Зачем нам их свобода?

Как понимать практически одновременное освобождение самых именитых политзеков России — экс-совладельца ЮКОСа Михаила Ходорковского и активисток Pussy Riot Марии Алехиной и Надежды Толоконниковой? Представители оппозиции, с которыми поговорил  Medialeaks, допускают разные варианты  — и коренные изменения в ближайшее время, и желание режима оставить все как есть.

  «Досада, злость и гнев»

Освободившаяся в понедельник участница панк-группы Pussy Riot  Мария Алехина не верит в гуманизацию властей,  называет амнистию «пиар-акцией», по которой нельзя судить об изменениях в политике государства по отношению к своим критикам. Оппозиционеры с ней согласны, всерьез  благие намерения Кремля никто даже не обсуждает.

«Мне ближе точка зрения Алехиной про предновогоднюю акцию, параллельно  с которой происходит ужесточение законодательства, направленное на ужесточении контроля государства. Не считаю, что  это может говорить о смене курса», — говорит общественный деятель, глава фонда «ИНДЕМ» Георгий Сатаров.

«Внутри страны Путин от освобождения Пусси Райот и Ходорковского не выиграл ничего. Никто не остался в востороге от того, что произошло: большинство  политзаключенных остались за решеткой, сейчас происходит завершение процессса Даниила Константинова, большинство  по «болотному делу» амнистии не подлежали. Нормальная реакция большинства политически активных  людей — это разочарование половинчатым решением, досада, злость и гнев на полумеры», — добавляет соучредитель партии «5 декабря» Денис Билунов.

Пока готовились бумаги на освобождение политзеков, за последние дни Госдума  вместе с амнистией приняла законопроекты о «резиновых квартирах», фактически возрождающий институт прописки,  одобрила идею блокировки сайтов, заподозренных в призывах к массовым беспорядкам,  и санкционировала массовую дактилоскопию граждан, получающих загранпаспорта.

«Главная цель — остаться на месте»

Получается настоящий набор мер полицейского государства, которые раньше описывали фантасты в антиутопиях. Если власть по-прежнему ужесточает наблюдение за гражданами, то зачем освобождать наиболее заметных своих оппонентов? Все объясняется  желанием Кремля заручиться поддержкой Запада перед возможными экономическими трудностями.

«Много причин. Здесь и приближающаяся Олимпиада, может также  играть роль и финансово-экономический кризис в России, который может заставить власти идти на поклон к Западу. А тут нужно иметь маленькие козыри, это может быть попытка сбить некие лозунги, вроде «свободы политзаклоюченным», — предполагает Сатаров.

С Олимпиадой, кажется, Запад уже определился, и освобождение Ходорковского и участниц Pussy Riot изменить решение уже не может. В понедельник российские и немецкие СМИ сообщили о решении германского канцлера Ангелы Меркель   проигнорировать Олимпиаду в Сочи. Еще раньше  отказались ехать главы США, Франции, Польши, Эстонии.

«Ситуация меняется, в обществе все сильнее спрос на свободную демократию,  и усиливается давление кризиса. В этих условиях власть будет продолжать маневрирование: шаг вперед – и шаг назад, главная цель остаться на месте», — говорит в прошлом член Координационного совета оппозиции Илья Константинов.

Может быть, слова оппозиционеров про начавшийся кризис имеют свой резон. В понедельник бывший вице-премьер Алексей Кудрин сказал, что 2013 и 2014 годы для российской экономики станут «самыми плохими начиная с 2000 года», а министр финансов Антон Силуанов  признал, что в этом году дефицит региональных бюджетов, на которые легла основная социальная нагрузка по исполнению майских указов Путина, составит 300–400 млрд рублей.

«Коренные изменения неизбежны в ближайшие месяцы»

Есть еще одно объяснение происходящему: Владимир Путин хочет, освобождая знаковых политзеков, поставить на место силовиков, начавших с мая 2012 года играть слишком значительную роль во внутренней политике страны.

Сам Ходорковский именно этим объясняет решение Путина о собственном помиловании.

«Он хотел послать сигнал своему окружению, что прекращайте охреневать. Иным способом навести порядок в том борделе, который там собрался, он не мог. Либо законопатив лет на 10 Сердюкова, либо выпустив меня…  А во-вторых, это сигнал обществу и, главное, миру, что я чувствую себя достаточно устойчиво, а, главное, я не боюсь», — объяснял мотивы президента Владимира Путина Михаил Ходорковский в интервью New Times.

Если Ходорковский не ошибается, то нас ждут большие перемены, говорят оппозиционеры. «Я готов согласиться с этим как с версией,  но  тогда это знак слабости, но, может, ситуация гораздо хуже для него (для Путина- Medialeaks), чем мы себе представляем. То есть он настолько не контролирует ситуацию, что он вынужден такими экзотическими методами осаживать подчиненных. Если это так, то какие-то коренные изменения неизбежны в течение ближайших месяцев», — размышляет Денис Билунов.

Но сейчас он, скорее, готов предположить, что выход знаковых политзеков — это результат торговли Москвы с Западом. «О чем на самом деле там шел торг, мы сможем узнать лишь через много лет», — предполагает соучредитель партии «5 декабря».

Теперь оппозиции остается уповать лишь на то, что давление общественности, обрадованной выходом на свободу Ходорковского и активисток Pussy Riot, не спадет.

«Давление общественности может теперь ослабнуть.  В заключении находятся за совершенно мифические, так сказать, преступления полковники Квачков и Хабаров… Мой сын (Даниил Константинов- Medialeaks) встретит оглашение приговора 26 декабря… Мне известны десятки политических заключенных, которые продолжают томиться в застенках. О них нельзя забывать», — говорит Илья Константинов.

Сюжеты

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!