Бывшие военные Беларуси выбросили форму и нажили хейтеров. Для них экс-спецназовцы — не герои, а «предатели»

Экс-военные Беларуси сжигают и выбрасывают форму. Это протест-флешмоб, и люди им очень благодарны

Бывшие военные Беларуси отреагировали на протесты флешмобом: на видео они избавляются от формы и знаков различия, показывая, что не хотят мириться с применением силы к мирным жителям. Пользователи соцсетей, глядя на кадры, выражают присоединившимся к тренду уважение — но без критиков, называющих таких экс-военных «предателями» и «клоунами», тоже не обошлось.

Протесты в Беларуси, вспыхнувшие после президентских выборов (9 августа) и в первый же день ужаснувшие людей жёсткими столкновениями силовиков с гражданами, продолжились 12 августа. Белорусы, недовольные победой (по предварительным итогам) Александра Лукашенко, согласно «Медиазоне», выстраивались в цепи на улицах, скандировали «Уходи» и «Да здравствует Беларусь», пытались перекрывать дороги.

Как и в предыдущие дни, участников стихийных акций разгоняли силовики: так, появлялись сообщения об использовании резиновых пуль. Отдельные кадры с применением силы к белорусам стали виральными в соцсетях. На одном из таких роликов представители МВД в Минске преследуют протестующих у жилых домов, стреляя и, как следует из видео, даже целясь в окна.

В другом нашумевшем ролике, снятом в Новополоцке, омоновец с разбега ударил в спину стоящего на коленях белоруса и принялся бить его по голове. В ответ силовикам полетели крики: «Звери!»

А в то время как пользователи соцсетей резко осуждали омоновцев за жестокость по отношению к протестующим, другие представители милиции принялись рассказывать в соцсетях о добровольной отставке. Среди таких уже бывших силовиков — капитан милиции и кинолог, чьи посты привели «Открытые медиа».

Милиционеры не написали открыто, что увольняются именно из-за насилия над протестующими, но пользователям соцсетей было очевидно: так силовики выражают согласие с народом. IT-предприниматель белорусского происхождения Микита Микадо, живущий в США, даже предложил желающим «перейти на сторону добра» правоохранителям свою финансовую помощь и призвал других бизнесменов поступить так же.

А 12 августа в инстаграме и телеграм-каналах NEXTA (Medialeaks рассказывал, кто его создатель и за что проект критикуют) и «Беларусь головного мозга» начали появляться и расходиться видео, на которых мужчины, утверждающие, что они — бывшие военные, избавляются от формы и знаков различия.

Белорусского братства, спецназа Беларуси больше нет, — сказал в ролике молодой человек, выбрасывая берет в мусорный бак.

Экс-спецназовцы на видео открыто осудили жестокость по отношению к протестующим.

Мы давали клятву защищать народ, а не забивать мирных жителей. Я такой спецназ не признаю.

Они припомнили присягу народу и (с горечью) признались, что больше не могут гордиться формой, которую хранили.

Я давал присягу своему народу и, глядя на то, что происходит в Минске, своими глазами, я просто не могу гордиться тем, где я служил, и я не могу носить форму и хранить её у себя дома, — выразил свои чувства другой участник флешмоба.

10 лет назад я служил в роте специального назначения. И очень сильно этим гордился. Выполнил 100 и 150 боевых задач на оценку «отлично». Уволился в 2011 году старшим сержантом, заместителем командира взвода специального назначения. То, что сейчас происходит, — это ужасно. Эти вещи, которыми я так гордился и хранил, стали просто помойкой. И они, соответственно, должны находиться там, где этого заслуживают.

Герои видео утверждали, что им стыдно видеть, как поступают белорусские силовики.

Я — гражданин Республики Беларусь. Я принимал присягу о защите своего народа. И мне стыдно от того, какой беспредел сейчас исходит от силовых структур и особенно от внутренних войск. И мне вдвойне стыдно, что я храню эту форму как память о той клятве, что дал своему народу. Клятва была испорчена. Эта форма мне больше не нужна.

Ещё один участник флешмоба на кадрах поджёг удостоверение к почётному нагрудному знаку войсковой части.

5448. И вы воюете ради этого знака? Вспомните о своей присяге, блин. Кому вы присягали?

При этом во многих роликах и постах встречается упоминание или знаки различия войсковой части 3214 внутренних войск МВД — в июльском материале Sputnik отмечается, что она базируется в микрорайоне Уручье в Минске (где также проходили протесты).

Я проходил службу в органах внутренних дел в войсковой части 3214 и также в отделе участковым. Но мне очень стыдно и обидно, что сейчас делает наша милиция с нашим народом, — сказал бывший военный, вместе с детьми срывая с формы знаки различия и выбрасывая всё в мусорное ведро.

Другой молодой человек на видео и вовсе сжёг форму.

3214 — позор, просто позор вам. Я никогда не думал, что это произойдёт. Но я с радостью это всё уничтожу. Зря я служил там. Очень сильно зря. Пожалел об этом.

Не, пацаны, это уже позор, — высказался молодой человек, демонстрируя берет со знаком различия 3214 и выбрасывая его.

А некоторые герои роликов молча избавлялись от своей формы или знаков различия.

В твиттере и инстаграме поступки бывших военных комментаторы в большинстве своём встретили с одобрением и благодарностью.

Однако недовольные тоже нашлись. Отдельные пользователи соцсетей утверждали, что участники флешмоба — «провокаторы» и «предатели», которых якобы используют «враги Беларуси». Оппоненты окрестили таких комментаторов проплаченными троллями.

Особенно много обсуждений с критикой появилось под постом героя самого первого ролика в заметке, сказавшего, что белорусского братства и спецназа больше нет.

Аналогичную реакцию получил другой участник флешмоба, выбросивший форму.

Обстановка в Беларуси стала одной из главных тем в соцсетях, и обсуждения встречались, в том числе, на англоязычных порталах. Но на Reddit некоторые пользователи сделали один из самых символичных кадров мемом. В СНГ на шутки с фотографией отреагировали гневом в адрес США — вот только оказалось, что в рунете подобных постов тоже хватает.

Зато ролик с бабушкой, которая вышла на улицу во время протестов с флагом Беларуси, вызвал почти однозначное одобрение. Омоновцы активностью пожилой женщины, похоже, были недовольны — но остановить старушку было непросто.