Полный Голодец. Люди рассказали чиновнику о медицине в РФ

Бурю возмущения вызвало заявление  вице-премьера по социальным вопросам Ольги Голодец, советовавшей лечиться на родине, а не за границей. Больные, сотрудники фондов и журналисты пытаются объяснить чиновнику, что для лечения в России тоже требуются непомерные суммы, а зачастую надежду на спасение дает только западная медицина.

Ответственная в правительстве за социальную сферу и медицину Ольга Голодец  в минувшее воскресенье во время осмотра центра педиатрии и детской хирургии в Москве, объявила, что российская медицина «часто» оказывается лучше зарубежной, и предложила начать мониторинг благотворительных фондов, собирающих для россиян средства на оплату лечения на Западе.

«Мы построили свою медицину, мы говорим уверено, что практически вся высокотехнологичная помощь сегодня может быть оказана в РФ. Мы знаем, что часто по результатам она оказывается на уровне выше европейского», — пояснила вице-премьер.

Это вызвало настоящий шквал критики на фоне уже наделавшего шуму  заявления спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко, утверждавшей на прошлой неделе, что запрет на лечение за рубежом для высших чиновников — это нарушение Конституции.

Наиболее популярным ответом стало письмо Голодец от онкобольного Антона Буслова, отправленного домой «умирать» в России, но вылечившегося в США.

«Так вышло, что в 2011 году у меня нашли лимфому Ходжкина. Это такое очень простое онкологическое заболевание, и в большинстве случаев его отлично вылечивают в России. Так что я лечил его в России в РОНЦе, пока в 2012 году мне не сказали, что вылечить меня не удастся. Чуть больше двух лет назад меня перевели на метрономную терапию со сроком дожития полтора-два года и отправили домой умирать. Так вышло, что я все же решил попробовать выжить. Тысячи человек скинулись на это дело небольшими деньгами, пресловутые фонды посоветовали клинику (денег на взрослых пациентов, знаете, у них обычно не очень есть)… ну, в общем, немного забавная история там вышла, но меня вылечили в США», — пишет Буслов в своем блоге.

Антон Буслов просил распространить «Личное письмо Голодец» в сети. В итоге уже сейчас около 10 тысяч лайков в Facebook .

Известный журналист Валерий Панюшкин утверждает, что деньги нужны для лечения детей не только на Западе, но и в России, этим и занимается его благотворительный фонд.

«Всякий раз, когда вице-премьер Ольга Голодец произносит слова «благотворительный фонд», я чувствую себя диверсантом каким-то. Я чувствую, что создаю государству проблемы… Я занимаюсь сбором благотворительных денег для больных детей больше пятнадцати лет… Мне приходилось собирать деньги на то, чтобы отправить детей с пороком сердца оперироваться в Берлин (подобные операции — да, делают в России)… Но в большинстве случаев я собирал деньги на лечение детям в России… «Русфонд», для которого я работаю, большую часть собираемых им денег тратит в России, на лечение детей в российских клиниках. Как правило, мы не столько детей везем лечиться за границу, сколько из-за границы в Россию везем новые технологии, чтобы лечить детей здесь»,  пишет журналист.

История Антона Буслова такова, как и многих других тяжело больных в России. Даже если болезнь вовремя диагностировали и лечение прошло более или менее успешно, то уже на этапе выхаживания больного российская медицина не справляется. Об этом же писал журналист Рен-ТВ Роман Супер в тексте про лечение своей жены от рака. Лечение проходило в Москве, но стоило очень больших усилий и связей.

«…говорить о том, что у нас не лечат от рака, — значит врать. Но. Говорить о том, что в России можно успешно лечиться от рака без блата, — значит тоже врать. Говорить о том, что каждый заболевший раком россиянин может с улицы и бесплатно попасть к специалисту в хорошую, то есть московскую или питерскую, клинику, — значит повторять лживую мантру за министерством здравоохранения… Но сразу после окончания лучевой терапии со всей силы нужно понимать: облучённые пушкой зоны вашего организма вам этого так просто не оставят. Могут начаться серьёзные проблемы с сердцем, эндокринной системой, суставами, кожей — да со всем, что во время уничтожения рака уничтожилось заодно. Впереди вообще ещё много неприятностей. Имейте, например, в виду, что ваша реабилитация после лечения онкологии и качество вашей дальнейшей жизни не волнуют абсолютное большинство (даже самое талантливое и гениальное) российских онкологов. Всё, что происходит с вашим вылеченным и разрушенным телом, — теперь ваша проблема. Российские онкоцентры расставляют приоритеты по-своему. Живы — и это главное».

Критиков чиновника также задело высказывание Голодец о том, что «построили свою медицину, мы говорим уверено, что практически вся высокотехнологичная помощь сегодня может быть оказана в РФ».

«Медицину нельзя построить. Нельзя построить медицину раз и навсегда и успокоиться. Медицину можно только строить все время, постоянно совершенствовать. Мировая медицинская наука развивается очень быстро… Каждый год, каждый месяц, даже в тот самый миг, когда какой-нибудь чиновник говорит: «Мы построили свою медицину», где-нибудь в мире — в Европе, в Америке, в Японии — появляется какая-нибудь новая медицинская технология, которой в России нет», — пишет Валерий Панюшкин.

Сюжеты

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!