«Неумирающее Кожино». Как газета попыталась оживить русскую деревню

В ответ на пессимистичную запись в фейсбуке фотожурналиста и социального активиста Дмитрия Алешковского о жизни в тверской деревне, где у него свой дом, «Комсомольская правда» опубликовала целый репортаж-опровержение.

Митя Алешковский написал о том, что в деревне, где у него остался отцовский дом, и в ближайших сёлах дела идут не очень, ещё 13 февраля. К фотографии, сделанной в Тверской области, популярный фотожурналист, блогер и активист написал грустный комментарий.

«Вернулся из нашей „дальней“ деревни. Последний её житель Лёха умер (я об этом писал). Коротко опишу новости. Умер Лёха от холода, замёрз. К нему пришёл Енот (мужик, который торгует алкашкой), увидел, что Лёха мёртвый, и украл у него пару топоров (единственное, что можно было взять)».

Дальше Алешковский рассказал о больнице в райцентре Есеновичи, полупустом селе, где по данным последней переписи жило около 1000 человек: больница, по его словам, работает как сестринское отделение для умирающих одиноких стариков, но и в таком виде её собираются закрывать. Мать умершего Лёхи лежит именно там. Её «кормят, поят, подгузники меняют».

«Рядом с больницей пожарная часть. Её переформатируют в „пожарный пост“. Всё то же самое, только по 1,5 тысячи срезали с зарплаты и одного из трёх пожарных с марта увольняют.  И пожарных и врачей заставляют писать «липовые» отчёты о том, как у них всё хорошо. Если напишут плохо, то прилетит от областного начальства, которое отчитывается в Москву».

Также Алешковский написал о 80-летней жительнице Кожино, Надежде Ивановской, которая 29 января, на следующий день после юбилея, умерла от голода. В комментариях, где люди спрашивали, как такое могло произойти, он объяснил:

«Я вам больше скажу, у неё сын есть. И он пил с дружками, пока мать умирала».

Статус в фейсбуке собрал больше тысячи комментариев и несколько тысяч перепостов. Его перепечатывали во многих изданиях, ссылка на него появилась и в небольшом сообществе села Есеновичи «ВКонтакте». Обратили на него внимание и в тверской редакции газеты «Комсомольская правда». В пятницу 19 февраля на сайте издания вышла статья о Есеновичах и Кожине.

Корреспондент лично съездил в эти места и поговорил с людьми, о которых писал Алешковский. По его мнению, блогер рассказал в фейсбуке неправду. Например, больницу в Есеновичах, как утверждает единственный оставшийся в ней доктор, не закрывают. Правда, выглядит она вот так:

esenovichi 01

То же и с пожарной частью. В ней работает вовсе не трое пожарных, утверждает газета, а 11 человек, и её никто закрывать не собирается, просто переименовывают в пост (Алешковский именно это и написал: её «переформатируют» в пожарный пост). Вот как выглядит пожарная часть в райцентре со штатом в 11 человек:

esenovichi 04

Что касается умершей от голода пожилой женщины, то и это неправда, сообщает «КП». Корреспондент отыскал сожительницу её сына по имени Светлана (того самого, который «пил с дружками»), и она рассказала, что у них был «полный холодильник еды». Да и про «Лёху», погибшего от холода, всё не так: умер он от алкоголизма, а не замёрз, объяснила соседка Светланы. Его кормили и поили за то, что он «присматривал за дачами».

esenovichi 03

Деревня Кожино

В целом картина деревенской жизни корреспонденту «КП» показалась совсем не такой безрадостной, как её обрисовал Митя Алешковский.

«Народу в Кожино действительно мало осталось — 14 человек, а домов здесь больше, и многие из них уже разваливаются, но это место никак не мертво. Местные жители сами чистят улицы, в магазин ходят, в интернете, который тут имеется, новости читают. Пока я гулял по деревне, рассматривал окрестности и гладил незлобливых собак, по соседней улице, деловито урча мотором, проехал самый настоящий грейдер».

В ответ на эту публикацию Алешковский в фейсбуке написал так:

«Знаете, что грустно — на фотографиях ровно те люди, которые со мной разговаривали. Та же Вера Львовна (зав. сестринским отделением), тот же Юрий Белов из пожарки. Но что самое грустное, Наташа из Кожино, у которой мы с папой как раз в тот приезд покупали пирожки, говорит: „Он у нас даже не был ни разу“».

Алешковский называет жителей Есеновичей и Кожино «несчастными людьми» и заканчивает текст так:

«Хорошо, ладно, уговорили, признаюсь. Если вам так будет удобнее, то пусть всё будет, как вы хотите. Умер Лёха не от холода, а от счастья, а бабушка в Кожине — не от голода, а от радости. А я — либеральный *** [фантазёр] из Москвы. Живите с этим знанием, радуйтесь ему, будьте счастливы. Главное, когда будете подыхать от счастья и радости, не зовите на помощь».

В комментариях один из пользователей пишет:

«Я думаю, они оба раза были искренни. Люди часто говорят то, что от них хотят услышать, и концепт часто меняется. Хорошую документалку можно было бы снять по следам ваших путешествий. Жизнь вообще не из одного говна состоит, и не из одного торта».

Но не все разделяют такую позицию, некоторые относятся к разоблачениям «Комсомолки» скептически.

Сюжеты

3 комментария на «“«Неумирающее Кожино». Как газета попыталась оживить русскую деревню”»

  1. nikita.pletnev.1984:

    Чтобы выжить в деревне, нужно иметь хороший дом там, а это не так просто.

    • caxat2003:

      Особенно зимой бывает холодно. Радует, что есть много разновидностей утеплителей и утеплить свой дом не составит проблем.

  2. Григорий:

    В Тверской области много вымерших деревень.Продуманная государственная программа по экономической поддержке сёл и деревень России стала бы путём к возрождению России.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!