Ротенберг про Путина, бизнес, санкции и детей

30 октября в Москве миллиардер, бизнесмен, давний друг российского президента Владимира Путина Аркадий Ротенберг в большом интервью агентству «Интерфакс» рассказал, к чему его обязывает дружба с Путиным, что мешает бизнесу в России, как изменили санкции его жизнь и что достанется его детям.

Путин — друг, а бизнес бизнесом

Дружба президента России Владимира Путина и Аркадия Ротенберга длится уже полвека, но бизнесмен уверяет, что никаких преференций от этой дружбы нет, наоборот — больше ответственности.

«Если говорить о бизнесе, то подчас мне наоборот тяжелее, чем конкурентам. Я не могу пользоваться теми, скажем так, спорными методами ведения бизнеса и конкурентной борьбы, которые у нас распространены. Иначе я подведу человека, с которым по-настоящему дружу. Поэтому для меня эти отношения — прежде всего огромная ответственность», — рассказал он.

Ротенберг считает, что какие-либо просьбы по части бизнеса разрушили бы их дружбу.

«Никаких преференций у нас нет, да я бы никогда и не пошел к президенту что-то просить. Это означает лишить себя удовольствия от общения. Если ты начинаешь просить, это уже другие отношения», — говорит миллиардер.

Жизнь под санкциями

Аркадий Ротенберг попал в первый круг западных санкций еще в марте 2014 года. Месяц назад власти Италии арестовали несколько вилл и отелей, принадлежащих Ротенбергу. После этого в Госдуму оперативно внесли законопроект о компенсациях и приняли его в первом чтении. В СМИ законопроект окрестили «закон Ротенберга».

Сам бизнесмен утверждает, что значительных изменений из-за санкций в его жизни не произошло.

«На мою жизнь санкции какого-то кардинального влияния в принципе не оказывают. Хотя морально это тяжело – я не политик, мои права нарушены, почему из-за какого-то бреда я не могу что-то делать, куда-то поехать?», — сказал он.

Недавно он обжаловал санкции в Верховном суде Европейского сообщества, но скорее рассчитывает на моральную победу.

«Больше на моральную (победу — прим. Medialeaks), конечно. Но если она подтвердится материально, я не откажусь. Знаете, одно дело сказать: ну да, прости, мы тебя погнобили зря пару-тройку лет, а другое дело — за это заплатить. Если по решению суда будут присуждены деньги — потрачу их на какой-нибудь хороший проект в России», — заявил бизнесмен.

Также Ротенберг уверен, что с санкциями надо справляться самому, не надеясь на помощь государства.

«Если уповать только на государство — дай, дай, дай — ничего не получится. И я считаю, что государство и так достаточно внимания уделяет тому, чтобы внутренний бизнес развивался», — сказал он.

Также он сказал, что  «никогда не будет компенсировать свои личные потери за счет бюджета страны».

Хорошее государство, но можно лучше

Ротенберг заявил, что в отличие от распространенных слухов, его компании выигрывают не так много трендеров, потому что на рынке имеется мощная конкуренция.

«У нас на самом деле очень много проиграно тендеров. То, что мы все выигрываем – это миф. Вот цифры текущего года по «Стройгазмонтажу». Из 164 тендеров победу одержали в 36, то есть в одном случае из почти пяти! Очень жесткая конкуренция, но она нас не пугает», — сказал он.

Ротенберг также отметил, что по сравнению с 90-ми в стране произошли позитивные изменения как для бизнеса, так и для жизни, но еще есть над чем работать.

«Конечно, нужно еще массу вещей сделать. В том числе и чиновникам, которые экономике должны прежде всего помогать, а не мешать. Такое, к сожалению, еще есть. Судебную и правоохранительную системы, на мой взгляд, необходимо совершенствовать», — сказал он.

Также он считает, что нужно бороться с коррупцией и бюрократией, чтобы бизнесменам было легче работать.

«Нужно и дальше работать над тем, чтобы бизнесу было выгодно здесь работать. Чтобы не было бюрократических проволочек, не было коррупции, прежде всего. Законы пишутся, но не всегда исполняются. Правильно говорят, что если над законом работают пять-семь человек, то над тем, как их обойти, работают миллионы», — сказал он.

Дети — наше все

Ротенберг рассказал, что постепенно управление переходит к его сыну Игорю в некоторых компаниях, но при этом речи о «дарении» долей нет.

«Игорь купил долю в «Мостотресте». И сейчас он приобрел долю в «ТПС Недвижимости». «ТПС Авиа» я оставил за собой, потому что мне интересно заниматься проектом в «Шереметьево». «Газпром бурение», компанию, которая занимается строительством нефтегазовых скважин, тоже выкупил Игорь. Этот бизнес в том виде, в котором он есть сейчас — вообще его заслуга», — рассказал он.

Бизнесмен утверждает, что ничего не собирается дарить своим детям: они должны сами заработать.

«Если просто оставить детям деньги — принесут ли они счастье? Мне маленький сын — Аркадий — говорит: папа, когда я вырасту, подаришь мне свою спортивную машину? Я говорю: нет, не подарю. Ты купишь себе машину сам. Ты заработаешь. Говорю ему – хочешь механиком быть, инженером? Да, говорит, мне это интересно!», — говорит он.

Журнал Forbes оценивает состояние Ротенберга в $4 млрд и занимает в рейтинге «Богатейшие бизнесмены России» 27-ю строчку. За последние пять лет компании, связанные с ним, получили госзаказы, по расчетам журнала, на сумму свыше 1 трлн рублей.

Сюжеты

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!