-любому есть деньги, то ценник от этого не изменится. Мне всё равно приходится то же самое рисовать, тратить то же самое время.

Про политическую рекламу

Накануне президентских выборов всплыл скандал о популярных блогерах, которые опубликовали видео и записи с призывом идти голосовать, но потом заявили, что их подставили. К Дюрану, как оказалось, тоже обращались с политическими предложениями.

Да, приходили, в прошлом году. Я не помню, что-то не сложилось. Честно говоря, я забыл уже, что это было, но это было. Не то чтобы я не работал с какими-то политическими партиями, просто мне хотелось найти какое-то рациональное зерно, найти конкретные факты, и тогда люди уже сами решают: голосовать за кого-то или не голосовать. Моё дело — выразить это максимально честно. А так я ничего плохого в политической рекламе не вижу.

Про работу и время

Несмотря на то, что Дюран (с его слов) не зарабатывает с пабликов какие-то стабильные деньги, у художника, по его словам, в настоящее время нет стабильной, обычной работы, на которую нужно приходить и работать с 9 до 17 часов. Тем не менее на создание контента тоже уходит много времени.

Любой проект, лично для меня, на 90 процентов состоит из того, чтобы его придумать, обдумать, а для того, чтобы его нарисовать, уходит полдня максимум. Комикс, который я сейчас выкладывал «(Бесконечную шутку»), я публиковал раз в неделю, но рисовал за полдня до того, как я это выкладывал.

Может показаться, что на это не тратишь время, но на самом деле я об этом думаю, а потом рисую.

Про скуку и эмиграцию

Редактор Medialeaks узнал у Дюрана, не превращается ли постоянное творчество в работу, а наполнение паблика — в рутину.

Мне это нравится. Пока ничего настолько же не нравилось. Поэтому вряд ли можно ожидать, что я в ближайшие пару лет перестану вести свой паблик.

Эмигрировать Дюран из России (а он живёт в Санкт-Петербурге) тоже не собирается.

Например, программист, если он уезжает в другую страну, он может быть там полезен. Но я работаю с русским языком, можно сказать, с русской культурой. Поэтому если я буду работать через интернет, я всё равно буду наблюдать за тем, что происходит в России.

Паблик у меня связан именно с этой страной… отсюда работать удобней.

Про хайп, постиронию и мемасы

Medialeaks узнал у Дюрана, что он думает о хайпе и постиронии. Первого, по его словам, он старается избегать.

Мне на самом деле не нравится следовать за хайпом, поскольку я за ним, видимо, долгое время следовал. Невольно, подсознательно. А сейчас, наоборот, стараюсь, если тема хайповая и все они сигналят, наоборот, игнорировать. Например, вы не найдёте у меня никаких постов про футбол. Поскольку я не смотрю футбол, он мне не интересен, даже если проходит у нас.

Мы поинтересовались у Дюрана, как он относится к волне постиронии, а также о том, как изменились вкусы аудитории за то время, что он ведёт свои странички в Сети.

Постирония — вы имеете в виду что-то намеренно несмешное? <…> Ну, это тема для дискуссии. С одной стороны, это всё достаточно логично развивается, прямо перед нашими глазами. Мы видим, что вот это новое поколение приходит, и они просто не обязаны любить то, что нравится поколению старшему.

Это везде так. Это и в музыке так: пытается новое поколение придумывать что-то новое, уникальное, и, возможно, это не всегда хорошо, непонятно старшей аудитории. Но в то же самое время я на это смотрю с энтузиазмом, мне всегда интересно, что там новое популярно.

То же самое в юморе. Я отношусь к этому скорее с энтузиазмом. Меня скорее раздражает использование каких-то старых мемов, когда вокруг ничего не происходит. Можно заметить, когда новые мемы не появляются, стараются использовать старые мемы, это как-то выглядит неинтересно. Или приходит настолько новый мем, но он высосан из пальца и лежит на поверхности только потому, что не лежит что-то мощнее.

Про интернет-зависимость

Один из главных вопросов для редакции как людей, зависящих от интернета: «Дюран, как избавляться от инфошума и как вообще регулировать поток информации в интернете, если ты постоянно находишься в нём?» Что ты сам читаешь?

Я подписан, мне кажется, ровно на столько пабликов или агрегаторов, сколько я смогу адекватно воспринять. То есть у меня нет какого-то ощущения, что на меня давит информация. А у тех людей, которые подписаны на 300 пабликов, я вообще не понимаю, о чём они говорят, не знаю, что у них в голове.

Как-то влияет на самосознание то, что ты постоянно находишься в интернете? (По словам Дюрана, 95 процентов времени).

У меня есть интернет-зависимость, но поскольку интернет-зависимость сейчас у всех, я не думаю, что это что-то плохое.

Это первая заметка из проекта Medialeaks, где мы начинаем цикл статей и интервью с настоящими авторами, которые придумывают оригинальный контент для интернета. Те, кто пишет вам шутки, комиксы, рассказы. Вы всё это видели, а мы расскажем о тех, кто это делает.

Ведь в краже рисунков, при всех его достижениях, обвиняли даже Илона Маска за его знаменитую картинку с единорогом. А вот Тейлор Свифт смогла отстоять свою честь, когда на неё подали в суд за скопированные у других исполнителей тексты. Потому что суд послушал композиции и решил, что эти тексты слишком банальны.