Кремль, Сечин и медиамагнаты. «Проект» назвал владельцев телеграм-каналов, и реакция площадок была ожидаема

Журналисты издания «Проект» выпустили расследование, посвящённое крупным анонимным каналам в телеграме. В нём авторы утверждают, что выяснили, кто может стоять за такими известными каналами, как «Незыгарь», «Караульный», «Акилитоп», «338» и другие, как они зарабатывают, сколько стоит размещение поста в них и почему некоторые темы админы отвергают. Но телеграм-каналы и якобы связанные с ними структуры, разумеется, подтверждать заявления журналистов не торопятся.

Анонимные русскоязычные телеграм-каналы на самом деле могут быть не такими уж независимыми от власти — об этом заявили журналисты издания «Проект» в новом расследовании, посвящённом известным площадкам в мессенджере. Кремль, как утверждают авторы, ещё перед президентскими выборами, в конце 2016 года, начал активно интересоваться продвижением необходимой информации через мессенджер — для того чтобы максимально дискредитировать Алексея Навального.

Для этого власти якобы использовали неких подрядчиков, ответственных за размещение подобных постов в своих или же других каналах. Выборы прошли, однако подрядчики по-прежнему в деле, говорится в расследовании. Среди них называются такие телеграм-каналы, как «Полный П» (автор — активистка Кристина Потупчик), «Акитилоп», «Давыдов.Индекс» и прочие. Впрочем, другие популярные площадки в мессенджере также имеют отношение к провластным структурам, сообщили журналисты.

На кого работают крупные телеграм-каналы Mash, «Незыгарь», «Караульный» и другие

Журналисты уверяют, что выяснили, кто стоит за многими популярными известными каналами в телеграме. К примеру, проект издателя Life Арама Габриелянова «Мэш», говорится в расследовании, сейчас контролирует Степан Ковальчук, сын медиамагната Кирилла Ковальчука и внучатый племянник Юрия Ковальчука, друга Владимира Путина.

Ковальчуки пришли на рынок с приближением президентских выборов. Сначала всю работу с каналами выполняла близкая им компания «Михайлов и Партнеры» и связанное с ним агентство Agency One. С ними собеседники «Проекта» связывают массовые каналы — например, «Мейстер» (68 тыс. подписчиков) и «Бойлерную» (162 тыс. подписчиков). Многие собеседники «Проекта», близкие к Кремлю, убеждены, что как минимум одно время связанные с Ковальчуками структуры контролировали и «Незыгаря». — Михаил Рубин, Роман Баданин

Настоящий владелец телеграм-канала «Незыгарь», по заявлению «Проекта», — первый замруководителя администрации президента Алексей Громов. Однако занимается площадкой он якобы через Владислава Клюшина — учредителя компании «М-13», создавшей для властей систему мониторинга СМИ «Катюша». Но как бы то ни было, Громов имеет отношение к «Незыгарю», считают авторы.

Человек, участвующий в совещаниях у Громова, рассказывает, что однажды там обсуждали пост «Незыгаря», содержащий ошибочную информацию. «Да это редакция что-то напутала», — якобы спокойно отреагировал Громов. Участники сделали для себя вывод, что первый замглавы кремлевской администрации хотел показать, что контролирует канал. — Михаил Рубин, Роман Баданин

Алексей Громов

За «Караульным» ранее стояла группа провластных политологов и журналистов, утверждается в расследовании. Однако осенью 2017 года телеграм-канал, сообщает «Проект», за сумму в 10 миллионов рублей купил не кто иной, как глава «Роснефти» Игорь Сечин. Авторы расследования пишут, что после осени 2017 года в «Караульном» исчезли сообщения, критикующие «Роснефть», зато положительный контент о компании начал появляться часто.

Когда мы списались с «Караульным» под видом заказчика и предложили материал о госкомпании, то тут же получили вопрос — будет он негативным или позитивным. Узнав, что материал может быть негативным, администратор сразу отказался от сделки. — Михаил Рубин, Роман Баданин

Читайте на Medialeaks: Забей мозгу пенальти. Как прокачать интеллект с помощью онлайн-игр

Телеграм-канал «Мышь в овощном», исходя из расследования, принадлежит некоему Николаю Чернову — сыну первого проректора СПбГУ Елены Черновой. Мужчина якобы имеет хорошие отношения с админами  «Караульного», а также «подрядчиками», и связан с площадками 338 и «Опер слил».

Откуда деньги у телеграм-каналов

Если исходить из того, что многие крупные площадки в Telegram связаны с провластными структурами и бизнесменами, вопрос об их источниках доходов практически отпадает. Однако журналисты всё же попытались выяснить, как именно зарабатывают телеграм-каналы.

Корреспонденты «Проекта» утверждают, что нередко площадкам за размещение выгодной для властей информации платят как раз таки нанятые Кремлём подрядчики. Впрочем, не всегда заказчику выгодны именно публикации. У телеграм-каналов можно заказать блоки или же стоп-листы — то есть запреты на негативное упоминание какого-либо события и персоны. Доходит до того, что некоторые платят админам площадок за «блок на блок»: некое заинтересованное лицо устраивает так, чтобы кто-либо не мог заказать в телеграм-канале бан на чьё-либо упоминание.

Авторы расследования под видом заказчиков связались с популярными каналами и выяснили, какие суммы и в какой валюте те берут за размещение информации.

[В «Незыгаре»] За пост свыше ста слов просят 1,5 биткоина (около 630 тыс. рублей на тот момент), за пост меньше — 0,008 биткоина за каждое слово, а пакет из трех публикаций предложили по выгодному тарифу — три биткоина. <...> Администратор канала «Караульный» предложил платное размещение постов не только у себя, но и сразу в десятке других каналов, например, «Футляре от виолончели», «Медиатехнологе» и «Бойлерной». За пост просили от 30 до 60 тысяч рублей в зависимости от канала (деньги нужно было перевести на карту Сбербанка «стороннего пиарщика»). «Кремлевский мамковед» берет 30 тысяч за пост, а «Дабл Ять» — 50 тыс.

— Михаил Рубин, Роман Баданин

При этом если «Незыгарь», как пишет «Проект», согласился разместить абсолютно любую информацию, то «Караульный» отказался от постов с критикой Совбеза, любым (и позитивным, и негативным) упоминанием администрации Путина и сотрудников Кремля.

Журналисты также составили карту крупных телеграм-каналов в русскоязычном сегменте Telegram, где расписали, кому принадлежат какие площадки (не только «Мэш», «Незыгарь» и «Караульный», а также «Кремлёвский мамковед», «Дабл Ять», «Методичка», «Бойлерная», «Пяр во время чумы», «Постправда» и другие).

Как телеграм-каналы и лица, фигурирующие в материале «Проекта», отреагировали на расследование

В «Караульном» в ответ на публикацию появился пост, который админы позже закрепили в шапке канала.

О, нас опять всех попалили и отдеанонимизировали. Да что ж ты будешь делать. — Караульный, телеграм-канал

В посте телеграм-канал привёл отрывок из того же расследования, в котором утверждалось, что «Караульный» никогда не скрывал своей связи с властями. А позже на площадке начали появляться репосты из других каналов, критикующие материал «Проекта». К примеру, из «Медиатехнолога», который якобы контролируется «подрядчиками».

Как вы понимаете относить наш канал к прокремлёвским — это профанация. Мы всегда были независимы и такими и останемся до искончания времён. Насчёт других каналов и их принадлежности к каким бы то ни было башням и кланам правды от силы 20 процентов. — Медиатехнолог, телеграм-канал

«Незыгарь» от имени канала на момент написания этой заметки расследование никак не прокомментировал, однако также репостнул некоторые критикующие материал публикации. Mash комментариев или репостов по поводу материала не давал.

Также почти во всех вышеприведённых каналах появился пост с комментарием по поводу расследования пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, который у него взяли журналисты «Эха Москвы».

Я знаю, что на этот счёт [связи телеграм-каналов с властями] есть очень много слухов. Вполне очевидно, что имеются телеграм-каналы, которые критикуют действия Кремля. Есть те, кто пытается объективно критиковать те или иные процессы. Есть те, кто это делает просто в заказном платном режиме, есть те, кто поддерживает действия Кремля. Поэтому в данном случае речь идёт о многообразии. — Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента РФ

Комментарий по поводу связи «Караульного» с «Роснефтью» дал пресс-секретарь нефтяной компании Михаил Леонтьев. «Проекту» он ещё ранее отрицал покупку канала организацией. Когда журналисты других изданий, к примеру «Дождя», связались с прессеком, он ответил им в достаточно резкой форме.

Какое расследование? Какой канал? Слушайте, ребят, ну вы в своём уме вообще на самом деле? Вы больные, ну совсем больные? Какое расследование, чего расследование? Я понятия не имею, о чём идёт речь. Меня просто удивляет, что взрослые вроде люди, половозрелые, занимаются какой-то безумной ерундой, расследованиями. «Роснефть» не занимается телеграм-каналами. Я их читаю, например. Что я вам, отчитываться буду, интервью давать? Ну идите в жопу, ребят, ну честно. — Михаил Леонтьев

Другой обсуждаемой в соцсетях и телеграме темой конца октября стало гражданство журналиста телеканала «Вести» Сергея Брилёва. Алексей Навальный в своём расследовании заявил, что Брилёв — подданный Великобритании. Впрочем, ответ журналиста оказался немного не таким, какого можно было ожидать.

А пока одни пользователи рассуждают о телеграм-каналах или гражданстве журналистов, другие нашли для себя простое и забавное развлечение — переводчик эмодзи в «Яндексе». Да, он существует уже почти год, но некоторые юзеры узнали о нём только сейчас и влюбились в него. Очень уж забавные (и жуткие) фразы сервис выдаёт в результатах.