«Остро реагировал на пинки». Мать из Барнаула пожаловалась на травлю сына в школе, и ответ учителей её удивил

Мать барнаульского школьника Ульяна Меньшикова рассказала у себя в фейсбуке историю о том, как её сына Илью травили в школе. Больше всего женщину возмутили даже не действия обидчиков, а реакция на произошедшее школьных учителей. По словам Меньшиковой, они обвинили в травле её саму и Илью, который, по мнению преподавателей, не должен был так остро реагировать на нападки против него.

Ульяна Меньшикова из Барнаула — блогер, писательница и регент (дирижёр православного хора). Она несколько раз организовывала выступления и у Храма Христа Спасителя, и во время шествия Бессмертного полка.

У Ульяны есть 14-летний сын по имени Илья, который учится в восьмом классе барнаульской школы № 101. И, судя по словам его мамы, последнее время парню приходится совсем несладко. Как написала Меньшикова у себя в фейсбуке, подозрения о том, что Илью травят, у неё появились в сентябре этого года, но тогда она не придала этому большого значения, решив, что сын справится со всем сам.

Первый звонок прозвенел, когда в сентябре он вернулся домой с занятий в свежекупленной красивой куртке, весь как орденами увешанный омерзительными мужицкими харчками и с отпечатком грязного ботинка на спине. На мой вопрос: «Что случилось?!» — последовал ответ: «Да это малолетки дурью маются, сам разберусь, мам». Парень у меня высокий, крупный, в анамнезе три года футбола и семь лет в киокушинкай, конечно же разберётся, тем более с мелкотой.

Фотографий с Ильёй на странице у Меньшиковой немного, вот одна из самых недавних. Снимок плохого качества, но разглядеть внушительную комплекцию Ильи на нём вполне можно.

Читайте на Medialeaks: Мужчина целый месяц питался только в «Макдоналдсе». Кажется, результат такой диеты удивил даже его

После этого, как пишет Ульяна, сын начал регулярно возвращаться домой побитый, но стоял на своём: с обидчиками он разберётся сам. Когда же Илья попросил купить ему кастет для безопасности, Меньшикова решила, что пора вмешаться. Но не успела она прийти в школу, как её сын снова вернулся из школы избитый, но на этот раз сильнее прежнего — с подбитым глазом и рваной раной нижнего века.

Ульяна тут же отвела сына в травмпункт, обратилась с заявлением в полицию, а на следующее утро пришла разбираться в ситуации в школу, где вместе с учителями посмотрела камеры видеонаблюдения. На них было видно, что толпа подростков забрасывала Илью кусками льда.

Зачинщика драки тут же вызвали к директору, и он, по словам Ульяны, «ровно за три минуты» сдал своих подельников, которые сказали, что обижали Илью, так как он был «слишком наивен». Родители просили Ульяну простить их детей, но женщина была настроена решительно.

Я не Лев Толстой, и «непротивление злу насилием» не мой путь. Закон есть закон, и он писан для всех. Потом всех, возможно, прощу, но только после всех разбирательств и принятия соответствующих мер.

После визита в школу Ульяна обзвонила одноклассников Ильи, которые рассказали, что травят её сына уже давно и целенаправленно.

Выяснилось, что мой сын все эти месяцы жил как на войне. Всю эту историю, а происходила она и в стенах школы, и за её стенами, в режиме реального времени наблюдали и дети, и педагоги. Двое семиклассников и шестиклассники выбрали его своей жертвой и практически ежедневно тёмным вечером (а Илья учится во вторую смену и возвращается затемно, уже в восьмом часу вечера) караулили его за воротами школы. Нападали и били всегда со спины, тут же разбегаясь врассыпную, унижали, поливали нецензурной бранью, оплёвывали.

На следующий день Ульяна отправилась на личную встречу с директором, завучем и классным руководителем. И их реакция на произошедшее сильно удивила Меньшикову. По словам женщины, учителя заявили, что в ситуации виноват сам Илья, так как он «слишком остро реагирует на безобидные тычки и пинки» и «ему нужно быть более сдержанным», хотя, как пишет Ульяна, жалоб на её сына никогда и ни от кого не поступало.

Самой матери тоже досталось. Учителя, по словам женщины, обвинили её в том, что она редко бывает в школе, что сама Меньшикова объясняет заботой о двух инвалидах и занятостью в журналистских и издательских проектах.

Классная руководительница и вовсе перешла к угрозам.

И тут вишенкой на торте выступает классный руководитель, которая начинает меня шантажировать, что в инспекцию по делам несовершеннолетних на моего сына она тоже должна писать характеристику и в ней она обязана указать, что я не занимаюсь своим сыном, а разъезжаю по Москвам (в поисках красивой жизни, как мы все понимаем, что ж ещё в Москве делать) и мой ребёнок брошен и не присмотрен.

Пост Меньшиковой с описанием ситуации очень быстро разошёлся по соцсети. За пять часов его репостнули больше шести тысяч раз, а комментариев под публикацией набралось больше восьмисот. И большинство людей были очень эмоциональны в поддержке Ульяны.

Некоторые даже припомнили устроенную Владиславом Росляковым бойню в Керчи.

А вот директор школы, в которой учится Илья, не верит словам Меньшиковой. Комментарий у Василия Михайльчука взял местный «Московский комсомолец». По словам преподавателя, никакой травли у них в школе нет, а то, что Илью били в присутствии учителей, — клевета.

Ко мне она (Ульяна Меньшикова — прим. Medialeaks) обратилась по электронной почте, прислала заявление, в котором указала и другие факты, которые мы не могли знать. Она сама пишет: за территорией школы, в магазине, возле дома. Мы должны были его за ручку водить домой?

Директор сказал, что, хотя в школе и есть психолог, заниматься с подростком он мог только с согласия родителей. Также Михайльчук отметил, что учился Илья неважно, а его маму в школе классная руководительница видела только два раза. И хотя Меньшикова, судя по её постам в фейсбуке, очень зла и на слова директора, и на обидчиков её сына, крови она не хочет.

Я не кровожадный человек. Я считаю, что всегда очень многие вещи можно изменить, просто элементарно обращая на них внимание. Я хочу, чтобы перед моим сыном и передо мной извинилась администрация школы… Я хочу, чтобы с этими ребятами (обидчиками — ГМ) поработали, возможно, психологи и инспектор по делам несовершеннолетних, чтобы дети понимали, что это всё наказуемо. На будущее. То есть никаких посадок и кровавой миссии я не предполагаю. Я не хочу, чтобы травили моего ребёнка, я не хочу, чтобы травили меня, — сказала Ульяна в комментарии «Говорит Москва».

Неизвестно, удастся ли Меньшиковой добиться того, чего она хочет. Но точно известно, что истории с травлей могут заканчиваться хорошо, и об одной из таких Medialeaks уже рассказывал. Москвичке Наталье Цымбаленко удалось сломить равнодушие учителей и надзорных органов и защитить своего сына от нападок. Правда, усилий для этого ей потребовалось немало.

О чём говорить, если с травлей сталкиваются даже знаменитости. Американская актриса Милли Бобби Браун, известная по роли «Одиннадцать» в сериале «Очень странные дела», даже удалила из-за этого твиттер. Она просто не смогла стерпеть поток оскорблений в свой адрес и даже посвятила этому речь на церемонии вручения кинонаград MTV.