Medialeaks

Почему проект «Дау» никогда не покажут в России: критики рассказали, а режиссёр Илья Хржановский не согласился

Британский журналист рассказал о своих впечатлениях от проекта отечественного режиссёра Ильи Хржановского «Дау», который никогда не выйдет в России, и мнение автора с другими кинокритиками поясняет почему. Оказывается, пока представители медиа устраивают протесты, фильмы масштабного перфоманса побеждают на фестивалях, а женщины обвиняют Илью в психологической манипуляции.

Автор The Guardian Эндрю Рот 3 марта 2020 года опубликовал статью о шумихе вокруг отечественного кино-арт-проекта «Дау»: для масштабного эксперимента режиссёр Илья Хржановский и его команда на месте бывшего бассейна стадиона в украинском Харькове отстроили самую большую съёмочную локацию в Европе под названием «Институт», где в 2009-2011 люди непрерывно жили в условиях, адаптированных под советские реалии. Спустя почти 10 лет Минкульт России отказал в выдаче прокатного удостоверения нескольким фильмам, которые создали после кропотливого монтажа. Среди них был и «ДАУ. Наташа», который вместе с «ДАУ. Дегенерация» Хржановский представлял на Берлинском фестивале.

И Эндрю, и гостья статьи, кинокритик Татьяна Шорохова, утверждают, что жертвы актёров, среди которых превалировали непрофессионалы, ради искусства не стоят того. Так, Шорохова и четверо её коллег написали открытое письмо к руководству Берлинале, где обсуждают этическую сторону проекта Хржановского.

Их вопросы были просты. Во-первых, насколько приемлемо, сразу после скандала с Харви Вайнштейном, выбирать фильм, который содержит сцены реального психологического и физического насилия в отношении непрофессиональных актеров? Во-вторых, мог бы фильм «ДАУ. Наташа» вообще быть снят в западной стране с западными актерами? И, в-третьих, не является ли рассмотрение фильма в числе кандидатов на приз поощрением для плохого обращения с талантами во имя искусства?

Тем не менее, по словам Татьяны, за постановкой трёх вопросов к жюри и организаторам последовало не более скрупулезное изучение взаимоотношений между съёмочной группой и артистов задействованных в «Дау», а шейминг — не Хржановского, а кинокритиков-отступников.

Ответная реакция последовала незамедлительно. Я и мои друзья задали всего три вопроса Берлинскому кинофестивалю, и мы по сути стали изгоями, — говорит Шорохова.

По словам Эндрю Рота, поток критики в социальных сетях варьировался от взвешенной обратной связи до насильственных угроз. Их обвинили в написании советского документа, доноса на фильм, который впоследствии получил награду фестиваля за выдающиеся достижения в области киноискусства.

Что же такого наснимали в «Наташе» и «Деградации», что они вызвали столько споров? Хм, немного спойлеров: В первом фильме есть сцена секса, но не стандартного для обычного кино, а настоящая, также, над главной героиней совершается насильственный акт с помощью бутылки. Во втором «Тесак» (да, тот самый) на плёнку отрубает голову свинье.

Председатель жюри Берлинале Джереми Айронс вручает немецкому оператору-постановщику Юргену Юргесу Серебряного медведя за его работу над фильмом «ДАУ. Наташа»

Постоянный оператор проекта, Юрген Юргес, встал на сторону режиссёра.

В этих сценах мы всегда давали обет безопасности. Если кто-то не захочет идти с нами, мы можем остановиться в любой момент.

А западные коллеги Татьяны не отвернулись от неё и других аккредитованных на фестиваль отечественных журналистов. К примеру, Variety опубликовали их письмо на главной странице своего сайта. Поддержали критиков и те, от кого вряд ли можно было такого ждать: режиссёр Михаил Идов, который в 2011-м, после окончания проекта, хвалил Хржановского и команду, теперь осудил Илью за его версию осмысления тоталитаризма.

У самого Хржановского, конечно, другое мнение. В разговоре с IndieWire в Берлине автор и идейный вдохновитель «Дау» заявил, что резонанс вокруг его детища не стал для него сюрпризом. А единственное, что его смущает, так это возможное судебное разбирательство.

Ничто в [протестных движениях] не удивило [меня], кроме того, что это может превратиться в уголовное дело. Если вы предъявите обвинение в порнографии, это просто приглашение в суд. Если вы называете это пропагандой и порнографией, то это преступление. Это два года тюрьмы. Я подал заявку на 10 фильмов. Я даже на Наташу не претендовал. Это волнующе.

Илья Хржановский на фоне одной из декораций «Института»

И наконец, Илья обозначил то, что его волнует больше, чем шум вокруг фильмов со съёмок жизни обитателей «Института». А также назвал ключевой, по [его] режиссёра мнению, элемент проекта. То есть, то, ради чего это всё делалось.

Я уверен, что это будет показано в России в какой-то момент, потому что это определённо не порнография или насилие. Эти сексуальные или насильственные элементы присутствуют в фильмах, но они не являются ключевыми элементами. Они просто существуют как часть историй о человеческой хрупкости.

Хржановский заявил, что, если потребуется, он сам станет истцом в деле о запрете на прокат в родной стране.

Россия — крупная страна, и, может быть, они [государство] сопротивляются этому, а может быть, и нет, потому что в этих фильмах нет ничего против Путина или чего-то подобного. Это о человеческой природе, и глупо не дать людям возможность наблюдать за ней.

А в интервью «Афише Daily» режиссёр объяснил свой взгляд на конкретные сцены, в связи с которыми у Шороховой и других возникают к нему серьёзные вопросы.

Всегда, когда в фильме планировались крайне резкие по действию сцены, мы все проговаривали. Такие сцены всегда требуют огромного напряжения и ответственности по обе стороны камеры. <…> Я мог какие‑то вещи координировать, точнее, корректировать, но не мог на них настаивать помимо воли участников. Я мог предполагать, что у этих людей могут возникать соответствующие ощущения.

В мире кино есть и менее серьёзные разбирательства, которые тем не менее заставляют людей злиться. К примеру, Шайа Лабаф посмеялся над коллегой с синдромом Дауна, но критики зря его обвиняют, ведь стыдно должно быть не ему, а им самим, потому что у него с «жертвой» есть важная предыстория.

В это сложно (на самом деле легко) поверить, но тёмное прошлое есть и Роберта Дауни-младшего. Актёру пришлось оправдываться за блэкфейс в фильме «Солдаты неудачи», но сделал это так, что в дальнейшем обвинения к нему будет невозможно предъявить.