Журналист переоделся в женщину, чтобы пробраться в кафе, куда не пускают мужчин. И объединил против себя всех

Журналист переоделся в женщину, чтобы пробраться в кафе, куда не пускают мужчин

Издание «Фонтанка» опубликовало репортаж, в котором журналист переоделся женщиной, чтобы попасть в первое в стране феминистское кафе «Симона», куда днём запрещён вход мужчинам. В соцсетях, правда, такую идею для текста не особо оценили, ведь ничто не мешало пойти туда без всякой маскировки (только не журналисту, а журналистке), а также предположили, что все феминистки на самом деле могут быть переодетыми журналистами.

В начале февраля в Санкт-Петербурге открылось первое в России феминистское кафе «Симона», вход в которое днём разрешён только женщинам и в котором в качестве названий для напитков используются феминитивы: от «экспресски» до «какаини».

И пока одни люди просто обсуждали сам факт открытия такого заведения и его особенности, другие старались попасть внутрь. Так, депутат Виталий Милонов пытался взять кофейню нахрапом, но ему просто не открыли дверь.

Однако как минимум одному мужчине всё же удалось попасть в кафе в запретные для этого часы. 18 февраля в издании «Фонтанка» вышел текст журналиста Алексея Нимандова, который, чтобы узнать, что творится в главном феминистском заведении страны в 2019 году, переоделся женщиной. Конечно, окружающим всё равно было несложно понять, что под макияжем и платьем скрывается мужчина, так что выдуманная легенда гласила, что Алексей планирует сменить пол.

Чтобы «считаться как женщина», пришлось вспомнить времена студенческого КВН, когда для некоторых номеров приходилось влезать в платье. Здесь, однако, подготовка нужна была куда более серьёзная: помимо платья с кардиганом в стиле «скромная интеллектуалка», мужские черты пришлось прятать под серьёзным макияжем и блондинистым париком. Грудь соорудили из лифчика и двух пар свернутых носков. Так Алексей стал Александрой.

Алексей Нимандов / «Фонтанка»

Внутрь журналиста без проблем пустила одна из основательниц «Симоны» Леда Гарина, а внутри он увидел, что перед ним обычный коворкинг, состоящий из одной комнаты, с креслами-мешками, книжной полкой, швейной машинкой и общим ноутбуком. Посетительницы же просто занимались своими делами практически в полной тишине.

Признаков того, что он находится в феминистском заведении, кроме выставки висящих на стенах рисунков «Раскраски для девочек», Нимандов увидел и услышал не так много, как ожидал.

О том, что это феминистское пространство, сообщали только розовые кресла в форме вульвы (их по залу было разбросано несколько штук) и периодически звучащие из уст Гариной и Нартаховой феминитивы: «дизайнерка», «организаторка», «мастерица», «волонтёрка», «операторка». От этого поначалу передёргивало — по моему опыту во «внешнем мире», никто не говорит «дизайнерка» без иронии. Названия кофе, кстати, тоже феминизированы. «Латэсса», «Американка», «Рафиня», «Эспресска» — борьба за женские права идёт даже на таком уровне.

В остальном же кафе совсем не соответствовало феминистским образам, которые были в голове у журналиста.

Общее убранство «Симоны» вообще подходит скорее детскому центру, нежели фем-кафе. Здесь не происходит ничего из того, что показывают в новостях о феминистских акциях: не скачут девушки с голой грудью, никто не четвертует фотографии бывших кавалеров, а на стенах нет ни одного лозунга — только большая раскраска, на которой изображены дети обоих полов. В «Симоне» меньше всего тянет дискутировать об общественных проблемах или за что-то бороться. Хочется просто наслаждаться тишиной и отдыхать.

Алексей Нимандов / «Фонтанка»

Успел корреспондент «Фонтанки» и пообщаться со своей коллегой из Deutsche Welle, которая тоже пришла туда за сюжетом, но уже вполне открыто.

Журналистка принялась опрашивать посетительниц: почему они приходят в «Симону» и ощущают ли опасность в повседневной жизни. Все говорили примерно одно и то же: мир жесток, мужчины порой не гнушаются насилия, а в «Симоне» можно отдохнуть. Очередь дошла и до меня. Журналистка спросила, ощущаю ли я себя в безопасности в современных реалиях. Я сказал как есть: да, иногда ощущаю давление, но не могу назвать это опасностью.

В итоге журналист успешно закончил своё спецзадание, когда в коворкинге началось обсуждение полиаморных отношений, ставшее отличным поводом, чтобы уйти.

И материал «Фонтанки» сразу начал широко обсуждаться в соцсетях. Правда, большая часть юзеров отнеслась как к выбору темы, так и к способу реализации такой гонзо-журналистики не слишком положительно, несмотря на то что текст начал расходиться на цитаты.

Многих возмутил тот факт, что если бы в кафе пошла журналистка, ей бы не понадобились никакая маскировка и легенда, а увиденное внутри кафе нисколько бы не изменилось.

Издание даже ответило на критику в своей группе «ВКонтакте», объяснив, что с корреспондентом-мужчиной материал вышел интереснее. Но такое пояснение не слишком помогло.

Зато появилась новая версия, объяснявшая, почему все девушки в коворкинге молчали и лишь изредка посматривали друг на друга.

Или проблема ещё масштабнее.

Впрочем, некоторые считают, что такой материал «Фонтанки» должен пойти «Симоне» только в плюс.

Житель США тоже обманул сотрудников заведения, которое он посетил. Парень пришёл в крутой ресторан в День святого Валентина, делая вид, что его бросила девушка. Только вот никакой девушки не было, но ресторан быстро придумал, как на это ответить.

А модель с Филиппин регулярно выкладывает в соцсети совместные фото со своим парнем, которого тоже нет. Однако это не обман, а очень грустная история.

Читайте на Medialeaks: Подростков попросили отредактировать свои фотографии перед публикацией в соцсети. И результаты очень грустные