Августовский синдром. Каких бед ждать от самого тревожного месяца

Августовский синдром. Каких бед ждать от самого тревожного месяца

Мы снова учимся правильно читать прессу. 10 августа председатель Госдумы Сергей Нарышкин опубликовал колонку в «Российской газете», предрекая в «самом тревожном месяце» новые «провокации США». После его выступления и правда становится не по себе: раз провокации нам обещают, они и в самом деле могут случиться. Даниил Александров

После ГКЧП в 1991 году и дефолта в 1998 август в России считается «нехорошим» месяцем. «Черный август» подтверждает репутацию почти ежегодно. 1994 – крах «МММ», 1999 –начало Второй чеченской, 2000 – взрыв в переходе на Пушкинской и гибель «Курска», 2004 – взрыв на «Рижкской», 2008 – война с Грузией, 2009 – авария на Саяно-Шушенской ГЭС, 2010 – жара и масштабные пожары по всей России, и это все только самые памятные события – полный список намного длиннее.

Какие реальные, а не мнимые беды угрожают России в августе 2015 года? Medialeaks провел инвентаризацию.

Читайте на Medialeaks: Подростков попросили отредактировать свои фотографии перед публикацией в соцсети. И результаты очень грустные

«Коридор» в Крым

Когда государственные служащие в России говорят о провокациях из-за рубежа, стоит ожидать обострения пограничных конфликтов. Похожие заявления звучали и в августе 1992 года, перед началом боевых действий в Абхазии. Напряженные информационный фон был в августе 2008, перед боями за Цхинвали. Крым присоединили к России весной прошлого года, но репортажи о «провокациях» в Днепропетровске, Харькове, Донецке, начались за несколько дней до появления на полуострове «зеленых человечков».

Эксперт из МГИМО Михаил Александров на страницах патриотического издания «Свободная пресса», например, «не исключает» обострения ситуации на Донбассе именно в августе, напоминая, что буквально на днях прошла презентация «Комитета спасения Украины» — своего рода правительства в изгнании с участием в том числе и бывшего украинского премьер-министра Николая Азарова.

Татьяна Становая на сайте Slon расценивает колонку спикера Госдумы в «Российской газете» как прямую угрозу и предупреждение Америке от Кремля: восток Украины может «заполыхать». Ведь Россия почти ушла из Донбасса, договорилась с США по Ирану, а в ответ получила новую порцию санкций. Так что угроза большой войны на Украине — вполне реальна.

9 августа режим прекращения огня под Мариуполем, по свидетельствам обеих сторон, нарушался много раз (украинская сторона официально заявила о 127 обстрелах за один день).

 

Отраслевые санкции

После ссоры из-за международного трибунала по «Боингу», которого России удалось избежать, понеся тяжелые имиджевые потери, начался новый виток гонки санкций. 10 августа вступили в силу анонсированные еще 30 июля дополнительные санкции со стороны США: в список добавили 11 людей и 15 компаний. В июне санкции продлил ЕС, а к нему присоединились еще шесть стран, включая, внезапно, Черногорию и совершенно нейтральный Лихтенштейн. В ответ Кремль продлил продуктовое эмбарго и придумал уничтожать еду. Пока что реальных поводов для того, чтобы перестать закупать в России нефть и газ, нет, да и экономическая конъюнктура не самая подходящая: дорогая нефть сейчас была бы очень некстати и замедляющемуся Китаю, и ЕС, и США. Скорее всего, в августе будет заморожен вопрос по «Боингу» — до сентябрьской, юбилейной сессии Генассамблеи ООН, где, возможно, голландцы попытаются поставить вопрос о трибунале в обход российского вето. Если не начнется серьезная операция на востоке Украины, политических причин для введения нефтяного эмбарго нет. С другой стороны, есть тревожные сигналы: Алжир анонсировал внеочередной, экстренный саммит стран ОПЕК. Будут ли на нем говорить о том, что пора завязывать с медвежьим трендом и как это сделать, неизвестно. Newsweek в самом конце июля прямо призвал запретить экспорт нефти из России из-за событий на Украине. Если из-за снятия эмбарго с Ирана цены на нефть и дальше пойдут вниз, то, в принципе, убрать Россию с рынка, на котором она занимает около 12%, можно с меньшей кровью. Только вряд ли это случится в августе без форс-мажорных обстоятельств.

Лесные пожары

В 2010 году на Европейской территории России случилась природная катастрофа. Рекордная жара, сама по себе убившая тысячи людей, спровоцировала масштабные лесные пожары. Несколько дней подряд видимость в Москве была не более 10 метров, люди массово покидали город, опасаясь за здоровье и даже жизнь.

После принятия нового Лесного кодекса лесные пожары случаются все чаще, даже в относительно прохладные и влажные годы: ситуация с уборкой леса и мониторингом в большей части страны удручающая, поэтому даже героические усилия МЧС и труд тысяч волонтеров, когда все становится совсем плохо, как в Хакассии весной этого года, не спасают от уничтожения огромных лесных массивов и целых сел. С критикой Лесного кодекса, принятого в 2007 году, выступал Greenpeace, «Новая газета» в 2010 году подробно объяснила, как именно изменения в законодательстве связаны с пожарами: ликвидированы старые лесхозы, отвечавшие за чистку лесов, Единая федеральная пожарная служба и Авиалесоохрана, мониторившая опасные районы.

Сейчас горят леса вокруг Байкала – в Бурятии и Иркутской области. Активисты Greenpeace обвиняют власти в бездействии и замалчивании истинных масштабов бедствия. Август в России, после холодного июля, похоже выдается погожим, а значит новых пожаров можно ожидать где угодно – от Петербурга до Петропавловска.

Экономический кризис

10 августа Владимир Путин встретился с главой Центробанка Эльвирой Набиуллиной и похвалил ее за хорошую работу. Среди прочего президент сказал:

«Центральный банк многое делает для укрепления национальной валюты, во всяком случае для того, чтобы она чувствовала себя стабильно, чтобы так же стабильно чувствовала себя наша финансовая система в целом. Вижу, как настойчиво вы идете по этому пути».

По иронии, именно в этот день наша валюта впервые больше чем за полгода пробила отметку в 70 рублей за евро – и это официальный курс. Девальвация снова набирает темп. В самое ближайшее время российские компании должны будут выплатить западным кредиторам очередную порцию кредитов – около $35 млрд. Часть этих долларов и евро надо где-то покупать, что создает на рубль дополнительное давление. Нет уверенности, что все компании смогут платить иностранным заемщикам и дальше, а новых кредитов нам почти не дают. Понятно, что дешевый рубль выгоден экспортерам – нефтяникам и газовикам. Он особенно необходим им теперь, когда нефть подешевела со $110 за баррель год назад до $48 сегодня. Выгодно это и правительству в плане исполнения бюджета, который, несмотря на спад в экономике, можно насытить нефтяными, надутыми девальвацией рублями. А вот торговым сетям, банкам, импортерам, строителям – им всем это совершенно невыгодно, и долго ли они продержатся, если девальвация продолжится, неизвестно. Вряд ли в этом году нас ждет дефолт, но масштабные банкротства в частном секторе с эффектом домино – этого исключать нельзя. Население должно банкам десятки миллиардов по кредитам, уже только просроченная задолженность измеряется миллиардами долларов. На волоске висят многие инфраструктурные проекты, в целом долевое строительство, страховой рынок, автопром. Что-то будет.

Государственный переворот

Это любимая тема для обсуждения, актуальная всегда, а в августе особенно. Хотя с 1991 года ни одного переворота в России так и не случилось, каждый август оппозиция ждет с замиранием сердца. Этот год не исключение: открытый конфликт силовиков с Кадыровым вокруг дела об убийстве Бориса Немцова и «война постановлений» насчет федеральных спецопераций на территории Чечни вроде бы стали затихать, но, скорее всего, замирение – лишь видимость.

Кроме того, слишком уж много в этом году интервью раздавал глава администрации президента, бывший вице-премьер Сергей Иванов и часто появлялся в новостях секретарь совета безопасности, бывший директор ФСБ Николай Патрушев. Случатся ли в России свои «черные полковники», как это было в Греции в 1967 году, когда консервативная политика «стабильности» при жесткой цензуре и политических репрессиях все-таки провалилась? Вряд ли.

Кажется, что точка кризиса во внутренней политике, так же, как и во внешней, придется на сентябрь, на время выборов. Правда, август в этом году могут продлить на две недели: до сих пор обсуждается идея перенести начало учебного года на 15 сентября, таким образом, что единый день голосования придется-таки для многих на каникулы и отпуска.