Геймер-инвалид пожаловался на игру Wolfenstein. Ведь кресло-каталка в ней — настоящая Перчатка Бесконечности

Геймер пожаловался на инвалидное креслов игре Wolfenstein, ведь проблема ему знакома. Но в Сети его высмеяли

Мужчина, у которого парализовано всё тело ниже грудной клетки, разобрал миссию из игры Wolfenstein II: The New Colossus («Новый Колосс»), где герой скачет в инвалидном кресле. По словам геймера, разработчики даже не пытались воссоздать реальные проблемы людей при передвижении на колясках. Впрочем, в интернете его высмеяли, так как он забыл главное правило видеоигр.

Майк Фейхи — геймер и автор гейм-издания Kotaku. Сам он описывает себя как «любителя видеоигр, игрушек, закусок и прочих неприятных вещей». В марте 2018 года мужчине сделали операцию на сердце после рассечения аорты. После долгого восстановления 46-летнего журналиста, который остался парализованным ниже груди, посадили в кресло-каталку, на котором он перемещается до сих пор.

Майк Фейхи

В четверг, 6 февраля, он, учитывая собственный опыт, взялся разобрать первую миссию из игры 2017 года Wolfenstein II: The New Colossus («Новый Колосс»). Серия Wolfenstein включает 12 полноценных тайтлов об альтернативном исходе Второй мировой войны, фантастических технологиях «Вундерваффе» и борьбе с нацистами, которые захватили мир. В 11-й из них, то есть The New Colossus, главный герой Уильям Би-Джей Бласковиц пытается освободить оккупированные территории США, начиная миссию в инвалидном кресле.

Фейхи от видения разработчика не был в восторге.

Проведя последние полтора года в кресле-каталке, я осознал, что у меня есть некоторые мысли о сюжете The New Colossus. Для начала: это полная чушь.

Уильям Бласковиц, главный герой The New Colossus

По словам Майка, его проблемы с восприятием начинаются тогда, когда Уильям посыпается и резко вскакивает на ноги, хотя по сюжету конечности героя должны быть атрофированы. Сам Фейхи смог шевелить пальцами рук лишь через месяц. Но до Бласковица, как до персонажа мультфильмов, осознание своей беспомощности доходит уже после вскакивания на ноги.

Затем он осознаёт, что враги пытаются захватить судно, на котором находятся он и его команда. И включает Джона Рембо на колёсах.

Если бы я оказался в ситуации Бласковица, я бы умер в первой же комнате. Моя инвалидная коляска не прошла бы через этот проём. Я был бы мёртвым парнем в кресле-каталке, сидящим перед ним. Это не смешно.

Майк смог пробраться дальше благодаря, должно быть, недюжим физическим возможностям проснувшегося после затяжной комы героя. Но на пути у него снова появились препятствия — горы трупов.

Так как я живу с заботливыми людьми, то предполагаю, что они стараются минимизировать мой дискомфорт при передвижении. Но моё кресло цепляется за всё: ремешки от рюкзака, обувь, кабели, геймпады. Ни одно из препятствий не относится к числу окровавленных трупов, но они всё равно останавливают меня.

Убедительная претензия от опытного обозревателя игр. Но под постом в твиттере Майка и его позицию об отсутствии реалистичности в Wolfenstein высмеяли. Хотя бы из-за того, что игра вышла в 2017-м.

Также геймеры уверены, что игры и не должны быть похожи на жизнь. По этому случаю они даже организовали небольшой тред, в котором вспомнили и другие якобы неправдоподобные тайтлы: от «Ведьмака» до «Соника».

А вот последний релиз от гения игровой индустрии Хидэо Кодзимы неожиданно близок к реальности — точнее к событиям, происходящим в «Простоквашино». В интернете уже есть доказательства тому, что у почтальона Печкина и Сэма Бриджеса много общего.

Ктстати, сам Кодзима может заинтриговать людей даже одним фото из реальной жизни. Гейм-дизайнер показал рабочий процесс — и поклонники уже выстроили несколько конспирологических теорий. Вывод однозначен: Хидэо готовит новую игру.

Читать далее