Репортёр New York Times получил Пулитцеровскую премию, но «Медуза» обвинила его в плагиате. Что происходит

10 апреля были объявлены победители Пулитцеровской премии, самой престижной награды в мировой журналистике, за 2016 год. Среди лауреатов — серия десяти статей в газете New York Times, в которую входит репортаж Эндрю Крамера о «российских кибервойсках». Ещё в декабре, сразу после выхода статьи, журналисты сайта «Медуза» обвинили автора в том, что его текст частично заимствован у Даниила Туровского, который опубликовал два репортажа на ту же тему. Теперь скандал разгорелся с новой силой. Главный редактор «Медузы» Иван Колпаков заявил, что редакция проводит экспертизу и, возможно, отправит протест в оргкомитет Пулитцеровской премии. Мы прочитали все три статьи и попытались разобраться в том, что происходит.

Эндрю Крамер. Фото: Facebook

Текст под заголовком «Как Россия вербовала элитных хакеров в свои кибервойска» вышел на сайте New York Times 29 декабря 2016 года. А уже на следующий день специальный корреспондент «Медузы» Даниил Туровский в фейсбуке фактически обвинил издание в плагиате, хотя само это слово не использовал.

Такое же мнение высказал редактор «Медузы» Александр Горбачёв, который курирует в издании специальные репортажи.

В комментарии к Туровскому пришёл сам автор из New York Times Эндрю Крамер. Он не согласился с тем, что его текст целиком повторяет две статьи, опубликованные в «Медузе».

«Даниил, я разговаривал с вами, когда готовил статью, и объяснил, что намерен идти по следам вашей прекрасной работы и что я дам ссылку на «Медузу», что я и сделал, равно как и поблагодарил за помощь. Я не согласен с вашей оценкой, что статья «целиком» пересказывает две статьи «Медузы». Наша история включает рассказ о том, чего в статье «Медузы» нет, в частности, о вербовке [хакеров] в тюрьмах. Что отдельно важно упомянуть, мы явно указали на то, что «Медуза» «первой раскрыла попытку вербовки», и включили в текст гиперссылку».

В ответном комментарии главный редактор «Медузы» Иван Колпаков указал на то, что в статье есть отдельный сюжет об оборудовании для DDoS-атак, герой которого и его история также были описаны «Медузой» в другой статье, но на неё ссылки нет. Крамер этот комментарий проигнорировал.

Речь идёт о двух статьях Туровского: «Грузить по полной программе Зачем госкорпорации понадобилась система для организации DDoS-атак» (опубликована 3 сентября 2015 года) и «Российские вооружённые киберсилы Как государство создаёт военные отряды хакеров» (7 ноября 2016 года).

В статье Крамера речь идёт о трёх основных сюжетах, двум из которых посвящены две разные статьи Туровского. Первый — история Александра Вяря, бывшего сотрудника компании, «предоставляющей услуги по защите от DDoS-атак», как было написано в «Медузе». По словам Вяря, его пытались привлечь к организации таких атак люди, связанные с корпорацией «Ростех». Текст Крамера вкратце повторяет то, что Вяря рассказывал «Медузе», однако ни Туровский, ни его издание не упомянуты как источник информации или контактов. Более того, часть реплик Вяри, которые выглядят как перевод, приведены как прямая речь, обращённая непосредственно к Крамеру.

Второй сюжет — вербовка IT-специалистов в кибервойска Министерства обороны. Всё, что рассказано в этой части статьи Крамера, также повторяет в сокращённом виде текст Туровского. Местами тексты похожи до такой степени, что один кажется частичным переводом другого.

При этом каждый из текстов Туровского длиннее и подробнее всего текста Крамера. Некоторые реплики героев у Крамера дословно повторяют то, что цитирует Туровский. Какой-то новой информации в статье New York Times по темам, которые исследовал Туровский, нет.

При этом, действительно, в статье Крамера есть один герой, который не упомянут в материалах «Медузы», — физик Дмитрий Артимович. Вокруг него строится третий сюжет статьи: вербовка хакеров из числа осуждённых за киберпреступления.

После объявления лауреатов Пулитцеровской премии скандал разгорелся с новой силой. Главный редактор «Медузы» Иван Колпаков опубликовал пост, в котором подробно изложил своё видение ситуации, прямо обвинил Эндрю Крамера в недобросовестности, рассказал о переговорах с редакторами New York Times, которые не привели к приемлемому для «Медузы» результату, и объявил, что редакция проведёт независимую экспертизу всех текстов и, возможно, заявит протест оргкомитету Пулитцеровской премии.

В комментариях один из основателей «Лентача» и издатель «N+1» Андрей Коняев спрашивает, обсуждалась ли ситуация с героями статьи. По словам Туровского, Александр Вяря рассказал ему, что «вежливо слил» Крамера, на его вопросы не отвечал и ответов, данных «Медузе», тоже американскому репортёру не отправлял. Фактически, если верить словам Туровского и Вяри, это означает, что Крамер полностью позаимствовал историю о возможном использовании структурами «Ростеха» оборудования для DDoS-атак.

Конфликт стал темой для двух публикаций на сайте «Сноб» — новости и колонки Олега Кашина. На нём сделал акцент паблик «Мемы про русские медиа».

На Пулитцеровскую премию обратил внимание и Алексей Навальный.

Скорее всего, он имел в виду лауреатов, которые получили одну из наград за расследование Панамских офшоров. В этой работе принимали участие и российские журналисты. Но на фоне обвинений в адрес New York Times в плагиате его слова звучат как ирония.

Олег Кашин на «Снобе» между тем видит во всей ситуации не просто частную проблему с конкретной статьёй, а тенденцию.

Разумеется, такая ситуация вызвала бы огромный скандал, если бы журналист Крамер был награждён за пересказ статей из американских или каких-то ещё, необязательно даже англоязычных — немецких, французских, в общем, газет первого мира. А русскоязычная «Медуза», даже если она начнёт бить во все доступные ей колокола, существует вне поля зрения и людей, присуждающих Пулитцеровские премии, и редакторов Крамера, и мирового общественного мнения вообще. Россия — мировая периферия, провинция, глушь, обиды русскоязычных авторов никого не волнуют, а их голос не громче мышиного писка, и это вдвойне парадоксально, если иметь в виду, что награду получила серия статей именно о том, что Россия — грозный и опасный глобальный игрок.

Эндрю Крамер не ответил на просьбу Medialeaks о комментарии.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Еще по теме

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!