Как выглядел в действительности подвиг героев-панфиловцев?

Государственный архив опубликовал на сайте сканы документов расследования, проведенного военной прокуратурой в 1947-м году в Харькове, из которых следует, что знаменитый подвиг 28 героев-панфиловцев является художественным вымыслом. Вместе с тем, судя по разным документальным свидетельствам, части дивизии генерала Ивана Панфилова действительно геройски сражались против немецких танков в ноябре 1941 года под Москвой.

Официальная советская версия

28 ноября 1941 года газета «Красная звезда» напечатала большую статью «Завещание 28 павших героев», в которой описывалось, как в бою 16 ноября остатки одной из рот 1075-го стрелкового полка 8-ой Гвардейской дивизии у разъезда Дубосеково под Москвой остановили ценой собственной жизни десятки вражески танков.

«Свыше пятидесяти вражеских танков двинулись на рубежи, занимаемые двадцатью девятью советскими гвардейцами из дивизии им. Панфилова… Смалодушничал только один из двадцати девяти… только один поднял руки вверх… несколько гвардейцев одновременно, не сговариваясь, без команды, выстрелили в труса и предателя…» — писал литературный секретарь «Красной звезды» Александр Кривицкий.

В передовице говорилось, что 28 гвардейцев уничтожили 18 танков противника и «сложили свои головы — все двадцать восемь. Погибли, но не пропустили врага…». Фамилий сражавшихся и погибших гвардейцев в первых публикациях указаны не были.

22 января 1942 года в газете «Красная звезда» Кривицкий поместил очерк под заголовком «О 28 павших героях», в котором описал отдельные детали боя, личные переживаниях участников и впервые назвал их фамилии.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 июля 1942 года всем 28 гвардейцам, перечисленным в очерке Кривицкого, было присвоено посмертно звание Героя Советского Союза.

Вариант, изложенный Кривицким, стал официальной государственной версией, вошедший в во все учебники истории, несмотря на то, что потом выяснилось, что шестеро из 28 названных героями остались в живых.

pan3

Опровержение официальной версии

В журнале «Новый мир» в июне 1997 года были перепечатаны материалы расследования, проведенного Военной прокуратурой Харьковского гарнизона в ноябре 1947 года. Сканы именно этих документой были сейчас опубликованы на сайте Госархива, что подтверждает их подлинность.

Расследование началось с ареста и обвинения в измене Родине Ивана Добробабина. Согласно материалам дела, будучи солдатом РККА, он сдался в плен немцам и весной 1942 года стал начальником полиции села под Харьковым. При этом, Добробабин, как выяснилось был одним героев-панфиловцев,

После этого Главная военная прокуратура СССР провела обстоятельное расследование истории боя у разъезда Дубосеково, о результатах которого доложили в секретном докладе Андрею Жданову. Главный вывод: подвиг 28 панфиловцев — литературный вымысел редакторов «Красной звезды».

Следователями были опрошены автор самой первой короткой заметки о подвиге, корреспондент «Красной звезды» Василий Коротеев, литературный секретарь Александр Кривицкий, главный редактор издания Давид Ортенберг, и бывший командир 1075-го стрелкового полка Илья Карпов.

По славам Коротеева о геройском противостоянии какой-то роты 54 танкам ему 23-24 ноября рассказал в штабе 16-й армии комиссар 8-ой дивизии со ссылкой на политрука полка, который, впрочем сам тоже не был. В материалах политдонесения говорилось о том, что 5-ая рота 1075-го полка погибла, но не отошла, и только два человека оказались попытались сдаться. В донесении не упомнались фамилии с командиром полка связаться возможности не было.

Как становится понятно из показаний Коротеева, на основании его короткой заметки об этом столкновении, Кривицкий и Ортенберг сочинили рассказ о бое. Корреспондент рассказал главному редактору, что в роте оставалось, наверно, человек 30, таким образом за вычетом двух предателей получилось 28.

В декабре 41-ого уже сам автор «Завещания» Кривицкий встретился с комполка Карповым, который рассказал ему, что такого эпизода не было.

«Я ему заявил, что с немецкими танками дрался весь полк и в особенности 4-я рота 2-го батальона, но о бое 28 гвардейцев мне ничего не известно… Фамилии Кривицкому по памяти давал капитан Гундилович, который вёл с ним разговоры на эту тему, никаких документов о бое 28 панфиловцев в полку не было и не могло быть», — заявил Карпов.

Список фамилий героев был сформирован, по его словам, весной 42-ого года в штабе дивизии. Комполка также отметил, что геройски дралась не 5-ая, а 4-ая рота.

«…Никакого боя 28 панфиловцев с немецкими танками у разъезда Дубосеково 16 ноября 1941 года не было — это сплошной вымысел. В этот день у разъезда Дубосеково в составе 2-го батальона с немецкими танками дралась 4-я рота, и действительно дралась геройски. Из роты погибло свыше 100 человек, а не 28, как об этом писали в газетах».

Также Кривицкий на допросе показал, что знаменитые слова политрука Клочкова «Россия велика, а отступать некуда — позади Москва», — он придумал сам. Также литературным вымыслом он назвал и описания ощущений и действий 28 героев.

Также по свидетельству местных жителей и командования 1075-го полка на месте боя у Дубосеково после того, как весной сошел снег были найдены тела шести убитых красноармейцев.

Критика опровержения

В защиту официальной версии после публикации документов расследования 1947 года выступал бывший маршал Советского Союза Дмитрий Язов (жив до сих пор). В сентябре 2011 года Язов в газете «Советская Россия» опубликовал материал «Бесстыдно осмеянный подвиг».

«Оказалось, что не все «двадцать восемь» оказались погибшими. Что из этого? То, что шестеро из двадцати восьми названных героев, будучи ранеными, контуженными, вопреки всему выжили в бою 16 ноября 1941 года, опровергает тот факт, что у разъезда Дубосеково была остановлена танковая колонна врага, рвавшаяся к Москве? Не опровергает», — писал Язов.

Язов и Куманёв ссылаются на воспоминания Кривицкого, который в 70-е годы рассказал, что давал показания в 1947 году под давлением.

«Мне было сказано, что если я откажусь от показания, что описание боя у Дубосеково полностью выдумал я и что ни с кем из тяжелораненых или оставшихся в живых панфиловцев перед публикацией статьи не разговаривал, то в скором времени окажусь на Печоре или Колыме. В такой обстановке мне пришлось сказать, что бой у Дубосеково — мой литературный вымысел» — рассказал журналист Куманеву.

В 2012 году и. о. зав. Научным архивом Института российской истории РАН Константин Дроздов опубликовал документы из научного архива ИРИ со стенограммами бесед с панфиловцами, участниками боёв под Москвой, которые были записаны сотрудниками Комиссии по истории Великой Отечественной войны в 1942—1947 годах.

Дроздов предположил, это дело развенчания подвига в 47-ом году имело «заказной» характер и было направлено против Георгия Жукова, который был одним из главных инициаторов награждения 28-ми панфиловцев. (Вскоре после окончания Великой Отечественной маршал Победы попал в опалу, поскольку Сталин и его окружение подозревали его в намерении захватить верховную власть в СССР).

Доказательства подвига

Командир 1075-го полка Карпов в 47-ом году рассказал следствию, что 2-ой батальон (в том числе 4-ая ротав составе 120-140 человек) утром 16 ноября 1941 года отразил атаку 10—12 танков противника, 5—6 немецких танков было уничтожено.  и немцы отошли.

«В 14—15 часов немцы открыли сильный артиллерийский огонь… и вновь пошли в атаку танками… На участках полка наступало свыше 50 танков, причём главный удар был направлен на позиции 2-го батальона, в том числе и участок 4-й роты, и один танк вышел даже в расположение командного пункта полка и зажёг сено и будку, так что я случайно смог выбраться из блиндажа: меня спасла насыпь железной дороги, около меня стали собираться люди, уцелевшие после атаки немецких танков. Больше всех пострадала 4-я рота: во главе с командиром роты Гундиловичем уцелели 20—25 человек. Остальные роты пострадали меньше».

Один из выживших бойцов 4-ой роты, официально считающийся «панфиловцем» Иван Васильев рассказал о бое в декабре 1942 года (стенограмма опубликована Дроздовым).

«Приняли бой с этими танками. С правого фланга били из противотанкового ружья, а у нас не было… Начали выскакивать из окопов и под танки связки гранат подбрасывать… На экипажи бросали бутылки с горючим. Что там рвалось, не знаю, только здоровые взрывы были в танках… Мне пришлось два танка подорвать тяжёлых. Мы эту атаку отбили, 15 танков уничтожили. Танков 5 отступили в обратную сторону в деревню Жданово. В первом бою на моём левом фланге потерь не было.

Политрук Клочков заметил, что движется вторая партия танков, и говорит: «Товарищи, наверное, помирать нам здесь придётся во славу родины. Пусть родина узнает, как мы дерёмся, как мы защищаем Москву. Москва — сзади, отступать нам некуда.» … Когда приблизилась вторая партия танков, Клочков выскочил из окопа с гранатами. Бойцы за ним… В этой последней атаке я два танка подорвал — тяжёлый и лёгкий. Танки горели. Потом под третий танк я подобрался… с левой стороны. С правой стороны Пётр Сингербаев — казах — подбежал к этому танку… Тут меня ранило… Получил три осколочных ранения и контузию».

По данным МО СССР, весь 1075-й стрелковый полк 16 ноября 1941 года уничтожил 15-16 танков и около 800 человек личного состава противника. Потери полка, согласно донесению его командира, составили 400 человек убитыми, 600 человек пропавшими без вести, 100 человек ранеными.

Итоги и выводы

Боя с участием 28 «панфиловцев», описанного в советских учебниках, по-видимому, не было. Однако, не подлежит сомнению, что 16 ноября позиции 1075-ого полка были атакованы двумя волнами в несколько десятков немецких танков. У бойцов Красной армии имелось небольшое количество только что полученных противотанковых ружей, ручные гранаты и бутылки с зажигательной смесью. Все эти средства могут использоваться против танков исключительно на расстоянии нескольких десятком метров и малоэффективны. В результате атаки позиции советских войск на этом участке были прорваны, полк отошел на резервные позиции.

pan1

Сам комполка Карпов утверждает, что 4-ая рота действительно приняла основной удар и дралась героически, в итоге чего из 120-140 человек личного состава в живых осталось 20-25.

То есть подвиг был, но его обстоятельства отличаются от того, что написано в учебниках, а «панфиловцами» следует называть не 28, а по меньшей мере весь состав 4-ой роты, которая с минимальным противотанковым вооружением самоотверженно противостояла тяжелой технике.

Результат у этого подвига тоже был: в итоге столкновений 16-20 ноября 1941 года на Волоколамском направлении советские войска остановили наступление двух танковых и одной пехотной дивизии вермахта. Немецкое командование было вынуждено изменить направление прорыва на Москву, который в итоге так никогда и не произошел.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.









Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!