«Чтобы лохи цепенели». Бывший работник «России 1» рассказал о работе на телеканале

Бывший шеф-редактор дирекции маркетинга «России 1» Лера Лерер рассказала изданию Colta об опыте работы на телеканале и о том, как развивался конфликт между личными взглядами и теми, что транслировали созданные ей ролики.

В обязанности Лерер входило создание анонсов для любых программ — юмористических, научных, документальных фильмов и политических передач. Она пришла на «Россию 1» в 2005 году и рассказывает, что сначала это был «спокойный, респектабельный телеканал, такое немножко Би-би-си».

«Он не столько нападал на «врагов государства», сколько о власти — или хорошо, или ничего. Долгое время зверских вещей на «России» было мало», — рассказывает Лерер.

Читайте на Medialeaks: Новозеландец решил спасти раненую чайку. Когда он понял, как именно она его поблагодарит, было уже поздно

Авторы анонсов старались делать акцент на том, что хорошо «продается» аудитории. По словам бывшего сотрудника «России», всегда получает отклик жанр «больше ада», «как это говорится на телевизионном жаргоне — «чтобы лохи цепенели».

«И ты включаешься в эту игру все равно. Например, у меня есть Мамонтов. Его передача — она какая-нибудь адская, «как наших детей педофилы донимают». Я должна сделать анонс. Что я должна взять из этого Мамонтова? Ну, что-то по принципу «Господь, жги», то есть что-то еще более адское, чем Мамонтов, а иначе что это будет за ролик. Нет, я могу сделать так, чтобы никто не посмотрел, но этот ролик просто не пойдет в эфир. Хороший ролик на Мамонтова — это ролик как Мамонтов, даже хуже», — объясняет она.

Сама Лерер придерживалась оппозиционных взглядов, ходила на митинги на Болотной площади и рассчитывала, что после премьерства Владимир Путин больше не станет президентом России. В рассказе говорится, что подобные настроения разделяли и другие сотрудники.

«Идешь, бывало, на митинг на Болотную, а потом надо сделать анонс какой-нибудь программы «Спецкор» (программа Аркадия Мамонтова «Специальный корреспондент». — Ред.) и рассказать про то, какие там все купленные. В таких случаях мы в анонсах старались больше вопросы задавать — «кому это выгодно?», а не говорить прямо. Но все равно чувствовала — шизофрения, это невозможно», — описывает она свою работу.

По её словам, иногда после выхода роликов у нее появлялась чувство вины, как в случае с приговором Pussy Riot и лидером «Левого фронта» Сергеем Удальцовым, когда им вынесли реальные тюремные сроки.

Несоответствие роликов внутренним убеждениям Лерер оправдывала тем, что вместо неё появится новый сотрудник, и винила власти в том, что это они нарушают закон, а не она.

«Люди же хотят играть по правилам. Но не должен же человек в 40 лет разрушать свою карьеру из-за того, что президент не то сделал. Большинство людей не может и не обязано ни с чем бороться», — объясняет экс-сотрудница телеканала.

Последней каплей для неё стала ситуация с Украиной и полученное Владимиром Путиным разрешение на ввод войск в соседнюю страну.

«Какого-то совсем ада мы не делали, а когда началась Украина, я поняла, что всё, это война и я в ней участвую непосредственно. Я ушла, когда Совет Федерации в марте 2014 года разрешил Путину ввести войска. Уволилась на следующий день после того заседания», — говорит Лерер.

Сейчас она считает свою прежнюю работу «соучастием в преступлении» и говорит, что никогда бы не вернулась туда снова.

Ранее редактор Medialeaks Стас Елисеев, несколько лет проработавший на федеральных телеканалах, рассказывал о том, как создается пропаганда на телевидении.

Понравилось? Читай новости
на нашем телеграм-канале