Борьба с онкологами. Россия прекращает поддерживать лечение от рака

Пока в России раком каждый год заболевают полмиллиона человек, власти решили закрыть в 2015 году национальную онкологическую госпрограмму, по которой обновлялось оборудование врачей и закупались лекарства для больных. Все это на фоне нехватки кадров, отсутствием обезболивающих и доступных онкоцентров в регионах. Medialeaks разбирался, куда катится Россия для онкобольных, и что с этим делает правительство.

Программа

Федеральная национальная онкологическая программа начала действовать в 2009 году. Проект программы появился для того, чтобы улучшить положение и лечение онкобольных и сократить отставание России от развитых стран в области помощи раковым больным.

13 ноября медицинское сообщество подвело итоги это программы. С 2011 по 2013 гг. было выделено 664 млрд. рублей, на которые построили новые центры и закупили дорогостоящее оборудование для диагностики и лечения рака.

При этом оснастить по минимуму нормальным оборудованием удалось только 64 региона, оставшимся приходится довольствоваться старой техникой.

Особую ценность и необходимость представляют лучевые аппараты, которые среди прочего и закупались в рамках этой программы. Преимуществом такого аппарата является то, что он может бить непосредственно по опухоли, почти не затрагивая здоровые ткани. Закрытие программы означает приостановку или даже полное прекращение закупок лучевых аппаратов.

На начало текущего года техникой для лучевой терапии было оснащено 7 федеральных центров и 56 диспансеров из 82 имеющихся в России.

«То, что было сделано по программе, имеет колоссальное значение для эффективности лечения и снижения побочных эффектов от лучевой терапии», — говорит Анна Бойко, руководитель отделения лучевой терапии онкологического НИИ имени Герцена.

При этом масштаб отставания от тех же США колоссален. Там один современный лучевой ускоритель приходится на 70 тыс. населения, у нас — на 1 млн 420 тысяч, говорят врачи. Например, в Подмосковье лучевую терапию получают всего лишь 10,5% нуждающихся в ней онкологических больных.

Каждый год в стране заболевает раком почти полмиллиона человек. В 2013 году диагноз злокачественных образований был поставлен 484 тыс. человек, в 2012 году их было чуть меньше — 480 тыс. человек , следует из данных Росстата.

Онкологические заболевания занимает вторую строчку среди причин смертности в России. Каждый шестой умирает именно от рака. По данным ВОЗ за 2014 год, это более 330 тыс. человек. В Америке процент умирающих от рака чуть выше — 23%. 

По данным Минздрава, которые приводились на встрече медиков, за пять лет действия программы смертность от рака сократилась лишь на 1%, но дело ,больше не в программе, а во врачах.

«Процент вылеченных пациентов увеличился. С 2009 года излечены 5–6 млн человек. Но дело в том, что больные либо обращаются к врачу, когда уже поздно что-то делать, либо сами врачи ставят неправильные диагнозы. В результате процент смертности не снижается», — рассказывает Бойко. 

По данным Международного агенства по исследованию рака, на конец 2012 года на учете в онкологических учреждениях в России состояли 3 млн. больных.

За последние 10 лет число больных раком в России увеличилось на четверть. Если тенденция сохранится, еще через 10 лет заболевших будет на 15-20% больше.

Трудности

Кроме проблем с финансированием есть еще ряд проблем в сфере онкологии. Одной из них является большая нехватка кадров-специалистов.

На каждые 100 тыс. человек по нормативам должно быть 2-3 специалиста. В России это показатель равен 0,2. Кроме этого катастрофически нужны и физики, и радиологи.

«Сейчас в стране работают 250 медицинских физиков, что в 28 раз меньше, чем в США, и в 10 раз меньше, чем в Европе. Не хватает и онкологов», – рассказал проректор МГУ, завкафедрой физики ускорителей и радиационной медицины, профессор Александр Черняев.

Другой серьезной проблемой являются сложности при получении обезболивающих препаратов, которые зачастую просто не выписываются, так как причислены к классу наркотических препаратов и требуют особой документации.

В сентябре фонды «Подари жизнь» и «Вера» провели опрос по вопросам доступности обезболивания среди врачей и пациентов.

Каждый третий жалуется врачам на боль. Но 26% опрошенных сообщили, что врач посоветовал им терпеть. И еще 34% пациентов сообщили, что врач не верит, будто назначенный прежде препарат не действует или перестал помогать, хотя об этом говорят 40% больных.

Отсутствие обезболивающих довело многих больных до самоубийства. Одной из громких историй было самоубийство контр-адмирала Вячеслава Апанасенко, который выстрелил себе в голову, написав в предсмертной записке, что в  смерти просит винить правительство и Минздрав. За этим последовал целый ряд самоубийств онкобольных, которые не смогли больше выносить боль после того, как врач отказался выписать им лекарство.

При этом от нехватки и бюрократических проволочек при  выписке обезболивающих страдают не только больные, но и врачи. Одной из последних была нашумевшая история 70-летней Алевтины Хориняк, врача, которая в 2009 году выписала сильнодействующее обезболивающее своему смертельно больному раком знакомому Виктору Сечину. В аптеке, где Сечин обычно получал препарат, закончился трамадол по федеральной льготе, а лечащий врач отказалась выписать ему платный рецепт на лекарство из-за действующего запрета. В итоге, Хориняк выписала обезболивающее под свою ответственность, а через два года на нее завели уголовное дело по статьям «Незаконный оборот сильнодействующих средств» и «Подделка». Суд несколько недель назад вынес оправдательный приговор.

При этом министр здравоохранения Вероника Скворцова поддержала решение суда.

«Сама доктор поступила абсолютно правильно… А вот те, кто допустил отсутствие бесплатных анальгетиков, они точно так же должны предстать перед судом в этом случае. Они не только свидетели, но они как бы соучастники всей этой истории», — цитирует министра РИА «Новости».

В итоге огласка в СМИ дела Хориняк привела лишь к тому, что Минздрав создал горячую линию, на которую можно сообщать о нарушениях при назначении препаратов.

Кроме этого на следующий год скорее всего прибавятся и проблемы с нехваткой финансирования. Сейчас диагностика и лечение онкобольных оплачивается государством. Но с 2015 года предполагается, что эти расходы будут возложены на систему обязательного медицинского страхования из-за перехода системы здравоохранения на самофинансирование.

При этом страховка вряд ли сможет покрыть все расходы, когда стоимость курса лечения может доходить до 1,5 млн рублей. Возникает вопрос — а смогут ли больные вообще оплачивать лечение из собственного кармана?

За границу

Многие онкобольные в попытке вылечиться и спасти свою жизнь отправляются за границу, где лечение рака находится на куда более продвинутом уровне по сравнению с Россией. Часто в интернете можно встретить кампании по сбору средств на дорогостоящее лечение или операции в иностранных клиниках, где шанс вылечиться в разы выше.

Большое освещение в прессе получила история блогера и журналистаThe New Times Антона Буслова, которому в 2011 году поставили диагноз лимфомы. Деньги на лечение он собирал среди читателей своего блога. В итоге откликнулось 30 тысяч человек, блогер собрал 4,5 млн рублей, а уже через неделю Антон отправился в клинику Колумбийского университета, в Нью-Йорк. И оттуда он посылал дневниковые записи о своей борьбе с раком.

В июне 2014 года Буслов написал в ЖЖ открытое письмо вице-премьеру Ольге Голодец, которая курирует в правительстве медицину. Он написал о проблемах онкологического лечения в России и предложил несколько способов, как его можно улучшить. Голодец неожиданно позвонила ему и пообещала, что в некоторых из заявленных им проблем ожидаются подвижки, а также призвала предложить свои решения.

В августе 2014 года Буслов умер.

Медийные лица также предпочитают заграничные клиники отечественным. Недавно певица Жанна Фриске уехала на лечение за рубеж, где прошла курс сначала в Германии, потом в Китае. В октябре этого года она вернулась в Москву.

Состояние онкологической сферы в России сильно отстает от Запада. Часто кроме сочувствия и финансовой помощи онкобольные вряд ли могут на что-то рассчитывать. Не обнадеживает и сокращение бюджетных расходов на всю сферу здравоохранения. В бюджете на 2015-2017 годы запланировано урезание трат на 21,4% — до 421,4 млрд рублей. Причем тенденция по сокращению расходов на здравоохранение продолжается несколько лет. В 2012 году было выделено 55о млрд, а в 2014 уже около 500 млрд рублей. При этом власти считают куда более необходимым поднимать расходы на оборонку и спецслужбы: в последующие годы траты вырастут с  2,47 трлн до 2,99 трлн рублей, то есть на столько же, сколько всего идет на здравоохранение.

Сюжеты

Один комментарий на «“Борьба с онкологами. Россия прекращает поддерживать лечение от рака”»

  1. Лол:

    Твари паршивые только запрещать и урезать умееют больше ни на что не способный

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!