«Первый» показал, какие неграмотные в МГУ журфаковцы. А те в ответ показали, какие плохие у канала журналисты

Репортаж Первого канала о том, какие грубые ошибки в словах допускают студенты журфака МГУ, вызвал бурю негодования у самих журфаковцев. Герои сюжета говорят, что сотрудники «Первого» представились вымышленными именами, не спрашивали у них согласия на съёмку и допустили в своём репортаже несколько фактических ошибок. Некоторым людям даже не верится, что работники федерального телеканала могли себя так повести.

Вечером в четверг, 22 ноября, на Первом канале в программе «Время» вышел сюжет, посвящённый Дню словаря и грамотности российской молодёжи. Ведущий передачи Кирилл Клейменов назвал грамотность современных школьников и студентов «настоящей катастрофой национального масштаба» и в доказательство представил вниманию зрителей репортаж Юрия Липатова.

Сюжет начинается с того, что молодым людям предлагают карточки со словами, в которые надо вставить пропущенные буквы. В репортаже таких слов показали всего пять: предыстория, винегрет, дирижёр, коалиция, инженер. И судя по видео, не справился с этим заданием практически никто из тех, к кому подходили журналисты.

По словам Липатова, заполнить карточки соглашались далеко не все, а если соглашались и делали ошибку, то «включали студенческий рефлекс: отходили дворами, включая инкогнито». Один из героев видео, ошибшийся в слове «дирижёр», сказал, что надеется, что «это никуда не попадёт», а другая девушка вообще отказалась называть своё имя, потому что «имеет на это право».

Читайте на Medialeaks: Новая оптическая иллюзия, на которой кожа индейки двигается сама по себе. Глазам больно, но прикольно

Затем Липатов перешёл к перечислению типичных ошибок, которые первокурсники журфака (даже те, которые набрали 100 баллов на ЕГЭ) якобы каждый год делают в традиционном проверочном диктанте.

Взяли журналисты комментарий и у доцента кафедры стилистики журфака МГУ Анастасии Николаевой. Она сказала, что ужасных ошибок по типу «врочи» у студентов в диктантах стало меньше, но общая грамотность значительно упала.

Тех, кто способен сделать меньше восьми ошибок в небольшом тексте, чтобы получить оценку «зачёт», в 2009 году было 18 процентов, почти каждый пятый, а в 2016 году успешно сдали зачёт лишь 4 процента студентов!

Николаева даже показала шутливую топонимическую карту, составленную из ошибок, встреченных ею у студентов.

После краткой вставки про учительницу Татьяну Гартман из Нижнего Новгорода, которая учит детей «медиаграмотности», показывая, как самостоятельно записывать видеоблоги, журналисты рассказали про «любовный диктант», который якобы писали первокурсницы МГУ. И вот какие ошибки, по словам авторов репортажа, они в нём совершили.

Мой желаНый и единственный друг, все слова кажутся какими-то искуСтвенными и деланными, когда я пишу о самом важном, о моем отношениЕ к тебе. Говорят, наша жизнь — это такая длинная дорога через некорчОваНое поле, где одни препятствия и прИпоны. Пусть мир — это тЯтр, а люди в НЕЙ актеры, но это будет удивительный и прекрасный спектакль.

Репортаж Первого канала посмотрели не только никак не относящиеся к журфаку МГУ люди, но и его студенты, причём те, которые непосредственно участвовали в съёмке сюжета. И одна из них, Юлия Рыбина, высказала возмущение работой журналистов «Первого» у себя на странице во «ВКонтакте».

Юлия Рыбина

Во-первых, по словам Юлии, первокурсники журфака МГУ в этом году не писали ни «традиционного проверочного диктанта», как назвали его авторы сюжета, ни «любовного диктанта». Информацию о том, что установочного диктанта в этом году у первокурсников действительно не было, Medialeaks подтвердил студент журфака, работающий в редакции.

Во-вторых, в репортаж, как пишет Юля, были вставлены только кадры с ошибками в карточках, притом что сама девушка заполнила их все правильно.

Я и многие мои знакомые участвовали в опросе и вставляли буквы в эти карточки, которые никак не проверяют грамотность. В эфир попали кадры с единичными ошибками, и большая часть из них сделана не студентами журфака. Я, например, безупречно справилась с заданием и объяснила постановку выбранной буквы.

Ошибки же типа «поциэнт», «рыца» журналисты, по словам Юли, взяли из старой статьи 2009 года, опубликованной на сайте «Российской газеты», которую девушка назвала ложной.

При этом когда сотрудники «Первого» подходили к студентам, то не говорили название ни канала, ни проекта, который снимают, а ответное нежелание студентов представиться выставляли как агрессивную реакцию на заполнение карточек. Такие слова Юли подтверждает и другая студентка журфака — Анастасия Степанова. Девушка написала во «ВКонтакте», что журналисты «Первого» подошли к ней под предлогом проверки каких-то материалов для «Новой Газеты».

Вечером вторника мы с одногруппницами вышли из здания журфака, а поскольку я не курила, то неизвестный мужчина в чёрной куртке подошёл именно ко мне. Он представился журналистом, не называя СМИ, сказал, что проверяет подлинность материалов Новой газеты и хочет просто задать вопрос. На слова о том, что мне не хотелось бы в этом участвовать, никто не прореагировал, поэтому вопрос, на вид достаточно безобидный, был задан. Вопрос и мой ответ, естественно, в кадре не появятся, хотя бы потому, что камеры и микрофон были поднесены уже после того, как принесли карточки. Разрешения на съемку, естественно, никто не спросил.

Анастасия, согласившаяся поучаствовать в эксперименте с карточками ради интереса, рассказывает, что автор сюжета, которого на самом деле звали Юрий, представился Сергеем. А когда она сама отказалась представиться, мужчина в чёрной куртке в шутку предположил, что она боевик с Донбасса, и продолжал настаивать на том, чтобы она назвала своё имя.

Девушка пишет, что попросила журналистов не вставлять кадры с собой в сюжет, но всё равно увидела себя там.

Оригинальный пост Юлии во «ВКонтакте» лайкнула почти тысяча человек, а репостнули почти двести раз. Поведением сотрудников «Первого» возмущались не только в ВК, но и в твиттере тоже.

Некоторые студенты журфака запустили у себя в сториз флешмоб, призывая автора сюжета самому попробовать написать установочный диктант на журфаке.

Пользователи даже призывали студентов подать в суд  на Первый канал.

Судиться с телеканалом уже пробовала другая студентка МГУ — Наталья Командина. В прошлом году девушка обвиняла «Первый» в том, что он не только выбрал самые неудачные её ответы на вопросы о русской культуре, но и вырезал некоторые её фразы.

Такой же тактики «вырезания» Первый канал придерживался и при переводе на русский язык телесериала «Фарго», где несколько раз упоминался президент Путин. Правда, в одном случае из речи героев его имя всё же не убрали, а лишь заменили на, видимо, более безобидное — по мнению авторов перевода — слово.