Ходорковский рассказал о своем освобождении

Михаил Ходорковский дал свои первые после выхода на свободу интервью. В них он рассказал подробности своего освобождения, каждый раз подчеркивая, что написал прошение о помиловании, но не признавал своей вины.

«Мои адвокаты мне передали, что решение о помиловании может быть принято. И что признания вины как условия освобождения — передо мной не ставят. Это была ключевая проблема, начиная с медведевских времен. Для меня написать прошение о помиловании было абсолютно не критично. Суд (по второму делу — прим.Medialeaks) был постановочным, и все это прекрасно понимали. В ответ на одну липовую бумажку написать другую липовую бумажку — никакого морального дискомфорта я бы от этого не испытывал… И в этой липовой бумажке была только одна не липовая проблема — признание вины. Потому что, как только я пишу, что признаю вину, куча уважаемых мною людей попадают в очень тяжелую ситуацию, фактически любой человек, ранее работавший в ЮКОСе, становится уязвимым. В этот раз мне сказали: не надо писать признание вины», — заявил Ходорковский в интервью журналу The New Times.

ЧТО ЖДЕТ ДРУГИХ ПОЛИТЗЕКОВ==>

На вопрос, ставили ли ему условия «не заниматься политикой, не финансировать оппозицию, о Навальном ни одного хорошего слова и так далее», он ответил, что нет.

«Нет, не было. Я написал в своей бумаге то, о чем раньше не раз говорил публично: я не собираюсь заниматься политикой и не собираюсь бороться за возвращение активов», — сказал Ходорковский.

Бывший олигарх признался, что готов вернуться в Россию, но боится, что во второй раз его не выпустят за границу.

«Но с объективной точки зрения я вернусь только в том случае, если буду уверен, что смогу выезжать при необходимости. В нынешней моей семейной ситуации — это главное условие», — сказал он.

Известно, что мать Ходорковского больна и проходит курс лечения в Берлине. Сейчас ее выписали из больницы, но ей необходимо вернуться в стационар через несколько месяцев.

Ходорковский также рассказал о том, что узнал о своем помиловании из выпуска новостей по телевизору.

«Сначала я услышал по радио то, что Путин сказал про третье дело. Меня это, конечно, очень порадовало, потому что я, честно сказать, думал, что у меня на совести еще 15 человек повиснет. То, что он сказал в конце (о том, что готов помиловать Ходорковского), по радио не говорили. Потом телевизор включили в районе шести часов, и вот это мы все и услышали», — рассказал бывший заключенный.

ДЕСЯТЬ ЛЕТ НЕВОЛИ ХОДОРКОВСКОГО==>

Ходорковский рассказал и о том, как оказался в Берлине:

«Мы прилетаем в Санкт-Петербург, они говорят, эти ребята, которые со мной летели: вот вам паспорт. И дают мне паспорт заграничный. Надо расписаться. Я расписываюсь в этом паспорте. Прямо в самолете. Затем забрали паспорт, пошли, поставили вылет, вернули мне паспорт с вылетом уже из РФ. А я сидел в этом самолете, ждал».

«За 10 лет я превосходно научился понимать, какие у кого полномочия и кто принимает решения. По мне решение принимает один человек. Все 10 лет. Один человек. Все остальные в пределах этих глобальных решений могут пять копеек добавить или убавить», — подытожил он.

Пока неизвестно, сколько времени Михаил Ходорковский пробудет в Берлине. Он уже встретился со своей мамой, супругой и сыном Павлом.
Позже в воскресенье Ходорковский даст пресс-конференцию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!