Дело принципа. Правила выживания в российском суде

Автор Medialeaks больше полугода из принципа сражалась в судах с госкомпанией, не выдававшей ей транспортную карту. Пришлось пережить и узнать многое.  Она подала в суд и… проиграла в первой инстанции. Правды добилась только в Мосгорсуде и только с помощью юриста, хотя, казалось бы, такая была очевидная ситуация. Какие правила выживания действуют в судебной системе, уяснила для себя ОЛЬГА ХОХРЯКОВА.

В чем дело? Когда закончился срок действия моей социальной карты, я, будучи студенткой, подала заявление на выдачу новой. Срок изготовления – 10 дней, мне не выдавали ее больше месяца. Я звонила в сам ГУП «Московский социальный регистр», в пассажирское агентство метрополитена, ездила туда, писала две жалобы в ГУП. Ничего, абсолютно ничего не помогало – всем было откровенно плевать. По телефону мне продолжали повторять: когда карта будет готова, не знают.

Однажды я решила, что хватит это терпеть, и подала в суд. На госкомпанию, которая изготавливает социальные карты — те самые, по которым студенты, пенсионеры и прочие льготники ездят в метро. Когда я пошла в суд, я понимала, что это будет очень тернистый путь, возможно судебная система даже специально построена так, чтобы никто туда не совался. Тем не менее, решила я, когда права нарушают, нельзя закрывать на это глаза, иначе ничего никогда не изменится. Вот какие правила выживания в суде я для себя усвоила.

Суд – не место для поиска справедливости. Это просто площадка для юристов, где они выясняют, кто круче. Это нужно четко понимать каждому, кто идет в суд.

Моя история, казалось мне, совершенно очевидна, и правда на моей стороне. Поэтому я решила не брать юриста на само заседание (но он помогал мне готовить документы), и была уверена в быстром решении дела в мою пользу. Это была большая ошибка. Против студентки госкомпания прислала трех юристов.

Так что не стоит пренебрегать юристом. И его советами. Судья не будет давать вам поблажки, только потому что вы простой гражданин. А ответчики будут разговаривать с вами так, что уверенность в своих силах довольно быстро растворится.

— Вот между нами, вы серьезно считаете, что правы? – задала я в сердцах наивный вопрос, когда судья ушла в совещательную комнату.

— Девушка, мы не собираемся с вами разговаривать! – очень и очень грубо огрызнулся юрист. Я была в шоке, я же судилась не с ним лично и не ожидала такого отношения. Мне казалось, что профессиональные юристы не переводят дело на личности, более того, я, будучи судебным репортером, видела, что это действительно так.

— Да выключила я диктофон, мне по-человечески интересно, — на самом деле в тот момент я уже почти плакала от обиды после всего, что они наговорили в ходе суда.

— Я же сказал, мы с вами не разговариваем!

А когда я работала судебным репортером, я видела, как судья жестко топила пенсионера, который просто-напросто не очень понимал, как и на что ему нужно отвечать. Еще раз – в суде всем все равно, здесь выживает сильнейший.

Даже если вы очевидно несправедливо пострадавший, не стоит думать, что это будет очевидно всем и все встанут на вашу сторону. Не стоит рассчитывать, что юристы-ответчики будут относиться к вам с пониманием в такой ситуации и обходиться хотя бы вежливо. Они будут грызть вас до последнего.

Вы знаете, что такое сарказм. А теперь представьте, что вас топят юридическими фактами в суде – с сарказмом. Вы пытаетесь отвечать, но ваши слова, поскольку вы-то не юрист, звучат просто глупо и наивно.

Готовясь к суду или даже подозревая, что вам придется к нему обратиться, фиксируйте все. В суде вы узнаете самые невероятные вещи о себе. Из уст ответчика. И вам нужно будет отвечать. Ощущение, что козыри у вас в руках и факты на вашей стороне – ложное. Будьте готовы к тому, что ответчики ловко перевернут ситуацию так, что вы окажитесь не пострадавшим, а виноватым или даже агрессором. Даже в ситуации, когда это, казалось бы, невозможно.

Пришедшие три юриста перевернули в глазах суда ситуацию с ног на голову – я, как оказалось, все подстроила, специально не брала карту и пошла в суд лишь ради того, чтобы написать статью (они сами нашли мою колонку на Medialeaks и приложили ее к материалам дела). Удивительно, но по документам, которые принесли эти юристы, карта была готова сильно раньше, чем я ее забрала. Две недели меня не было в городе, я пошла за картой спустя несколько дней после возвращения, но до отъезда я специально заходила – карта готова не была. Но кто мне поверит, разве есть доказательства? А ведь мой юрист предупреждал – все фотографируй, везде бери расписки. А я не верила, что это важно.

Каждое заседание будет отнимать у вас кучу, кучу нервов. И к этому надо быть по-настоящему готовым: слушать о себе в третьем лице из уст суда, сухо читающего документы, или нелицеприятные грубые вещи о вас со стороны ответчика, причем зачастую действительно несправедливые — настоящее испытание для нервной системы. Встать и сказать «ложь!» нельзя, нужно слушать до конца и спокойно отвечать, когда вам дадут слово. Причем отвечать фактами. Эмоции только вредят вам и делу, а еще радуют оппонента.

В первой инстанции, будучи без юриста против трех юристов, меня просто размазали. Но здесь главное – взять себя в руки и пойти во вторую инстанцию (апелляция) – Мосгорсуд. Я сделала серьезные выводы, обратилась к юристу, и мы стали делать работу над ошибками. Я решила, что ни слова не скажу в Мосгорсуде, пусть все говорит юрист. Единственное, я взяла «последнее слово» и (опять) эмоционально высказала суду все, что я думаю, а также напомнила, что я лишь одна из тысячи пострадавших от бездействий компании льготников. В итоге иск был частично удовлетворен. Частично – потому что карта уже была выдана, а изначально в иске это требование было, кроме этого суд отказал в компенсации морального вреда. И здесь надо дать следующий совет.

Идите к врачу, если хотите взыскать моральный вред. Это не шутка. Врач должен зафиксировать нервный срыв и выдать справку о плохом самочувствии и т.п.

Да-да, я тоже не верила. В итоге ничего не получила. Хотя приходилось ездить проверять каждую неделю, готова ли карта в окошке метро, приходилось (а поездка туда-обратно за полный счет, напоминаю) ездить в офис ГУПа и метрополитена тоже. В общем, много чего было, прежде чем я решила, что надо идти в суд. Отфутболивали везде.

Судебные заседания практически никогда не начинаются вовремя. Ждать своей очереди придется очень долго – не планируйте срочных дел после заседания. Обычно в судах назначают несколько дел на одно время или ставят их с разрывом в 15 минут, а дело может длиться и больше часа. Заседание могут вовсе отложить, если судья начнет рассматривать дело, требующее времени, а вы тем временем уже прождете несколько часов.

Так было и у меня. Наше дело в первой инстанции рассмотрели в назначенный день только потому, что юристы ответчиков уговаривали судью не переносить дело, заявляли, что мы подождем сколько нужно, пока закончится то затянувшееся, из-за которого все остальные перенесли. Конечно же говорили эти юристы, моего мнения не спрашивая. Я сама вмешалась в разговор и попросила учитывать не только свои интересы.

Подойдите максимально серьезно к первой инстанции. Там выслушают весь ваш рассказ, хотя и не факт, что внимательней. Практически любое дело продолжается во второй инстанции. Если вы выиграли в суде первой инстанции, будьте готовы к продолжению борьбы во второй — апелляционной инстанции (Мосгорсуд). Если проиграли – не поленитесь подать апелляцию.  В Мосгорсуде будет слушать коллегия уже из трех судей, но заседания у них проходят быстро — они не стесняются показывать, что у них нет времени выслушивать вашу историю целиком. Здесь вы сможете только акцентировать внимание суда на чем-то. Все остальное они будут читать в материалах дела.

Моя проблема была в том, что я все завалила на первой инстанции, и юристу многое нужно было сказать во второй. Естественно делать это удавалось с трудом.

Выиграла я дело уже во второй инстанции. Есть еще третья – кассация. Правда, туда принимают на рассмотрения далеко не все дела. Я не ожидала, но оказывается мой ответчик пошел в кассацию, при том, что единственное, что присудил мне Мосгорсуд это 1600 рублей: 1200 за последний проездной (понятно, что потратила я больше на проездные, но я ведь не собирала чеки, так как идти в суд не собиралась), и 400 — судебная пошлина. Но ведь они так уверены, что были правы, не выдавая студентке проездной.

Забудьте про сроки, которые указаны в законах, если речь идет о ваших правах. Официально составление мотивированного решения суда (то, которое с полным обоснованием решения) может быть отложено на срок не более чем пять дней со дня окончания разбирательства дела. По факту не ждите его раньше месяца — суды в Москве перегружены.

Замкнутый круг: чтобы подать на апелляцию (на это есть месяц после вынесения судом полного решения), нужно видеть полный текст – так как нужно указать, с какими именно доводами суда ты не согласен. Сейчас для таких случаев в судах придумали такую вещь как «краткая апелляционная жалоба» — ее можно подать вслепую, просто чтобы уложиться в сроки, а когда появится решение – написать уже полную с обоснованиями.

Ответчик может взыскать с вас деньги за юриста. Если выиграет дело. Как правило, у госкомпаний есть свои юристы, которые защищают их интересы в суде, но теоретически они могут заключить договор со сторонними юристами, а потом взыскать с вас деньги за их услуги. Вы, соответственно, тоже можете взыскать расходы в случае победы. При этом если иск удовлетворен частично, судебные расходы истцу присуждаются пропорционально размеру удовлетворенных требований, ответчику — отказанных.

Я бы не удивилась, если бы мой ответчик пытался каким-то образом взыскать с меня расходы на юристов, правда. Очень уж им хотелось мне насолить. Они даже нашли и читали мои профили в социальных сетях, чтобы доказать суду, что я мерзкий журналист и всех просто дурачу. Ошибочка вышла: кроме того, что я журналист, я вообще-то в первую очередь, гражданин. Интересно, что для этой госкомпании есть разница.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!