Почему россияне не прививают детей. Как живут антипрививочники и из-за чего они отказываются от вакцин

Почему россияне не прививают детей. Как живут антипрививочники

О них создают интернет-комиксы и мемы, клеймят на телевидении и в социальных сетях, обвиняют в начале эпидемий. Но всё дело в том, что они не доверяют медицине и боятся последствий прививок. Medialeaks рассказывает, кто такие антипрививочники и что стоит за их решением отказаться от вакцинирования.

Сторонники массовой вакцинации объясняют её необходимость простой логикой: массовая вакцинация нужна, чтобы не допустить критического числа непривитых людей, которое может привести к эпидемиям. Это убеждение известно под термином «коллективный иммунитет» — способность общества противостоять болезням. Считается, что чем больше людей привито, тем коллективный иммунитет выше.

В России по закону все прививки делают детям добровольно, по согласию родителей. Но в связи с участившимися отказами от прививок в ноябре 2018 года Минздрав начал дорабатывать законопроект о запрете на публичные призывы против вакцинации. Всё ради сохранения коллективного иммунитета.

Почему люди не делают прививки. Мнение антрополога

Бояться делать прививки — совершенно естественно, уверена Анна Ожиганова, научный сотрудник Центра медицинской антропологии Института этнологии и антропологии РАН. Потому что это страшно, непонятно и связано с болезнями. Люди сопротивлялись вакцинации, начиная с 1796 года, когда английский врач Эдвард Дженнер создал вакцину против оспы.

В России антипрививочное движение изучено плохо, и сколько детей сейчас не привито, сказать сложно. Антипрививочники руководствуются одной причиной — забота о здоровье детей, которым, по их мнению, прививки могут принести вред, снизить иммунитет или вызвать осложнения. Но все родители разные, и действуют они по-разному.

Кто-то не делает прививки в обычных поликлиниках, а делает в платных медцентрах; кто-то боится использовать отечественные вакцины, но не боится — импортные. Некоторые отказываются от БЦЖ (вакцины против туберкулёза), но прививают от полиомиелита. Кто-то не прививает детей на первом году жизни, но делает это позже. Анна Ожиганова, антрополог

Бывает, что и врачи самостоятельно продвигают идеи отказа от вакцинации, заявляя, что прививки опасны, вредны или бессмысленны. Или просто соглашаются с родителями и подделывают медицинские справки. В итоге Ожиганова отмечает, что антипрививочное движение, по её мнению, — это результат недоверия медицине. Если человек в целом доверяет медицине, он будет делать прививки.


Кого и почему слушают антипрививочники. Негласные лидеры движения

На мнение родителей влияют и популяризаторы антипрививочного движения, которые просто и доступно (в отличие от большинства врачей) объясняют научные термины, рассказывают о личном опыте. Сейчас специалисты выделяют как минимум троих людей, которые активно отстаивают свою точку зрения. Это советский вирусолог Галина Червонская, гомеопат Александр Коток и блогер Антон Амантонио.

В антивакцинаторском движении особое место занимает 81-летняя вирусолог Галина Червонская. Она участвовала в создании первых отечественных вакцин против полиомиелита и около 12 лет отработала в НИИ стандартизации и контроля медицинских биопрепаратов. С 80-х годов публично выступает на тему прививок, а также публикует статьи и книги. Её критикуют за банальные мысли, перемешанные с фактами и вымыслом насчёт теорий заговора. А также ставят в вину массовый отказ от прививок против дифтерии, который привел к эпидемии в начале 90-х. 

Ещё один популяризатор, российский гомеопат Александр Коток, из околонаучных кругов, больше сконцентрирован на книгах. В прошлом он эмигрировал в Израиль, откуда продвигает свои идеи о вреде вакцинации. В начале нулевых выпустил несколько книг о прививках для думающих родителей, а также о беспощадной иммунизации. Книги были переведены в Болгарии, Польше, Словакии, Украине и Чехии. Материалы публикует на своём сайте «1796 гомеопатия и прививки» и в группе фейсбука. Периодически призывает нападать на врачей, с которыми не согласен.

Также люди следуют и за популярными личностями. Например папа-блогер Антон Амантонио — один из новых апологетов критики вакцинации, активно использующих соцсети. У него нет медицинского образования, но есть жена-врач. Амантонио считает, что прививки на несколько порядков опаснее болезней, от которых они должны защищать. Основывается на научных исследованиях, публикует посты в инстаграме (с июня 2018 года набрал более 100 тысяч подписчиков) и в ЖЖ, ведёт свой сайт. На нём, а также в инстаграме, он пишет, что прививки могут быть опасны, потому что их полезность не ставится под сомнение и не исследуется.

Почему ненависть к антипрививочникам не решит ситуацию с вакцинацией

По мнению журналистки и писательницы Анны Старобинец, чей пост вызвал дискуссию на эту тему в фейсбуке, «..мы совершенно упускаем из виду, что они [антипрививочники] искренне воспринимают прививки как конкретное, индивидуальное зло», а также что ненависть в их сторону недопустима. Потому что это работает совсем наоборот, призывая родителей сомневаться в принимаемых решениях. Старобинец уверена, что ситуацию могут изменить только просветительская деятельность и уважительная общественная дискуссия.

«Даже курильщики и наркоманы не подвергаются такой единодушной дегуманизации, как антипрививочники», — пишет в своём материале в защиту антипрививочников врач Артемий Охотин. Он сравнивает ситуацию в России с атеистической пропагандой первых десятилетий советской власти, когда отрицалось право верующих на другую точку зрения. И говорит, что антивакцинаторы в этой парадигме не просто неправы, они «не имеют права быть неправыми».

Массовой вакцинации проще всего добиться в тоталитарных обществах. Но так выходит, что в тоталитарном обществе в нагрузку к надёжной системе охраны общественного здоровья идёт неуважение к свободе личности, а часто и к жизни этой личности (…) Здоровье человека не может быть ценнее самого человека. Если мы заботимся о здоровье, то придётся уважать и человека, и даже его свободу распоряжаться своим здоровьем и здоровьем своих детей. Здесь многие возразят, что дети не принадлежат родителям как вещь. Но государству, особенно такому как наше, они принадлежат ещё меньше. Артемий Охотин, врач

Охотин уверен, что если мы хотим, чтобы дети не умирали от кори, надо перестать ненавидеть и понять, почему любящая мама не хочет вести ребёнка в поликлинику, почему она не доверяет медицине.

Почему мамы не прививают детей. Истории женщин, которые неоднозначно относятся к вакцинации

Мария Витушкина, мама четырёх детей, кандидат биологических наук и вирусолог

Около 10 лет назад я свято доверяла врачам, и у меня не было причин им не верить. Первого ребёнка, дочку, мы привили от всего, что полагалось по прививочному календарю. А потом, когда родились двойняшки и была реанимация, врачи вдруг сказали «Погодите-погодите, они же слабенькие, не надо прививать». Тогда я задумалась: а почему мне раньше никто не говорил о подобном. Не донёс мысль, что прививки не всегда полезны, особенно если иммунитет слабый.

После этого Мария начала читать научные публикации про иммунитет и прививки, советоваться с разными врачами. Двойняшек она уже прививала выборочно, а четвёртому ребёнку сделала прививку БЦЖ (вакцина против туберкулёза), но начались осложнения: пошла экзема по всему телу. После анализов причину экземы врачи так и не установили, хотя в личной беседе признали, что это может быть из-за прививки.

Официально в России принято отрицать, что у вакцинации могут быть негативные последствия, я с этим столкнулась лично. Во Франции, например, БЦЖ не делают и считают её малоэффективной, а также дающей осложнения. После этого я начала предельно внимательно изучать каждую детскую болезнь, исследования и эксперименты по разным темам. И теперь делаю вывод по каждой прививке отдельно, решая, нужна она или нет. Но отговаривать прививаться я никого не буду, это личная ответственность родителя за своих детей.

Мария Витушкина осознаёт, что в итоге позиция, к которой она пришла благодаря личному опыту, может показаться кому-то этически спорной. Ей хотелось бы, чтобы все вокруг прививались, а коллективный иммунитет рос. Но в случае своих детей, зная, что они находятся в привитом сообществе, она не понимает, зачем им нужна вакцина. И не будет их прививать. Но, конечно, это не касается объективно опасных болезней, таких как, например, дифтерия.

Мария Цирулева, мама двоих детей и филолог

Когда мы жили в России в 2012-2016 годах, я почти не прививала своих детей. Главным образом из-за их аллергии — я просто боялась что-нибудь «добавить». В роддоме врачи посоветовали не ставить прививок, ну и пошло-поехало. Потом в районной поликлинике нам встретился невролог-антипрививочник, от него я услышала про страшные последствия от АКДС (вакцина против дифтерии, столбняка и коклюша). Поймите, я была сомневающимся родителем: врачи говорили разное.

Мария не знала, кому верить, и боялась всего. А потом начала читать гомеопата-антипрививочника Александра Котока и стала бояться ещё больше. В её случае большинство педиатров выступали за прививки, давили и вставали в воинственно-ожесточённую позу, когда узнавали, что семья не прививается. Она думает, что если бы врачи всё рассказали взвешенно, результат был бы иной. В итоге первому ребёнку всё равно сделали прививку БЦЖ и две прививки АКДС, но потом перестали. Второго ребёнка не прививали с рождения, а первую прививку сделали около трёх лет уже в Германии. Тогда же продолжили прививать и первого ребёнка.

Когда переехали в Германию, то я удивились, что никакого давления от врачей по поводу вакцинации нет. В детский сад и школу не требуют медицинские карты и не спрашивают ни про одну прививку. И мне стало проще принять сознательное и взвешенное решение, когда вокруг нет истерии, давления и осуждения. Когда каждый сам себе хозяин. Делаешь прививки — хорошо, не делаешь — тоже хорошо, никому нет до этого дела. Кроме этого, тут хорошие, качественные вакцины. И как-то сразу стало меняться отношение к этому вопросу.

Прививать своих детей или нет — выбор, который остаётся ответственностью родителей. Но для того, чтобы его сделать, им важна открытая информация и статистика по всем вакцинам и осложнениям, которые могут быть у ребёнка. А также ценна просветительская позиция врачей, без давления — «надо, иначе умрёте» — и агрессии. И тут нужно не заставлять, а именно убеждать людей в пользе вакцинации. Иначе, сомневаясь и паникуя, они будут склоняться к тем источникам информации или популяризаторам, которые им кажутся понятными, безопасными и верными.

Несмотря на попытку понять антипрививочников, надо признать, что количество заболевших корью за последние месяцы неуклонно растёт как в России, так и во всём мире. На фоне вспышек болезни идут жестокие споры между противниками вакцинации и её сторонниками. К чему же может привести прививка и кого обвиняют в эпидемии кори?

Ещё один спор насчёт прививки — это история конкурсантки Евровидения от России Юлии Самойловой, которая ездит в инвалидном кресле. Она всем рассказывала, что её болезнь вызвана неправильно сделанной прививкой от полиомиелита в детстве. Но всё оказалось не так.

Читайте на MedialeaksБританка придумала, как без монеты взять тележку в магазине. Но у россиян нашёлся более прогрессивный способ
скопировать ссылку

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!