«Чтобы лохи цепенели». Бывший работник «России 1» рассказал о работе на телеканале

Бывший шеф-редактор дирекции маркетинга «России 1» Лера Лерер рассказала изданию Colta об опыте работы на телеканале и о том, как развивался конфликт между личными взглядами и теми, что транслировали созданные ей ролики.

В обязанности Лерер входило создание анонсов для любых программ — юмористических, научных, документальных фильмов и политических передач. Она пришла на «Россию 1» в 2005 году и рассказывает, что сначала это был «спокойный, респектабельный телеканал, такое немножко Би-би-си».

«Он не столько нападал на «врагов государства», сколько о власти — или хорошо, или ничего. Долгое время зверских вещей на «России» было мало», — рассказывает Лерер.

Авторы анонсов старались делать акцент на том, что хорошо «продается» аудитории. По словам бывшего сотрудника «России», всегда получает отклик жанр «больше ада», «как это говорится на телевизионном жаргоне — «чтобы лохи цепенели».

«И ты включаешься в эту игру все равно. Например, у меня есть Мамонтов. Его передача — она какая-нибудь адская, «как наших детей педофилы донимают». Я должна сделать анонс. Что я должна взять из этого Мамонтова? Ну, что-то по принципу «Господь, жги», то есть что-то еще более адское, чем Мамонтов, а иначе что это будет за ролик. Нет, я могу сделать так, чтобы никто не посмотрел, но этот ролик просто не пойдет в эфир. Хороший ролик на Мамонтова — это ролик как Мамонтов, даже хуже», — объясняет она.

Сама Лерер придерживалась оппозиционных взглядов, ходила на митинги на Болотной площади и рассчитывала, что после премьерства Владимир Путин больше не станет президентом России. В рассказе говорится, что подобные настроения разделяли и другие сотрудники.

«Идешь, бывало, на митинг на Болотную, а потом надо сделать анонс какой-нибудь программы «Спецкор» (программа Аркадия Мамонтова «Специальный корреспондент». — Ред.) и рассказать про то, какие там все купленные. В таких случаях мы в анонсах старались больше вопросы задавать — «кому это выгодно?», а не говорить прямо. Но все равно чувствовала — шизофрения, это невозможно», — описывает она свою работу.

По её словам, иногда после выхода роликов у нее появлялась чувство вины, как в случае с приговором Pussy Riot и лидером «Левого фронта» Сергеем Удальцовым, когда им вынесли реальные тюремные сроки.

Несоответствие роликов внутренним убеждениям Лерер оправдывала тем, что вместо неё появится новый сотрудник, и винила власти в том, что это они нарушают закон, а не она.

«Люди же хотят играть по правилам. Но не должен же человек в 40 лет разрушать свою карьеру из-за того, что президент не то сделал. Большинство людей не может и не обязано ни с чем бороться», — объясняет экс-сотрудница телеканала.

Последней каплей для неё стала ситуация с Украиной и полученное Владимиром Путиным разрешение на ввод войск в соседнюю страну.

«Какого-то совсем ада мы не делали, а когда началась Украина, я поняла, что всё, это война и я в ней участвую непосредственно. Я ушла, когда Совет Федерации в марте 2014 года разрешил Путину ввести войска. Уволилась на следующий день после того заседания», — говорит Лерер.

Сейчас она считает свою прежнюю работу «соучастием в преступлении» и говорит, что никогда бы не вернулась туда снова.

Ранее редактор Medialeaks Стас Елисеев, несколько лет проработавший на федеральных телеканалах, рассказывал о том, как создается пропаганда на телевидении.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!