Когда политика реально достала. Американец изолировал себя от всех новостей мира и живёт так больше года

Эрик Хагерман из Огайо после победы Дональда Трампа на президентских выборах в США решил оградить себя от любых новостей. Бывший руководитель высшего звена Nike живёт на ферме, создаёт скульптуры и удерживает информационную блокаду. Даже в любимой кофейне Эрик надевает наушники и слушает в них белый шум. Он очень доволен своим экспериментом и утверждает, что давно не чувствовал себя лучше.

Когда президентом Америки стал Дональд Трамп, Эрик воспринял эту новость очень тяжело. Но он придумал решение, сочетавшее в себе молчаливый эксперимент, способ свыкнуться с этим событием и экстремальный способ заботы о своих эмоциях. Он поклялся не узнавать ни о чём, что произойдёт с Америкой после 8 ноября 2016 года, пишет New York Times.

Это было не так, как если бы я пытался просто не замечать Трампа или сменить тему. Это скорее как если бы я был вампиром и один фотон, связанный с Трампом, мог обратить меня в пепел.

С тех пор прошло уже больше года. Эрику сейчас 53, и он, возможно, знает о текущих событиях в мире меньше любого взрослого жителя США. Мужчина игнорирует не только новости, связанные с 45-м президентом страны, но и всё, что имеет широкий общественный резонанс. Эрик не знает ни об интригах вокруг Насти Рыбки и Алекса Лесли, якобы способных доказать связь между Трампом и российской элитой, ни о стрельбе в Лас-Вегасе, ставшей трагедией национального масштаба. Он просто живёт на своей ферме и создаёт скульптуры. Ему бывает скучно, но скука не мешает наслаждаться жизнью без неприятных новостей.

Эксперимент Эрика начинался с отказа от СМИ и соцсетей, но очень быстро стало ясно, что этого недостаточно. Постоянно возникал риск узнать о каких-то событиях от друзей или из случайного разговора незнакомых людей. Но Эрик был настроен серьёзно и нашёл способы избегать и этого. Эксперимент, который изначально должен был длиться всего несколько дней, продолжается до сих пор.

Я чувствую себя более эмоционально устойчивым, чем когда-либо прежде. Десятилетиями я следил за новостями, но всё равно ничего с этой информацией не делал.

В какой-то момент Эрик понял, что не хочет выходить из этого состояния, и решил придумать название своему эксперименту. «Эмбарго» звучало как что-то временное, а название «Бойкот» показалось Эрику слишком плаксивым. В итоге он остановился на варианте «Блокада».

Осуществить Блокаду было бы очень сложно, если бы не то, как складывалась вся прежняя жизнь Эрика. Он успел поработать в таких компаниях, как Walmart и Disney, а затем получил должность в высшем руководстве Nike. Хагерман работал по 12-14 часов в сутки, пока наконец не накопил достаточную сумму денег для радикальной смены образа жизни. Три года назад Эрик купил себе ферму, поселился там и стал делать абстрактные скульптуры, которые иногда продаёт частным коллекционерам.

За тем, чтобы он не испытывал трудностей с деньгами, следит финансовый советник, управляющий инвестициями Эрика в Сан-Франциско. По словам Хагермана, он получает от него квартальные отчёты, но выбрасывает их, не читая.

При этом Эрик не стал полностью изолировать себя от людей: в таких условиях было бы слишком скучно. Это продемонстрировали учёные, прожившие под одним куполом восемь месяцев — после странного эксперимента они хотели побыстрее вернуться в общество. Каждое утро Эрик отправляется в ближайший город Атенс, штат Огайо, и заходит в любимую кофейню, где заказывает латте с цельным молоком. Он старается приезжать пораньше, чтобы в кофейне было мало посетителей и не появился риск случайно увидеть новостные заголовки у кого-нибудь в телефоне или планшете.

Чтобы не услышать случайные разговоры, Эрик часто надевает наушники и слушает белый шум (раньше слушал музыку, но между песнями проступали обрывки чьих-то фраз). Сотрудники кофейни знают о Блокаде и иногда болтают с мужчиной, тщательно выбирая темы для обсуждения.

А вот ближайшие друзья Эрика долго не могли привыкнуть к тому, что с ним теперь нужно общаться по-новому. Париназ Вахабзаде, его близкая подруга из Nike, после избрания Трампа наоборот стала больше интересоваться политикой, особенно актуальной для неё проблемой миграции. Она считала Блокаду шуткой и первое время пыталась разговорить Эрика на эти темы. Тот сопротивлялся и в конце концов написал ей недовольное сообщение.

Я теперь официально сержусь на тебя. Как ты очень хорошо знаешь, я не желаю слышать о текущих событиях. Я знаю, что ты несогласна с моими желаниями, но я ожидаю, что ты будешь их уважать.

Сестра Эрика, Бонни, живёт в Шарлоттсвилле — городе, где в августе 2017 года прошли акции протестов правых радикалов и белых националистов против демонтажа статуи генерала Роберта Ли, воевавшего за силы Конфедерации во время Гражданской войны. Протесты были одним из самых обсуждаемых событий прошлого года, но Эрик ничего о них не слышал, и ни с чем, кроме сестры, город для него не ассоциируется.

Читайте на Medialeaks: Хаски оставили на жутком пожаре в США. Он прошёл через ад и выжил, но теперь вовсе не похож на свою породу

Кроме сестры у Эрика есть брат-близнец по имени Крис. Он руководит технологической компанией в Сан-Франциско, и иногда Эрик приезжает к нему в гости. На время его пребывания телевизор держали выключенным, а газеты прятали. Некоторые друзья семьи Криса, повидавшиеся с Эриком, даже позавидовали его образу жизни.

У Блокады Эрика есть несколько исключений. Он следит за художественными ревью в журнале «Нью-Йоркер», но всегда как можно быстрее пролистывает обложку, на которой бывают политические карикатуры. А ещё он смотрит каждую игру любимой баскетбольной команды, но только в беззвучном режиме.

Эрик работает над одной из скульптур в своей мастерской

Некоторые новости всё-таки пробиваются через Блокаду. Однажды Эрик случайно увидел газету с лицом Ким Чен Ына и понял, что произошло что-то, связанное с Северной Кореей. В другой раз он услышал фрагмент разговора о системе здравоохранения Obamacare и понял, что это обсуждаемая в США тема (так и есть — Дональд Трамп начал попытки отменить реформы Барака Обамы в медицине почти сразу после избрания). А однажды его брат был вынужден рассказать ему о взломе информационной системы бюро кредитной истории Equifax, поскольку это могло касаться счетов самого Эрика.

Единственное, что не устраивает Эрика в Блокаде — это моральная сторона вопроса. Иногда он чувствует себя виноватым в том, что отстранился от жизни общества и не участвует в ней как гражданин. Но он хочет исправить свою вину, оставив после себя что-то хорошее, какой-то вклад в американское общество.

Прошлым летом Эрик купил территорию бывшего угледобывающего карьера, который сейчас превратился в озеро. Он нанял ландшафтного дизайнера и эколога и теперь с его помощью восстанавливает там первозданную экосистему. Когда работа будет завершена, он собирается передать эту территорию штату.

Некоторые люди меняют свой образ жизни не менее радикально, чем Эрик — например, бросают всё, чтобы путешествовать по всему миру вместе с детьми или уходят с работы, чтобы собирать бутылки с посланиями на пляжах. Но Блокада Эрика — задача даже более сложная, и без надёжной возможности вести стабильную жизнь вдали от большей части общества вряд ли он бы смог продержаться так долго. Так считает и сам Эрик, и члены его семьи.