Из города исчезли чиновники, полицейские и даже люки канализации. Дело не в мистике, а в гендерном равноправии

Из города исчезли чиновники и полицейские. Не мистика, а равноправие

Власти американского города Беркли приняли закон, по которому с улиц пропали председатели, полицейские, рабочая сила и канализационные люки. Никакой анархии и таинственных исчезновений, всему виной борьба за гендерный нейтралитет, и пока только на языковом уровне.

Издание CNN рассказало о необычных законодательных инициативах, которые были приняты в Беркли, штат Калифорния. Город стоит на восточном берегу залива Сан-Франциско, его население насчитывает более 100 тысяч человек, а ещё там находится старейший из десяти кампусов Калифорнийского университета.

Вечером 16 июля власти Беркли провели голосование, по итогам которого было принято радикальное решение: оставить город без председателей, рабочих, полицейских (в том числе женщин-полицейских) и даже канализационных люков. Спокойно, это не значит, что жители не останутся без правоохранителей и рабочей силы и начнут поминутно проваливаться в сточные канавы.

Читайте на Medialeaks: Парень работал в эскорте и был железно уверен в своей гомосексуальности. Вот только одна ночь изменила всё

Вслед за горожанами чиновники Беркли выступили за замену гендерно-окрашенных терминов, которые можно найти в муниципальных документах. Например, было решено переименовать «люки» (manhole) и «рабочую силу» (manpower) в «техническое отверстие» (maintenance hole) и «человеческие усилия» (human effort).

По словам члена городского совета Беркли и одного из авторов законопроекта Ригеля Робинсона, решение о принятии пункта о языке не вызвало споров и было принято единогласно и без поправок.

В языке — сила. Это небольшой шаг, но он имеет значение.

Вместе с перечисленными словами из городских документов пропадут местоимения, характеризующие пол: «он» и «она» — их заменят на «они». В своём обращении к мэру и городскому совету Робинсон объяснил, что кодекс муниципалитета до сих пор содержал в основном мужское местоимение, и это, по мнению законодателей, большая ошибка.

Наличие муниципального кодекса, ориентированного на мужчин, является неточным и не отражает нашу реальность.

Робинсон убеждён, что женщины и трансгендерные люди имеют не меньше прав на верное именование, чем мужчины. Его главный аргумент: законы пишутся для всех, и муниципальный кодекс должен с этим считаться. Но на самом деле жители Беркли не первые, кто пытается сделать законодательство универсальным.

В январе 2019 года гендерно-нейтральный язык для использования в официальных документах ввели власти немецкого Ганновера. В частности чиновники заменили «учительниц» и «учителей» на «обучающих». Жители англоязычных стран используют police officer (офицер полиции) вместо policeman и policewoman (полицейский и женщина-полицейский) и firefighter (пожарный) вместо fireman (пожарный).

Ранее то же самое сделали власти городов Франции, а шведы в начале 2000-х и вовсе добавили в язык неопределённое местоимение «hen». Сегодня его можно встретить в шведских книгах и официальных документах. В России языковеды также задаются вопросами о необходимости использования гендерно-нейтральных слов, но на деле подобные предложения не идут дальше научных статей.

В российской журналистике пример введения гендерно-нейтрального словаря — это использование феминитивов, о правомерности которых спорят все кому не лень. Наезжать на «женские» слова уже пытались стендапер Данила Поперечный, а за ним и блогер Илья Варламов. В обоих случаях вышли огненные скандалы, которым не было конца.