«В лучшем случае закопают где-нибудь в лесу, в худшем — выйду замуж». Что не так в истории Заиры Ш.

Студентку насильно увезли в Чечню. Что не так с этой историей

Пользователи соцсетей обсуждают историю московской студентки, родственники которой похитили её из кризисного центра для женщин и увезли в Чечню. Власти Чеченской Республики заявляют, что это «выдумка», а по интернету расходится запись, на которой девушка говорит, что у неё всё хорошо. Но людям от этого становится только тревожнее.

Что произошло?

В субботу, 13 июля, правозащитники сообщили  что 20-летнюю студентку обманом забрали из московского  кризисного центра для женщин «Китеж» и вывезли в Чечню. Девушка обратилась в центр в начале июля. Сотрудникам «Китежа» студентка сказала, что родители узнали, что она встречается с русским парнем, отобрали её паспорт и собираются увезти в Чечню, чтобы насильно выдать замуж. В пятницу, 12 июля, девушка из родительского дома смогла дозвониться подруге: она назвала номер рейса и рассказала, что её заставляют принимать лекарства.

Юрист международной организации «Правовая инициатива» Григор Аветисян рассказал изданию «Такие дела», что волонтёры центра пытались отследить студентку в аэропорту Внуково, а также обратились в линейный отдел полиции в аэропорту. Но никаких оснований задерживать девушку и её семью полицейские не нашли.

Полиция её вроде бы опросила, но без представителей кризисного центра — конечно, это не то, чего бы мы хотели от представителей правоохранительных органов.

В Чечне на происходящее отреагировали с недоверием. Министр республики по национальной политике, внешним связям, печати и информации Джамбулат Умаров утверждает, что ситуация — «очередной вброс, фейк, направленный против Чеченской Республики». Член Совета по правам человека при главе Чечни Хеда Саратова заявила, что никаких следов девушки отыскать не удалось, поэтому спасать некого.

В понедельник, 15 июля, в Сети появилась аудиозапись, на которой две девушки (предположительно, похищенная студентка и её сестра) сообщают, что у них всё в порядке. Но пользователи соцсетей не склонны доверять этому сообщению и переживают за жизнь девушки.

Откуда взялась информация о похищении?

Читайте на Medialeaks: Священник РПЦ порассуждал об уровне интеллекта полов. И теперь хейт от женщин ему обеспечен

Первой о ситуации со студенткой из Чечни написала художница и фемактивистка Дарья Серенко, которая работает волонтёром в антикризисном женском центре «Китеж».

В субботу, 13 июля, Дарья сообщила  в своём фейсбуке, что родители «выкрали обманом» девушку, сбежавшую от домашнего насилия, чтобы затем выдать замуж.

Активистка рассказала, что узнала о произошедшем в пятницу, 12 июля.

В «Китеже» осталась часть денег и документов [девушки]. Родители удерживали её дома в Москве насильно, оттуда она смогла тайком связаться и сообщить время рейса. Вчера Алёна Ельцова [директор женского кризисного центра «Китеж»] обращалась в полицию по месту жительства девушки, полиция переговорила с родителями, с девушкой — нет.

На следующий день студентку уже вывезли в Чечню. По словам Серенко, она и волонтёры нашли девушку и её родственников в толпе в аэропорту Внуково перед вылетом.

Девушке перекрасили волосы, вели под руку в окружении родственников. Я подошла, предложила помощь, спросила, как она. Мать стала уводить девушку, девушка тихо сказала, что она в порядке. Я вызвала полицию Внукова к стойке регистрации. За десять минут полиция не смогла подойти, девушка направилась к зелёному коридору (также под конвоем родственников). Я побежала за ней, говорила, что она не обязана лететь, что мы её сможем защитить. Девушка остановилась, но её продолжила тянуть мать, мать обматерила меня, сзади на меня напал её отец, который пытался сфотографировать моё лицо.

Активистка пишет, что полицейские допросили девушку уже в самолёте в присутствии родственников и та подписала заявление, что «летит добровольно».

Полицейский сказал, что пообщался с ней и «она абсолютно адекватна». Я спросила его, будет ли так, как в истории «труп будет, приедет, опишем». Он сказал, что пусть будет, потом сказал, что нет закона о домашнем насилии и без него он ничего не может.

Кто эта девушка и что о ней вообще известно?

Правозащитники не называли имени похищенной студентки, кроме того, Дарья Серенко в своём посте указывала, что у них была всего одна её фотография, что усложнило поиск девушки в аэропорту. Юристка Мари Давтян сообщала также, что пропавшая девушка совершеннолетняя.

В понедельник, 15 июля, в группе «Правовой инициативы» была опубликована анкета девушки, заполненная ей при поступлении в кризисный центр. Большая часть личных данных скрыта, но можно увидеть дату рождения (18 февраля 1998 года), место проживания (Москва) и семейное положение (не замужем). В графе «Опишите свою ситуацию» написано следующее:

Насилие со стороны родителей, угроза жизни.

В тот же день телеграм-канал Mash опубликовал пост, в котором указывались некоторые подробности произошедшего. К посту была прикреплена фотография с замазанным лицом — предположительно, это и есть исчезнувшая девушка.

Информационное агентство URA.RU связалось с директором «Китежа» Алёной Ельцовой и пишет, что девушка училась в медицинском колледже.

Об её отце известно, что он владеет небольшим бизнесом в Москве, а сама девушка училась на третьем курсе медицинского колледжа.

По словам Ельцовой, девушка беседовала с сотрудниками центра, обсуждая вопросы безопасности, потом переехала в него, но через несколько дней исчезла.

У нас она прожила буквально четыре дня. На пятый день она сообщила, что к ней приехала подруга, вышла за территорию и больше не вернулась.

Правда ли девушке что-то угрожает? 

«Медиазона» приводит цитату девушки из сообщения, которое она отправила правозащитникам из организации «Правовая инициатива», пока планировала побег из дома.

Я знаю, что, уехав из Москвы этим летом, обратно я точно не вернусь и выбраться из республики будет гораздо сложнее. Но всё равно мне очень трудно решиться, я жалею родителей и очень сильно боюсь за свою жизнь одновременно. Они найдут меня и в лучшем случае закопают где-нибудь в лесу как величайший позор человечества, а в худшем — я всё-таки выйду замуж.

Кроме того, в разговоре с «Медиазоной» Дарья Серенко рассказала, что накануне вылета девушка жаловалась, что её заставляют принимать лекарства.

Она сообщила подруге номер рейса, которым её собираются сегодня вывозить в Чечню, попрощалась с ней, попросила о помощи и сказала, что её накачивали лекарствами и фенибутом. Она сообщила, что хотела покончить с собой, но родители ей этого сделать не дали.

Активистка отметила, что в аэропорту студентка действительно выглядела так, будто находится под действием лекарств или наркотиков.

Она достаточно странно себя вела, немножко заторможенно.

«Правовая инициатива» опубликовала также заявление девушки, заполненное ей при поступлении в кризисный центр.

Прошу предоставить мне возможность проживания в убежище центра помощи женщинам <…> в связи с физическим и психоэмоциональным насилием со стороны родителей, которые лишили меня возможности выходить на улицу, продолжать обучение и выбирать что-то: от одежды и друзей до выбора супруга и религии. В то же время главная причина проживания в убежище — угрозы убийства отцом.

Разве в РФ могут похитить девушку или выдать замуж против её воли?

После того как о произошедшем начали писать СМИ, чеченские политики и правозащитники заявили, что всё это похоже на выдумку.

Радиостанция «Говорит Москва» приводит такую реакцию министра по национальной политике, внешним связям, печати и информации Чечни Джамбулата Умарова.

Я почти абсолютно уверен в том, что это домыслы. Никакого насилия в Чеченской Республике нет, тем более в отношении девушек, которые не хотят за кого-то выходить замуж. В этой ситуации мы разберёмся.

Член Совета по правам человека при главе Чечни Хеда Саратова высказалась примерно так же.

Я не понимаю, за что? За что нас считают дикарями и животными, которые способны на это? Да ни один имам не станет проводить церемонию бракосочетания, если услышит от девушки «нет». Мы не звери. Мы осуждаем подобные вещи, это не в наших традициях и ни один чеченский мужчина, в конце концов, не станет жениться на девушке, которая его не любит или, ещё хуже, — ненавидит.

В регионах Северного Кавказа до сих пор встречаются ситуации, когда девушек выдают замуж насильно. 20 февраля 2019 года Европейский суд по правам человека присудил 20 тысяч евро матери жительницы Ингушетии Заиры Бопхоевой, которую в 2009 году похитили из дома ради женитьбы. Родственники отца под угрозой убийства запретили ей возвращаться в материнский дом. В доме мужа у девушки начались эпилептические припадки, после одного из которых ей поставили диагноз «отравление неизвестным препаратом». В феврале 2010 года Заира впала в кому.

Российская правозащитница, руководитель сети «Миграция и право» Светлана Ганнушкина рассказала изданию URA.RU, что в Чечне подобные ситуации также встречаются, но доказать это, как правило, невозможно.

Был случай, когда родственники убили в Чечне девушку. Она вышла из дома и не вернулась. После её труп привезли и выбросили возле дома, где она жила. Мы фактически знали убийцу, обращались в полицию, но нам ответили, что информация не подтвердилась.

Почему говорят об изнасиловании? В чём вообще проблема?

Сотрудница Russia Today и член СПЧ Екатерина Винокурова опубликовала у себя в фейсбуке пост о пропавшей девушке, назвав происходящее с ней изнасилованием.

Никях, или никах, о котором пишет журналистка, — бракосочетание, основанное на исламском семейном праве. Если чеченец не идёт в загс, а совершает никах, проводящийся муллой, то это никак не отслеживается и не фиксируется российскими органами и не контролируется российским законодательством.

По сути, это значит, что девушку могут выдать замуж и правозащитникам никак не удастся доказать, что это действительно произошло или что согласие невесты было получено путём угроз или из-за того, что её заставляли принимать лекарства, изменяющие сознание.

Пользователи соцсетей считают, что девушка, будучи жертвой домашнего насилия, из-за давления родственников и окружения не способна отказаться от брака — который таким образом приравнивается к изнасилованию.

Впрочем, есть и другие точки зрения. Некоторые люди считают, что помочь девушке невозможно и она сама выбрала свою судьбу, отказавшись обратиться за помощью в полицию.

А кое-то и вовсе считает, что в ситуации нет ничего нетривиального и, если девушка выйдет замуж, ничего плохого не произойдёт.

Девушка говорит, что всё в порядке, почему не оставить её в покое?

В восемь вечера 15 июля Mash опубликовал новый пост про Заиру Ш. К нему прилагается запись, на которой слышны голоса двух девушек — указывается, что это Заира и её сестра.

Голоса девушек звучат достаточно спокойно. Первая (предположительно, Заира) сообщает, что у неё нет телефона, но всё хорошо. Вторая добавляет, что непонятно, с чего журналисты «раздули» эту историю.

Но дело в том, что голосовое сообщение не может быть подтверждением того, что у пропавшей студентки действительно всё в порядке. Mash не раскрывает свой источник, но само утверждение, что у девушки отобрали телефон, вызывает подозрения.

Кроме того, здесь нельзя не вспомнить о другом случае с исчезновением людей в Чечне. Летом 2017 года в Грозном пропал поп-певец Зелимхан Бакаев, и в сентябре в интернете появилось видео с ним, где он говорил, что у него всё в порядке и что он переехал в Германию.

Однако журналисты распознали в ролике фальсификацию. В январе 2018 года родственники Зелимхана Бакаева заявили, что уже 5 месяцев ни они, ни следователи не могут его найти. В июне 2018 года спецдокладчик Парламентской ассамблеи Совета Европы, занимавшийся исследованием преследования гомосексуальных людей в Чечне, предположил, что скорее всего Зелимхан Бакаев был убит.

То, что люди не склонны доверять полиции и политикам, не так уж удивительно. В тот же понедельник, 15 июля, полицейские избили подмосковных жителей, выступивших против строительства мусороперерабатывающего завода, и одной женщине даже сломали позвоночник.

А в конце июня при наводнении в Тулуне погибла пожилая женщина, поверившая словам мэра о том, что вода идёт на спад. И теперь жители Иркутской области явно не намерены верить политикам на слово.