«Я монархист, и с чего бы я стал либеральничать?»

В минувший четверг на встрече Владимира Путина с литераторами произошел скандал: правнук Достоевского сказал, что его прадед отсидел на каторге за дело, и современным заключенным по «болотному делу» посоветовал стать гениями через страдания, а «не пиариться» в тюрьме. Слова 68-летнего Дмитрия Достоевского вызвали бурю критики и негодования, общественность решила, что он опозорил своего великого предка. Medialeaks поговорил с правнуком Федора Михайловича о том, какой смысл он вкладывал в сказанное, о его отношении к Владимиру Путину и Pussy Riot.

Дмитрий Андреевич, расскажите, пожалуйста, как вы попали на встречу. Зачем вы лично пошли на это собрание, чего от него ждали?

Мне позвонил Владимир Ильич Толстой и, рассказав идею и концепцию литсобрания, спросил, желаю ли я поддержать их с Натальей Дмитриевной Солженициной инициативу (официально сообщается, что литсобрание было проведено по инициативе потомков писателей, а не Кремля — прим. Medialeaks). Я согласился и отослал свою подпись под обращением. Я сам давно заметил, что наблюдается падение интереса к чтению книги и особенно классиков, а также падение грамотности молодёжи. Толстой объяснил, что будут приглашены все люди, занимающиеся словесностью, от ученых до библиотекарей.

Скажите, пожалуйста, выступления присутствовавших с кем-то согласовывались или были экспромтами? Скажем, не полностью текст, а, может быть, тема… Сценарий у мероприятия был?

Сценарий был только в тематике обсуждений на секциях. Работа на секциях была в первой половине дня, до пленарного заседания, на котором присутствовало «высокое лицо». Я стал свидетелем откровенных дебатов и жарких споров лиц, давно желавших высказаться по той или иной теме.

Вы сказали, вам еще на собрании с писателями стало понятно, что ваши слова о каторге вызвали критику. Вам кто-то конкретно что-то говорил? Какая была атмосфера?

На пленарном заседании мы, потомки известных писателей, были приглашены в президиум, и у каждого был микрофон. Вел заседание В. И. Толстой, на правах помощника президента по культуре. Были микрофоны и в зале, к которым мог подойти любой желающий, чтобы высказаться на всю более чем полутысячную аудиторию. Замечу, что Толстым было предложено высказываться только по заявленной теме литсобрания. Когда была одним писателем поднята тема «болотных сидельцев» (о заключенных заговорил Сергей Шаргунов — прим. Medialeaks), мне показалось это бестактным, игнорирующим желание других высказаться по заявленной теме. Слова о безвинно пострадавших вызвали во мне протест, и я попросил слово, чтобы высказать свое мнение. Я напомнил о каторжном периоде Достоевского. Смысл моей реплики был в том, что после каторги он написал книгу об этом периоде без брюзжания и обид. То есть он реабилитировал себя этим. К тому же, он имел время пересмотреть некоторые свои взгляды, создав предпосылку к написанию своего гениального пятикнижья. Я не призывал сидельцев стать гениями, просто хотел, чтобы они не озлобились и использовали эту ситуацию себе во благо. Я не слежу пристально за «болотным делом», но оно мне, как и другим, навязывается. Люди арестованы по недавно принятому закону, напомню, что на Западе нападение на полицию карается куда строже.

ЧТО ПРОИЗОШЛО НА ЛИТСОБРАНИИ ==>

Сводить диссидентское дело только к акценту на посадки — это значит провалить его. В Индии Ганди призвал к мирному сопротивлению и победил. Реакция зала на мои слова была разной, кто-то поддержал, а кто-то освистал. Я, как и мой предок, человек эмоциональный, многое принимаю сердцем и должен был высказаться. Мне кажется, что помимо людей, выполнявших чей-то заказ, под арест попали люди просто сбитые с пути. Я искренне желал им использовать эту ситуацию для раздумий, с теми и туда ли они идут.

Как вы думаете, почему ваши слова были восприняты в штыки? Почему люди ждали от вас других слов и другой реакции на «болотное дело»? Все ждали, что вы будете очень либеральны.

Я бы не сказал, что мои слова были приняты в штыки. Еще раз повторяю, что реакция была разной. По своим убеждениям я позиционирую себя монархистом, и с чего бы я стал либеральничать? Как говорил писатель: «Через большое горнило сомнений моя осанна прошла». Начав с интереса к демократическому преобразованию страны, я пришел к мнению, что наиболее логичен для нас путь к самодержавию, на том и стою.

Дмитрий Андреевич, вы хорошо знакомы с нюансами «болотного дела»? Среди фигурантов этого дела есть доктора наук, молодые родители, бизнесмены, Сергей Кривов два месяца голодал. Вы считаете, этих людей не должно коснуться помилование, они должны сидеть в тюрьме?

По логике вещей они преступили закон и должны понести наказание, но если так сложится, что они будут помилованы, то буду этому рад. Достоевский тоже был был помилован и потом заявил себя на века.

Вы сказали, что некоторые «пиарятся в тюрьмах». О ком конкретно вы говорили и можете ли поподробней рассказать, что вы имели в виду?

Никого конкретно я не имел в виду, но наблюдая, с какой радостью протестующие лезут в «воронок», я сделал этот вывод. «Чтобы писать, надо пострадать» говорил Достоевский. В принципе это желание пострадать течет у нас в крови, но пострадать на благо, а не по «хулиганке». Тут и встает вопрос, а выдержат ли они. Любая тюрьма и в прошлом и сейчас это несвобода и унижение.

Что вы думаете об акции девушек из Pussy Riot? Обе осужденные имеют малолетних детей. Справедливо ли их наказание?

Да, справедливо. Они предали вечное — материнство, ради сиюминутного скандала. На Руси издревле самым тяжелым грехом считалось святотатство, и я молюсь за них, чтобы в конце жизни они стали бы монахинями.

 После вашего выступления в СМИ и блогах  стали писать, что вы, извините за такие слова, но пытались своей речью о каторге сделать приятное Владимиру Путину. Мол, посмотрите, Дмитрий Достоевский метит в депутаты, как минимум, пишут в соцсетях. Расскажите, как вы относитесь к Владимиру Путину? Как оцениваете его работу на посту президента?

Вот уж чего во мне нет, так это стремления к власти. Скорее, как монархист я готов всецело подчиниться царю-батюшке, Божьему помазаннику. К Путину отношусь разнообразно, в его служении что-то я поддерживаю, что-то отрицаю, но всегда помню, что это тяжелая работа, которую не каждый выдержит.

Дмитрий Андреевич, ваша семья особенная, это не просто обычная российская семья. Скажите, государство вас поддерживает? Может, вам выплачивается особенная пенсия?

Моя семья особенная прежде всего тем, что она многодетна. У меня четверо внуков, и мы живём и стар и млад в мире и согласии вместе. Я с детства не ждал помощи за мою «громкую» фамилию. По трудовой книжке у меня 21 профессия, и с таким багажом умений я не пропадал и не пропаду.

Во время встречи с писателями вы не раз подходили к президенту и между вами был личный разговор. Можете ли вы сказать, о чем шла речь? Путин ничего не сказал вам о ваших словах о каторге?

Я только один раз подошел к Путину во время заседания, боясь, что он уйдет. Я хотел с ним поговорить о своей многолетней мечте. Он согласился. В конце он, проходя мимо меня, пригласил на беседу. Я рассказал ему, что ещё с 2006 года — года 500-летия рода Достоевских — мечтаю организовать «славянский собор» и, как говорил Достоевский, пригласить «лучших людей» трех наших, теперь разъединенных, славянских стран. Мне кажется, собравшись без чиновников, эти представители наконец-то обсудят причины нашего разъединения и, дай Бог, придут к какому-то решению. Президент с одобрением отнесся к моему решению и предложил начать работу над этим проектом совместно с Толстым. Даже если мы не придем к политическому решению, то, думаю, эта встреча будет полезна для восстановления наших прерванных этнических и культурных связей.

Дмитрий Андреевич, в сети ходит мнение, что вы «опозорили» своего великого прадеда. «Достоевский устал крутиться в гробу от красноречия своего потомка» — извините, привожу одну из цитат. Что бы вы сказали на все это?

Не думаю, что я «опозорил» предка. Скорее наоборот, я мистически ощущаю его поддержку там, с небес. Кстати, мне многие говорили, что тоже чувствуют его внимание. Ничего позорного я не вижу. Я просто высказал свое мнение, идущее вразрез с мнением некоторых людей, то же самое происходило и с Федором Михайловичем. Кстати, помимо прадеда, я получаю множество слов поддержки и от реальных людей.

Дмитрий Андреевич, вас называют «правнук Достоевского», потомок «Достоевского». Кем был ваш прадед, всем известно и всем понятно. Скажите, кем является Дмитрий Достоевский?

Повторюсь, я, как и мой прадед, эмоциональный и переживающий сердцем человек. Патриот своей родины, желающий ей блага и мирного решения наших затруднений. Если закончить весело, то добавлю — я такой же сластена, курильщик и азартный человек, каким был Федор Михайлович Достоевский.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!