«Пока не выхватят по полной, травля не кончится». Как москвичка стала бороться с буллингом в школе и победила

Жительница Москвы Наталья Цымбаленко столкнулась с травлей в школе: её сына унижали одноклассники, а вместе с ним и других «некрутых». Учителя и другие родители бездействовали, и тогда она взяла дело в свои руки. Теперь Наталья рассказала о том, как можно сломить равнодушие и заставить учителей, надзорные органы, детей и взрослых вести себя по совести и по закону.

О том, как развивались в последние три года, и особенно в последние несколько месяцев, события в школе, где учится её сын Пётр, сотрудница правительства Москвы Наталья Цымбаленко написала в фейсбуке. За это время она успела столкнуться и с грубостью одноклассников сына, и с бездействием учителей, и с хамством других родителей. Но в конце концов ей удалось изменить ситуацию: травля прекратилась.

Всё началось, когда после начальной школы Пётр поступил в гимназию в пятый класс — номер школы, как и фотографию сына, Наталья попросила не публиковать. Как это часто бывает в детских коллективах, ученики класса довольно быстро разделились на «крутых» и «некрутых». Но последствия такого разделения в данном случае были довольно серьёзными.

Читайте на Medialeaks: Новая серия работ от фотошоп-тролля Джеймса Фридмана. И они ничуть не хуже старых

По словам Цымбаленко, всё началось с насмешек, «обзывательств», но затем пошли неприкрытое насилие и серьёзная травля. От хулиганов пострадали несколько человек, в том числе сын Натальи.

Быстро сформировался костяк класса, так называемых «крутых», которые стали цепляться к «некрутым». Ну, например, мой сын-пятиклассник приносил в школу лего и пластилин — «фу, некрутой». Это повод для насмешек, обзывательств. Имя сына — Петя, его стали обзывать «Педя», сын тушевался и не знал, что сказать в ответ. Он уходил от конфликтов, боялся драк и громких разборок — «некрутой».

Сами пострадавшие дети не могли найти выход из ситуации. Но, пишет Наталья, помощи от учителей и родителей поначалу они не получили. Отчасти в этом виноваты классные руководители и другие сотрудники учебного заведения, которые считали, что дети должны самостоятельно «разбираться» с проблемой. Часть вины Наталья признаёт за собой: долго ждала, слушала учителей, отреагировала поздно.

Классная в разговорах с родителями рассуждает на тему, что «дети не любят стукачей», «надо закалять характер», «уметь находить подход к товарищам». Родители зачинщиков все как один кричат в родительском чате, что их дитё «святое», на них наговаривают, а «ваши сами спровоцировали».

Чтобы как-то исправить ситуацию, Цымбаленко записала сына в секцию мечевого боя и на единоборства. Это помогло ему перестать бояться. К восьмому классу он уже выпал из категории школьных партий, прямое насилие по отношению к нему прекратилось.

Но другие дети продолжали страдать, пишет Цымбаленко. Дошло до серьёзных последствий.

И тут нашего лучшего друга Мишу дважды «разводят на деньги» одноклассники, обещая купить тому вейп и не покупая его. Ведь если хочешь быть крутым — ты должен курить вейп! Маме Миши «святые дети» просто хамят и рассказывают, что её сын «гидроцефал». Мама ученика, взявшего деньги, говорит ещё прекраснее: «Объясните мне, как вы позволили своему сыну подбить моего покупать вейп». Ну, в общем, ситуация великолепна. А тут ещё один из одноклассников сына на своей странице вешает фотожабы на Петра и веселится на тему того, что сын стал «качаться».

Наталья начала действовать. Она потребовала встречи с директором школы и председателем управляющего совета, подготовив для них заявление на 20 страницах, к которому прилагались скриншоты переписки, касающейся вейпов, страницы в соцсетях и фотожабы. Копию она отнесла в комиссию по делам несовершеннолетних в районную управу и получила номера входящих документов.

По словам Цымбаленко, угрозы привлечь прокуратуру и суд на родителей хулиганов не подействовали. Но когда к делу подключился инспектор по делам несовершеннолетних, ситуация изменилась. И учителя, а за ними и родители «крутых» стали вежливыми, рассказывает Наталья. По её словам, подросток, торговавший вейпами, был поставлен на учёт, деньги другу Мише за так и не купленный им вейп вернули.

Класс (а я имею в виду и детей, и родителей) замер. В таком, знаете ли, нейтралитете. Никто не ожидал, что я не буду участвовать в «родительских боях» и выяснениях, чей сын должен «лучше помыться и, может, тогда с ним дружить будут», а что мы пойдём прекрасным бюрократическим путём писем и жалоб. Все сразу научились культуре, одёргивают желающих рисовать фотожабы и не достают окружающих.

Наталья говорит, что управа также сообщила ей, что готовит официальный ответ на её заявления и «провела мероприятия».

Medialeaks поговорил с Натальей Цымбаленко о том, что будет дальше и довольна ли она результатами своей борьбы.

Как прошёл через эти три года и особенно через последние события ваш сын? Как он всё воспринимает, хочет ли дальше учиться в той же школе?

С мальчишками мы всё обсудили. Сперва им было очень страшно. Тем более что агрессия «крутых» даже усилилась после нашей встречи с родителями. «Крутые» обсуждали, как бы встретить парней после школы, показывали Мише записки «1 000 рублей или твоя собака умрёт». Но школу мы решили не пропускать. Я звонила на каждой перемене, муж забирал Петю из школы. А ещё я пообещала нанять им телохранителя, если угрозы хоть немного станут похожи на реальность. Но чем большую активность развивала школа (встречи, разговоры), тем больше класс понимал, что это всё всерьёз. И успокоился. Я дала Пете прочитать этот пост и спросила, что написать. Он сказал, что всё окей. Общаются они с одноклассниками из описанной истории спокойно и максимум та и эта сторона уточняют друг у друга задания. А представители школы регулярно уточняют у него, как дела в классе.

Какие у вас дальнейшие планы? Что можно будет считать окончательной победой или хотя бы приемлемым результатом?

Меня и сына устроят рабочие отношения в классе: он не жаждет общения с теми, кто плохо к нему относится. У Петра есть друг, есть команда (он занимается киберспортом — мы это поддерживаем), ходит в библиотеку Достоевского на курсы видеоблогинга, вместе с папой в окружной библиотеке ведёт занятия для детей (автогонки на симуляторах, безопасность на дороге). Ему хватает общения. И ему комфортно, что к ним перестали цепляться. Мы регулярно мониторим ситуацию в классе. Если будут прецеденты — вмешаемся. А так, я надеюсь, мы закончили конфликт.

*   *   *

Каждый родитель сам выбирает, каким способом помочь ребёнку бороться с буллингом. Мать американского подростка Китона Джонса в прошлом году обратилась к помощи социальных сетей и опубликовала видео с плачущим сыном, который жалуется на травлю со стороны одноклассников.

Сначала видео так растрогало всех, что за Китона вступились исполнитель роли Капитана Америки Крис Эванс, певица Рианна и десятки актёров и звёзд спорта. Правда, быстро выяснилось, что мама Китона поддерживает Дональда Трампа и держит дома флаг Конфедерации. Тогда многие отказались от поддержки, предположив, что парня могут травить в школе, потому что он расист. И ситуация для Китона стала ещё хуже, чем была.

В позапрошлом году в России случилась очень трогательная история с мальчиком по имени Стёпа. Он увлекался динозаврами и майнкрафтом, поэтому с одноклассниками у него дела с самого начала пошли не очень. Но мама попросила друзей в фейсбуке полайкать Стёпины динофоточки, и случилось чудо: мальчику стал писать сам Баста и другие российские звёзды.

Вскоре популярность школьника взлетела до небес, и ВК даже вернул на время функцию рейтинга страниц ради него. Так потенциальный будущий буллинг был подавлен в зародыше, а Стёпа вместо скринов из майнкрафта мог с гордостью выкладывать селфи с одноклассницами.

Понравилось? Читай новости
на нашем телеграм-канале
Рекомендованные истории