«Я понятия не имею, где моё лицо появится в будущем». Фото мужчины со стокового сайта используют в рекламе по всему миру, и он жалеет об этом

Редактор Vice Никколо Массарьелло рассказал о неудачном дне, последствия которого могут преследовать его до конца жизни: о дне, когда он снялся в фотосессии для сайта стоковых фотографий. Сами снимки мужчину не смущают — проблема в том, что теперь он видит своё лицо на рекламе всего и вся, от рекламы алкоголя до предупреждений о «мужских» болезнях, и ничего не может с этим поделать.

Никколо написал колонку на Vice о последствиях такого на первый взгляд безобидного действия, как съёмка для сайта стоковых фото. Принять участие в съёмке ему предложил друг, который и забрал себе все права на фото. Никколо согласился, так как решил, что съёмка будет приятным развлечением, но в назначенный день поссорился с подругой, из-за чего приехал в студию с опозданием, вымотанный и с плохим настроением. Это отразилось на снимках: хотя Массарьелло пришёл в себя во время съёмки, на большинстве фото он вышел озлобленным, грустным или неухоженным.

Журналист не думал, что кто-то может купить такие фото, поэтому подписал документы, в которых передал право пользования фотографиями своему другу. Тот пояснил, что Массарьелло «скоро увидит», удалось ли продать его снимки пользователям сайта. «Скоро» наступило через несколько месяцев, когда журналист увидел своё лицо на сайте сообщества католиков в статье, где он иллюстрировал что-то, связанное с «протестантами и террористами». Это не слишком обидело Никколо, но увидев, как использовали его фото, он понял, что этот случай может оказаться не единственным и он никак не остановит использование своих изображений.

Само по себе это было не так уж плохо, но именно тогда я понял, что не могу контролировать то, что может случиться с моим лицом. Любой человек с выходом в интернет и небольшим количеством денег мог купить изображения и делать с ними всё, что хочет: они могли сделать меня продавцом сигарет, лицом общенациональной кампании по искоренению всех лошадей, проиллюстрировать (моим фото) статью о преждевременной эякуляции. И хуже этого было то, что за эти фото мне не платили.

Реклама продуктов без глютена

Вскоре после этого мужчина узнал, что он одновременно рекламирует еду без глютена и какой-то ликёр из Колумбии, и вообще распространился по миру — Никколо находил себя на рекламах из Саудовской Аравии, Германии и Нидерландов. Друзья видели его фото на плакатах в Мадриде, витрине магазина инструментов в Абердине и на мусорных контейнерах в Токио как человека, который не одобряет тех, кто не отдаёт мусор на переработку. В основном лицо Никколо использовалось как иллюстрация к чему-то раздражающему и отвратительному, и так фото с одного дня, в который Массарьелло хотел отвлечься от своих проблем, сами стали для него такой проблемой, что он чувствовал себя хуже в другие дни, чем в день съёмок.

Моё лицо не просто использовалось, чтобы продавать вещи или призывать к чему-то, но также и в качестве иллюстраций. К примеру, в статье «Как правильно реагировать на кретинов» (я кретин, а не человек, который на него реагирует), материале на тему «Мстительный бывший: когда вы сталкиваетесь с ненавистью до того, как у вас появились дети» (угадайте, кем я должен быть ), и ещё как иллюстрация мужчины, говорящего сальные грубости женщинам. Думаю, что в стоковых базах есть миллионы человеческих лиц, но редакторы, стоящие за этими статьями, выбрали меня из всех них, а это значит, что в их глазах я выгляжу как самый мстительный, кретинистый и похотливый мужик из всех, кто есть в этой базе. Как понимаете, это не самый классный факт для моей самооценки.

Какой-то странный ролик, содержание которого не может понять даже сам Никколо

Среди множества реклам с лицом Никколо были и «положительные»: в Чехии с помощью него проиллюстрировали человека, пользующегося хорошей бритвой, а один писатель прифотошопил ему острые уши, чтобы использовать на обложке книги про оборотня.

Но в целом ситуация была плачевной. Однажды Никколо внезапно написала его старая знакомая из Венесуэлы, которая поинтересовалась, не было ли у него проблем с болезнями пениса. Когда он удивился и спросил, в чём дело, та ответила, что его лицо напечатали в одной из главных газет страны как иллюстрацию к статье о парафимозе — заболевании, которое может привести к ампутации полового органа.

Я знаю, что не могу жаловаться, — я понимал, что делаю, когда подписывал соглашение на использование моих фото. Кроме того, многие люди никогда не давали разрешения на использование своих снимков, но стали неприятными мемами во всём мире. Тем не менее, это не значит, что я не ругаю тот день, когда позировал для этих фотографий. То, что я в тот день ненадолго почувствовал себя лучше, не сравнится с ощущением того, что я понятия не имею, где моё лицо появится в будущем.

Никколо — не единственный человек, которому не нравится, как используют его фото. Несколько дней назад МинЮст РФ признал экстремистской отфотошопленную вариацию фото российского президента, где тому добавили макияж, таким образом поставив всех, кто по какой-либо причине публикует фото Путина с макияжем, в один ряд с такими организациями как ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусра» и «Аль-Каида».

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.