Семьи из Индии согласны воспитать перепутанных при рождении детей. Ради их блага они готовы забыть о религии

В Индии в больнице перепутали детей двух очень разных происхождений: одна семья исповедовала ислам, другая — индуизм. После долгого поиска правды, разбирательств с больницей и властями и нескольких тестов ДНК семьи получили разрешение произвести обмен. Но уже не собираются этого делать и даже готовы оставить в стороне религию — и всё ради блага детей.

В северо-восточном индийском штате Ассам развернулась история, которая могла бы послужить сценарием для болливудского блокбастера, рассказывает BBC. Утром 11 марта 2015 года в больнице города Мангалдай родила мальчика Салма Парбин, и уже на следующий день роженицу отпустили домой. Но её не оставляли мысли, что в этот временной промежуток случилось что-то ужасное, рассказывает её муж.

Неделю спустя моя жена сказала мне: «Этот ребёнок не наш». Я ответил ей: «Что ты такое говоришь? Нельзя такое говорить о невинном ребёнке». Тогда моя жена рассказала мне, что в то утро в соседней палате рожала ещё одна женщина и что она подозревала, что их детей могли перепутать. Я ей не верил, но она продолжала настаивать.

Салма Парбин рассказывает, что она с самого начала думала, что Джонейт — так она назвала своего сына — не был её настоящим ребёнком.

Когда я увидела его личико, в мою душу закрались сомнения. Я вспомнила лицо женщины из другой палаты, и он был на неё похож. Я видела это в его глазах. У него были маленькие глаза, таких не было ни у кого в моей семье.

Когда Ахмед передал администратору больницы опасения супруги, ему ответили в стиле «Бильжо о Космодемьянской», что у женщины нездоровый рассудок и она нуждается в психиатрической помощи. Тогда мужчина оставил запрос на разглашение информации, требуя доступа к сведениям о всех младенцах, появившихся на свет в больнице около 7 часов утра 11 марта.

Спустя месяц он получил сведения о семи семьях, у которых в это время родились дети. Изучив документы, Ахмед остановился на женщине «из племени Бодо» — именно так описала соседку его супруга. Между двумя историями было слишком много сходств: обе женщины родили мальчиков, каждый весил около трёх килограмм и рождение младенцев разделяли всего пять минут.

После этого я дважды отправлялся в их деревню, но не мог набраться смелости постучать в их дверь. Тогда я написал им письмо. Я написал, что моя жена была уверена, что наших детей перепутали, и спрашивал, не было ли у них таких подозрений. Я оставил внизу свой номер телефона и попросил их мне позвонить.

Деревенский дом Анила и Шевали Боро и их сына Рияна Чандры находился всего в 30 километрах от места, где жила семья Ахмеда. До того, как они получили письмо Ахмеда, у них не было никаких сомнений, что Риян — их сын. Но когда две семьи встретились, это изменилось, и Шевали рассказывает, что когда увидела мальчика, её охватило отчаяние и она расплакалась.

Читайте на Medialeaks: Кто такой Александр Еркалов, который в составе «Кибердружины» ищет экстремизм в мемах пользователей

Когда я впервые увидела его, я поняла, как он похож на своего отца. Мы принадлежим народности Боро, и мы не похожи на мусульман и ассамцев. У нас изогнут глазной разрез, и у нас обычно пухлые руки и щёки. Нам свойственны монгольские черты.

Салма Парбин рассказала, что когда она впервые увидела Рияна, сразу поняла, что это был её ребёнок — и предложила поменяться обратно прямо здесь и сейчас. Но мама второго ребёнка отказалась это делать, передаёт корреспондент BBC, сделавший фотографии обеих семей.

По требованию Ахмеда администрация госпиталя начала внутреннее расследование. Но после того, как они расспросили медсестру, дежурившую в то утро, больница отвергла все обвинения в свой адрес — подобную ошибку сложно признать, даже если бы мама пряталась под маской Чубакки. Ахмеда их доводы не убедили, и он отправил образцы крови своей жены и ребёнка на ДНК-тестирование. В августе 2015 года мужчина получил ответ: между его женой и маленьким Джонейтом действительно не было никакого родства.

Когда в больнице ему заявили, что ДНК-тест не имел законной силы, в декабре 2015 года он обратился в полицию. Помощник инспектора Германта Баруа, занимавшийся расследованием, рассказал, что изучил данные о рождении малышей в больнице и нанёс визиты обеим семьям, сообщает BBC.

В январе 2016 года Баруа взял образцы крови у обеих семейных пар и их детей и отправился в Калькутту. Но местная криминальная лаборатория отказалась проводить исследование из-за ошибки в заполнении документов.

Тогда уже в апреле 2016 года они снова собрали образцы крови ещё раз и протестировали их в лаборатории в Гувахати, столице штата. Обратно результаты семьи получили только в ноябре — и документы подтвердили предположение Ахмеда, что детей перепутали при рождении.

Тогда Баруа посоветовал Ахмеду обратиться в суд и потребовать официального разрешения произвести обмен детьми. 4 января, когда обе семьи пришли в суд, чтобы совершить обмен, оба малыша заревели и напрочь отказались расставаться со своими поневоле приёмными семьями, рассказывает Салма Парбин.

Судья сказал нам, что если мы желаем совершить обмен, то можем это сделать. Но мы ответили, что отказываемся. Мы растили их последние три года, мы не можем просто взять и выкинуть их из своей жизни.

Джонейт плакал. Он сидел на коленях моего деверя. Он обвил его шею руками и отказывался уходить.

Риян тоже плакал и крепко держался за маму.

Анил Боро рассказал, что если бы семьи всё-таки решились обменяться детьми, они нанесли бы этим им огромную эмоциональную травму — ведь мальчики слишком малы, чтобы понять, что происходит.

Несмотря на отсутствие кровного родства, обе семьи очень привязались к малышам. Маленького Риана полюбили не только родители, но и его приёмные бабушки и дяди.

Посмотрите на его лицо, он такой очаровашка. Да как его вообще можно кому-то отдать?

Но это естественный инстинкт бабушки: закормить дитятку и заштопать ему любимые рваные джинсы, пока он ест.

Когда Салма Парбин ещё только собиралась в суд, её родная восьмилетняя дочь умоляла не отдавать брата. Теперь ради детей обе семьи готовы стать друзьями даже не смотря на разницу в вере, утверждает Ахмед.

Ребёнок есть ребёнок. Это дар Господа. Он не мусульманин и не индуист. Все рождаются одинаковыми. Индуистами и мусульманами становятся уже здесь, на Земле.

Ахмед рассказывает, что малыши вряд ли смогут приспособиться, если они сейчас поменяются местами. Их образ жизни, язык, культура и привычки в питании слишком разные уже в этом возрасте, говорит он.

Родители обоих мальчиков соглашаются: они должны подрасти, перед тем как сделать решение, с кем им жить. Ну а пока семьи прикладывают все усилия, чтобы подружиться и играть хоть какую-то роль в жизни своих родных детей. И 24 января обе семьи отправятся в суд, где подтвердят, что согласны воспитывать детей друг друга.

Понесёт ли больница какую-либо ответственность за произошедшее, BBC не сообщает.

В Китае недавно достигла кульминации не менее фантастическая история: разлучённые 20 лет назад с дочерью родители смогли отыскать её и заново с ней познакомиться много лет спустя.

Подписывайтесь на наш классный канал в Телеграм!