«Переболев, я превратился в немощь». Учитель, журналист и тренер по боксу — о борьбе с постковидным синдромом

MediaLeaks MediaLeaks

Коронавирус COVID-19 — это только начало. По статистике ВОЗ, более чем у половины переболевших развивается постковидный синдром, который может длиться месяцами. Из-за него ухудшается память, плохо работает сердце, возникает одышка и чувство хронической усталости. Вместе с фармацевтической компанией «Гедеон Рихтер» мы поговорили с тремя представителями разных профессий — тренером по боксу, журналистом и учителем истории, — и они рассказали нам, как изменилось их самочувствие после ковида.

«Я стала задыхаться после подъёма на второй этаж»

Виктория Майорова, 21 год, тренер по боксу

«После болезни я превратился в немощь». Учитель истории, журналист и тренер по боксу — о борьбе с постковидным синдромом

Я заболела ковидом в декабре прошлого года и практически на месяц выпала из жизни. В конце ноября я летала в Осетию, и в аэропорту меня начало жутко тошнить, повысилась температура, и я подумала, что отравилась. Дома мне полегчало, но через пару дней стали дико болеть глаза — по ощущениям, они как будто вываливались из орбит. Появился насморк, поднялась температура, хоть и невысокая. Я подумала, что подхватила ОРВИ, начала пить противовирусное.

Но вот я сажусь ужинать и понимаю, что не чувствую запахов и вкуса. Я стала нюхать всё, что у меня есть в квартире, от продуктов до духов, но не ощущала ничего. На следующий день я сделала тест на коронавирус, и он оказался положительным.

Болезнь продолжалась где-то две недели. Температура поднималась максимум до 38, было тяжело дышать. Утром кажется, что всё хорошо, у тебя много сил, садишься завтракать — и понимаешь, что уже устала. Я тогда ещё готовилась к сессии в университете, но оказалось, что моего внимания хватает минут на 15, а потом очень тяжело воспринимать информацию.

Я делала дыхательную гимнастику, упражнения из пилатеса. В течение дня по нескольку раз нюхала всякие аромамасла, чтобы вспоминать запахи. Не знаю, что мне помогло, но к концу первой недели обоняние начало восстанавливаться.

Но при этом появились другие осложнения. Мне было тяжело подниматься по лестнице, после второго этажа я задыхалась, сердце колотилось, и мне приходилось отдыхать. Я не могла идти и одновременно разговаривать — дыхание сбивалось.

Это было для меня очень странно, потому что раньше я могла вынести большие нагрузки и при этом не уставать, а здесь вижу лестницу и понимаю, что это для меня проблема. Я пошла в больницу, мне сделали кардиограмму, взяли анализы, но каких-то нарушений в работе сердца не нашли.

У пациентов, перенесших COVID-19, выявляется дефицит важнейших микроэлементов: калия и магния. Их нехватка может вызвать боли в грудной клетке, перепады артериального давления, тревожно-депрессивный синдром, головокружение, сильную усталость и раздражительность.

Когда я пришла в зал после болезни, первое время работала с весом в два раза меньше. Потом потихоньку за месяц начала плавно возвращать силовые показатели.

Выносливость больше пострадала, я быстро выдыхалась на кардиотренировках. Раньше у меня пульс в покое был от 55 до 65 ударов в минуту, что очень хорошо для тренированного спортсмена. После “короны” пульс мог быть 90 ударов — это очень много. Я повторно проверила сердце, мне сделали УЗИ и обнаружили проблемы с клапанами. Правда, откуда они появились — непонятно. Это мог быть и коронавирус, могло быть и что-то другое.

Ещё у меня снизилась концентрация внимания, я стала медленнее соображать. Я могла сидеть, пытаться сосредоточиться на одной точке, но у меня ничего не получалось. Это до сих пор осталось при больших нагрузках.

Вообще постковидный синдром никуда не исчез. Где-то в марте у меня стали меняться запахи и вкусы — у них появился какой-то противный сладковатый и химический оттенок. В последнее время я начала чувствовать свой запах, причём он становится каким-то неприятным. И это стало проблемой, я не понимала, как меня воспринимают окружающие. Но близкие люди говорят, что они ничего не чувствуют, и от меня отлично пахнет.

После болезни я пила витаминные комплексы, минералы, также мне назначали препараты для общего укрепления. И со временем стало легче, мой пульс вернулся к нормальным значениям.

Если вы заболели ковидом или переживаете постковидный синдром, главное — не отчаиваться, настроиться на хороший лад, обеспечить себе комфортные условия, убрать всё, что мешает восстанавливаться. Любая болезнь — это стресс, поэтому очень важно исключить все остальные источники стресса. Больше отдыхайте, не запрещайте себе вздремнуть посреди дня или съесть лишнюю порцию калорий. Я для себя закладывала два месяца на выздоровление, была готова, что это будет самое непродуктивное время. И, возможно, благодаря этому я и восстановилась быстрее.

«После болезни я забываю, что мне сказали минуту назад»

Роман Жигун, учитель истории, 29 лет

«После болезни я превратился в немощь». Учитель истории, журналист и тренер по боксу — о борьбе с постковидным синдромом

Я, скорее всего, болел дважды. Первый раз — в феврале 2020 года. Тогда я не делал теста, но по симптоматике и последствиям это вероятнее всего был именно коронавирус. Второй раз, подтверждённый, — в декабре 2020 года.

Первый раз у меня резко повысилась температура до 40 градусов. Я на тот момент о ковиде слышал краем уха и подумал, что у меня обычный грипп. Но в отличие от гриппа температура очень плохо сбивалась жаропонижающими, сначала падала на полтора-два часа, а затем вновь подскакивала. Мышцы и суставы очень сильно ломило, начались галлюцинации. На фоне этого развилась вторичная инфекция: весь рот и язык покрылись язвами. В результате я не мог есть ничего кроме детского пюре.

После выздоровления я стал быстро уставать, и у меня ухудшилась кратковременная память. В моменте прекрасно понимал, что мне говорят, а через минуту всё забывал.

Дефицит магния, который часто возникает при постковидном синдроме, отрицательно влияет на работу сердечно-сосудистой системы, и может вызвать головокружение, сильную усталость, раздражительность и проблемы с памятью.

Второй раз прошел легче. Я почувствовал, что простудился, температура поднялась до 38 градусов. Тест подтвердил коронавирус, и я ушёл на самоизоляцию. Из симптомов были только лёгкая слабость, кашель и лихорадка. И обоняние пропало — я нюхал всё, что мог, в том числе водку и бальзам «Звёздочка», и ничего не чувствовал. А вот вкус был, хоть и ослабленный.

Но последствия болезни продолжались дольше. Долгое время я задыхался при ходьбе на самые короткие расстояния.

Я человек довольно спортивный, в армии служил в воздушно-десантных войсках. Но после болезни я превратился в немощь, которая не может спокойно пройти 500 метров.

Однажды я попытался догнать уходящий автобус и пробежал до остановки метров 150. После этого я не мог прийти в себя до конца дня. Также у меня были приступы учащённого сердцебиения, причём ритм какой-то был неправильный.

Эти симптомы мешали мне нормально существовать, и я решил обратиться к специалисту, чтобы проверить, все ли в порядке. Мне назначили комплекс обследований, в том числе взяли кровь на калий и магний, микроэлементы, которые очень часто снижаются при ковиде, и из-за этого постковидный синдром может длиться дольше и с более неприятными симптомами. Эти микроэлементы оказались совсем не в норме в моем организме, и мне назначали препарат, восстанавляющий их уровень.

Одна из действенных комбинаций для борьбы с постковидным синдромом— препараты калия и магния, например, «Панангин» от фармацевтической компании «Гедеон Рихтер». Он может помогать устранять дефицит калия и магния в крови, за счёт чего минимизируются симптомы астении и снижается риск осложнений в работе сердечно-сосудистой системы.

Сейчас уже намного легче. Я спокойно хожу хоть по 20, хоть по 30 км — вот недавно в августе отдыхал и ходил на такие расстояния. Дневная сонливость осталась, но ночью сплю уже нормально.

А вот с кратковременной памятью до сих пор проблемы. Чтобы что-то понять, приходится по нескольку раз перечитывать или переспрашивать. Я не могу нормально отработать восемь часов в день: быстро устаю, моментально рассеивается внимание. К тому же у меня немного ухудшились отношения с коллегами, потому что я начал срывать порученные мне задачи. Я просто забываю, что нужно сделать, или не успеваю из-за усталости.

Если у вас постковидный синдром, я бы посоветовал как-то эту проблему обговорить с коллегами, объяснить, как на вас повлияла эта болезнь. Скорее всего, у большинства переболевших будет снижаться работоспособность, и начальство, коллеги должны понимать почему. Да и в личных отношениях с этим сталкивался: мне что-то говорят, я киваю, мол, да, всё понял. А потом я это забываю. В результате возникает конфликт, потому что вроде мне всё объяснили, я со всем согласился, а потом забыл. И нужно об этом говорить, что есть такая особенность, что необходимо какие-то вещи повторять, чтобы не было конфликтов и недопонимания. И, конечно, если чувствуется, что обычные восстанавляющие методы не помогают, обратитесь к специалисту, ведь постковидный синдром может серьезно влиять на работу и сердца, и сосудов и мозга.

«Я практически не вижусь с друзьями — у меня просто нет сил»

Милана Бородина, журналист, 29 лет

«После болезни я превратился в немощь». Учитель истории, журналист и тренер по боксу — о борьбе с постковидным синдромом

Я заболела в конце апреля 2021 года. Сначала подумала, что у меня что-то с сердцем: посинели ногтевые пластины, началась аритмия и казалось, что сильно тянет в груди. Я вызвала скорую, они сделали электрокардиограмму и сказали, что с сердцем всё нормально.

На следующий день поднялась температура до 38,5, болели глаза и было какое-то ощущение тумана в голове. Запах и вкус не пропали, и, несмотря на лихорадку, был адский аппетит. На третий день я снова вызвала скорую, они сделали тест и подтвердили коронавирус. Хоть я и принимала жаропонижающие, температура по ночам поднималась настолько, что один раз у меня были слуховые галлюцинации, я слышала какую-то музыку. Где-то пять-семь дней мне было очень плохо, а потом начала понемногу выздоравливать. Слабость оставалась, а вот остальных симптомов уже не было.

После выздоровления я очень долго была рассеянной. Я постоянно теряла вещи дома, в общественных местах, забывала, какие дела надо сделать и во сколько. Если раньше я могла рассказать про то, над чем работала в течение недели, без запинки, то сейчас иногда не могу вспомнить, что делала утром.

Продуктивность заметно снизилась. Мне часто на работе приходится надевать наушники, чтобы никак не отвлекаться. И я стала как-то очень сильно реагировать на громкие звуки. Раньше могла спокойно работать при шуме, и мне ничего не мешало.

До этого я, наверное, лет пять не болела, а сейчас где-то раз в месяц поднимается температура без причин. Мне приходилось брать выходной и идти к доктору проверяться. В сентябре мне поставили ОРВИ, ну потому что тогда все болели, а в августе тест на коронавирус был отрицательным, и мне сказали, что температура просто поднялась, может, из-за стресса. И вот это у меня впервые, что из-за болезни пришлось брать выходной на работе. Даже когда коронавирус был, я всё равно работала. Хотя теперь понимаю, что зря, это был дополнительный стресс для организма, и лучше спокойно полежать, выстрадать это, чтобы потом было меньше последствий.

Если раньше я могла после работы приготовить несколько блюд, убраться и ещё книгу почитать, то сейчас энергии хватает только на последний пункт. Остальное я заставляю себя делать из-под палки. С друзьями практически не вижусь — просто нет сил. И даже в отпуске из семи дней большую часть я провалялась на диване, не находя сил встать и чем-то заняться.

Симптомы дефицита калия при постковидном синдроме — боли в грудной клетке, перепады давления, тревожность и депрессивное настроение.

Мне стало сложнее просыпаться по утрам. Раньше я могла встать в семь утра без будильника, а сейчас в восемь еле-еле открываю глаза, чувствую себя вялой и невыспавшейся.

У меня друзья, семейная пара, в августе переболели. Они немного старше меня, им обоим чуть за 40. И вот мой друг, он всегда такой бойкий, энергичный, но после болезни никуда не выходит, старается дома работать. После ковида у него начались серьезные проблемы с давлением: оно скакало то вверх, то вниз, повышалось до нетипичных для него цифр.

По данным международного исследования, у 78% пациентов, переболевших ковидом, обнаружены ухудшения в работе сердечно-сосудистой системы. Чаще всего появляются два осложнения: нарушения сердечного ритма и повышение или понижение артериального давления.

Сначала он думал, что все наладится само, но симптомы никуда не уходили, иногда его состояние доходило до приступов гипертонического криза, когда даже приходилось вызывать скорую. Его жена все-таки заставила супруга сходить к врачу, и в итоге ему назначили терапию.

Оказалось, что проблемы в работе сердца и, в частности, повышение давления —  распространённая история, характерная для тех, кто переболел ковидом.

У подруги моей пока такого нет, а ее муж на прописанной терапии стал чувствовать себя гораздо лучше.

К улучшению состояния при коррекции артериального давления во время постковидного синдрома могут приводить препараты с комбинированным действием. Они оказывают влияние сразу на несколько факторов риска, например, на уровень артериального давления и холестерина, а также уменьшают воспаление за счет содержания в них статина. Такие препараты с двойной или тройной комбинацией удобны в приеме: пациентам надо пить всего одну таблетку или капсулу вместо нескольких.

Нутрициолог посоветовал мне изменить питание, помог подобрать витамины и минеральные комплексы. Я теперь начинаю день с завтрака и таблетницы, максимально отказалась от вредной еды, фастфуда. Больше переключилась на фермерские органические продукты, на овощи и фрукты. Выходит значительно дороже, но меня сейчас это не особо волнует. Ну конечно, как и все люди, иногда срываюсь.

Мне кажется, что если вы заболели, то нужно следить за своим состоянием, не быть такой беспечной, как я. Я вот всё это рассказала и понимаю, что надо пойти обследоваться, может, коронавирус повлиял на что-то, что сейчас незаметно, но со временем выстрелит.

ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. ПЕРЕД ПРИМЕНЕНИЕМ СЛЕДУЕТ ПРОКОНСУЛЬТИРОВАТЬСЯ СО СПЕЦИАЛИСТОМ.