«Системное насилие». Ученица элитной школы № 57 назвала имя учителя, уволенного за романы с девочками

Пользователи фейсбука обсуждают ситуацию в элитной московской школе № 57, где один из учителей в течение многих лет заводил романы с ученицами, но никто из знакомых с ситуацией ничего не предпринимал. И даже сейчас раздаются просьбы спустить всё на тормозах. Спустя сутки стали появляться подробности: ученики назвали имя учителя — им оказался учитель истории Борис Меерсон, а администрация школы в комментарии Medialeaks подтвердила, что он был уволен.

Всё началось с поста журналистки Екатерины Кронгауз, которая 29 августа рассказала в фейсбуке об учителе истории, который работал в одной из московских школ 16 лет и на протяжении всего этого времени «крутил романы» с ученицами. Дважды она хотела сообщить об этой ситуации — сначала для «Большого города», затем для журнала Gala, — но каждый раз коллеги, каким-либо образом связанные с этой школой, просили не выносить сор из избы. В итоге сейчас кто-то собрал все доказательства и добился увольнения учителя.

И он больше не работает в школе. И это хорошо, даже при том, что он был хороший учитель для всех, у кого не было с ним романа. Потому что нехорошо спать с девочками-школьницами, если ты взрослый их любимый учитель. И хорошо, что этого в школе не будет больше. И плохо, что, может, будет в другой школе. И дай-то Бог, чтобы в разных школах, где есть такие же истории, о которых все знают десятилетиями, тоже нашлись люди и силы — потому что, ну ё-моё, ну это ж зависимые от тебя дети, даже если у них грудь выросла немножко и гормоны.
екатерина кронгауз
журналист

Пост начал распространяться в фейсбуке: ситуация, когда все родители были в курсе, но просили ничего не предпринимать, многим показалась дикой. Кронгауз не назвала ни фамилию учителя, ни школу, но её номер быстро вычислили. Ей оказалась 57 школа, расположенная в центре Москвы и имеющая репутацию учебного заведения для детей столичной интеллигенции.

В комментариях к посту Кронгауз дважды промелькнула фамилия одного из учителей 57 школы — судя по информации на странице, удалённой с сайта учебного заведения, Борис Меерсон работал там с 1990 года.

Спустя сутки имя Меерсона всё-таки прозвучало открыто — от бывшей ученицы Надежды Плунгян. Именно она была той самой девушкой, с которой Кронгауз разговаривала для статьи в журнале Gala (она так и не вышла по просьбе директора школы).

По следам поста Кати Кронгауз напишу про 57 школу и про историка Бориса Меерсона, которого (внезапно) больше нет на школьном сайте. Я думаю, что разрастающееся и системное насилие над ученицами в старших классах, которое происходило больше 15 лет, дошло до своей финальной фазы. Думаю, школа в таком виде должна прекратить своё существование. Здесь нечего сохранять. Здесь нет никаких «традиций», кроме видимой всем традиции переступать через учеников, чтобы сохранить рабочие места, «несмотря ни на что» (то есть, несмотря на другие случаи домогательств, которых было более чем достаточно).

Борис Меерсон

По её словам, в 2005 году ученики объединились и начали рассказывать о проблеме в «Живом журнале», но в ответ Меерсон и учитель права Андрей Петроковский составили документ, запрещающий ученикам критиковать учителей. Всех недовольных ими подвергали травле, утверждает Плунгян.

Тогда я попробовала написать статью о неприемлемости меморандума как меры воздействия на детей, после чего мне передали, что меня «больше не хотят видеть в школе». Я начала получать от бывших одноклассников насмешки и угрозы физической расправы. Родители друзей пожимали плечами.

В 2005 году в сообществе школы № 57 действительно был опубликован документ, регламентирующий поведение учеников в сети. В «Меморандуме» есть следующий пункт: «в публичных заявлениях учащихся учителя школы считают недопустимым следующее: оскорбления, диффамацию и клевету в адрес любого конкретного лица или группы лиц».

Тогда это решение вызвало много критики. Вот один из комментариев.

Господа, только не думайте, что они где-то ошиблись, когда это писали, не думайте, что у них не все дома. Это всё вполне рационально и последовательно, раньше у них просто совести не хватало публиковать такое. Раньше они говорили «нельзя выносить сор из избы» или «нельзя, чтобы X уходил, он хороший учитель, а то, что он совершил непорядочный поступок по молодости, не страшно, он математику знает» или «если ты не назовёшь человека, который написал этот вирус, мы тебя выгоним из школы, а не его» шёпотом. Теперь это говорится вслух.

Меерсон в отдельном посте заверил, что «поводом (но не причиной) появления документа не было высказывание о ком-либо из учителей».

Знаете, Пётр Алексеевич, очень сложно утром работать в классе и смотреть в глаза тем, чей журнал с мерзкими постами ты читал вечером. И практически невозможно, когда все твои доводы (будьте людьми!) разбиваются вдребезги о какое-то фантастическое непонимание — уйдите из моего частного пространства и вообще, что вы тут делаете, учите и молчите. По-моему здесь единственным (но последним) доводом может быть репрессия. Не обязательно исключение.
борис меерсон
бывший учитель школы №57

Заместитель директора по старшим и спецклассам Борис Давидович в разговоре с Medialeaks подтвердил, что Меерсон был уволен, но причину увольнения назвать отказался. Другие коллеги пока тоже хранят молчание.

Мы пока не можем давать комментарии: нам нужно время, чтобы самим во всём разобраться и понять, что в нашей школе произошло.
михаил фрухт
учитель истории в школе №57

В сети есть отрывочная информация о Меерсоне. Например, один из выпускников рассказывал, что ученики называли его «Марксовичем», так как он преподавал период истории со второй половины 19 века.

Мы его любили, но он, гад, нас не помнит. С ним уроки истории были интереснее, чем до этого. Один раз он нам даже устроил контрольную в виде розыгрыша судебного процесса при Сталине.

Пользователи фейсбука включились в обсуждение ситуации в школе. Всплывали всё новые подробности: оказывается, многие действительно знали о проблеме с конкретным учителем и домогательствами в учебном заведении в целом.

«Ну, вот это то, за что мы не очень любим школу, которую деликатно не называют в посте 🙂 потому что я слышал — я обращаю внимание на этот глагол, он означает, что я не готов свидетельствовать в суде, давать интервью и называть источник, а только пересказываю недостоверные слухи, — что это был не единичный случай, в смысле, у этого учителя и девочек. Бывали и другие, с другими действующими лицами».

«На самом деле, Ксения, не надо продавать почку — надо слушать, что говорят люди, и верить им. Потому что вся эта история в 57-й уже лет десять как минимум — секрет Полишинеля. Но когда я говорил, почему я не хочу туда отдавать своих детей, все смотрели на меня в жанре «ну, наверно, их не взяли и он теперь клевещет».

«Сейчас поняла, что рассказы про того самого учителя истории слышала ещё в каком-то 2006—2007 году от знакомых из 57-й, уже не помню, кто рассказывал, но меня ещё тогда поразило, что все-все знают, и публично, при этом, никто не решается сказать. Прошло 10 лет, и вот, наконец, люди говорят. Каким же чудовищным может быть этот страх пойти против своих».

Плунгян ещё во время громкого флешмоба «Я не боюсь сказать» рассказывала историю, произошедшую между ней и учителем математики, когда ей было всего 13 лет.

Мне было 13, ему 20—21, он преподавал в матклассах, и я была не первым его объектом. Он караулил меня после каждой перемены и шёл за мной до дома, тесня к стене, а потом звонил по телефону и держал меня часами на проводе, угрожая самоубийством. Уверял, что бросил из-за меня институт. Заваливал меня электронными письмами, по нескольку в день. Я страшно его боялась, но мне было некому сказать (тем более, что меня обвиняли в «чёрствости»).

По её словам, школьный психолог тогда посоветовал ей «нести ответственность» за назойливого ухажёра, несмотря на то, что девушка даже не достигла установленного законом возраста согласия.

Вообще насилия в стенах школы было много, и никто не осознавал масштабов, хотя почти все дети его видели. Ни у кого не было ответов. Вслух ничего не обсуждалось. Жаль, мы совсем не знали своих прав. Единственной защитой было придавать подобным историям романтический флёр.

Некоторые начали критиковать Кронгауз за разглашение этой истории.

«Понимаешь, у меня очень острое ощущение частного пространства (в которое и без того постоянно лезут грязными руками — то государство, то досужие тётеньки, желающие высказаться по поводу ношения младенца в слинге). Дети, их образование и воспитание, их диагнозы и проблемы, — это частное пространство. До тех пор, пока хоть что-то можно решить, не вынося на публику, мне кажется, надо это делать. Когда у меня возникает вопрос, я его стараюсь тут же задать, но ответ, по возможности, держу при себе. We all live in boxes, в конце концов».

«Это наброс какой-то, нацеленный на больную тему и на то, что «еврейку» многие не любят. 57-я — это очень хорошая школа с прекрасными учителями. Так как учился на истфаке МГУ, то знаю довольно много тамошних выпускников и учителей. И поверьте, вы были бы очень рады, если ваши дети обучались бы именно там. Во многих школах учителя заморачиваются, чтобы второклассникам показать, как выглядели викинги, например? А мне буквально сегодня знакомый преподаватель звонил и просил узнать, как и где это можно сделать. И в эту информацию как-то ну очень слабо верится».

Учитель русского языка и литературы Надежда Шапиро попросила обойтись «без публичных расправ».

«Дорогие участники обсуждения, имеющие отношение к школе, хоть по касательной, хоть ещё как. Мы очень надеемся, что теперь сумеем, как говорит Тамара Натановна, решить эти проблемы. Вам известны и имя, и номер школы, которую мы любим, несмотря ни на что, и хотели бы сохранить. У вас действительно есть потребность в этих дополнительных буквах и цифрах? Мне кажется, по-прежнему уже быть не может, и вот бы теперь нам без публичных расправ».

Кто-то увидел в огласке проблемы заговор.

Дизайнер Артемий Лебедев, который тоже учился в 57 школе, прокомментировал скандал и обвинил в лицемерии тех, кто все эти годы замалчивал его. Он также назвал замешанного в ситуации учителя «учителем М».

Если речь идёт про сына банкира, который трахнул 16-летнюю школьницу, то он — прирождённый убийца, аморальный опричник и хладносердечный садист. А если речь идёт про чувака из своей тусовки, то его увольняют молча, стыдятся назвать его имя и оправдывают его поступки сложной европейской традицией. Тьфу на вас, фарисеи ******. Я вот считаю, что учениц по любви ***** можно, так хотя бы не ***** про то, что этого делать нельзя.

В итоге Life, которого так опасались участники дискуссии, действительно подключился. На сайте издания вышла колонка сценариста Алексея Кикотя, в которой он прошёлся по всем причастным.

Круг шестой: за 16 лет не нашлось ни одного родителя, который педофила хотя бы покалечил, что ли. По этому поводу я вот что думаю: если вы знаете хоть одного человека мужского пола, окончившего 57-ю московскую школу в обозначенный период, или такого, кто водит туда своих детей, то моя персональная просьба — плюньте ему в лицо и никогда впредь не жмите руку. Это самые низкие, мерзкие и недостойные, и ещё большой вопрос, кто хуже — учитель или они.

Ранее большой скандал разгорелся вокруг истории учительницы из Волжского Ангелины Дорофеевой, которая закрутила роман с восьмиклассником. В комментариях СМИ она заявила, что после огласки «потеряла всё», но пользователи сети её поддержали.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!