Как журналист New York Times проехал из Екатеринбурга в Самару в плацкарте и полюбил Россию

Английский футбольный обозреватель Рори Смит, пишущий для New York Times, приехал на чемпионат мира и попал в плацкартный вагон, следовавший из Екатеринбурга в Самару. О своих впечатлениях он рассказал в твиттере. Сначала было нелегко, но потом Рори подружился с попутчиками, поел домашней еды и понял, в чём фишка таких путешествий.

Рори Смит, английский журналист родом из Манчестера, приехал в Россию, чтобы писать о чемпионате мира по футболу. Изначально Рори был настроен к самому мероприятию и России в целом довольно скептически. Накануне открытия опубликовал колонку с названием «Россия принимает чемпионат мира, хорошо это или плохо», в которой рассуждал о том, насколько в реальности болельщикам понравится то, что они увидят, приехав на чемпионат.

Теперь Рори, кажется, начал понимать, что Россия не такая уж страшная. Для этого ему пришлось прожить здесь неделю и получить экзистенциальный российский опыт: проехать по глубинке в плацкартном вагоне. Своё путешествие из Екатеринбурга, где французы обыграли сборную Перу, в Самару, где 25 июня встретятся команды Уругвая и России, он описал в твиттере.

На случай, если вы не в курсе, что такое стропвафли, вот они:

С этим Рори Смит собирался доехать из Екатеринбурга в Самару. Мужественный парень!

Дальше у Рори начались сложности. Он столкнулся с неотъемлемой частью российской культуры путешествий: едой.

Читайте на Medialeaks: Оптическая иллюзия с невестой и женихом, и стоп… Что это? Нет, не то, что вы могли подумать

Во время чемпионата случается много всего хорошего и доброго. То меметичный болельщик учится виртуозно ругаться матом и читать русские стихи, то вдруг не только японцы, но и колумбийцы с сенегальцами добровольно начинают убирать за собой трибуны после игры.

Но не всё проходит гладко. Испанская журналистка обвинила российского болельщика в домогательствах за то, что, проходя мимо, он на секунду обнял её и поцеловал в щёку. А аргентинцы наконец устроили драку с хорватскими болельщиками — первую за целую неделю чемпионата мира.