Восстание главредов

Российские власти не пускают на территорию страны иностранного журналиста. Чего бояться одного иностранца, если у нас в стране тысячи своих журналистов, десятки частных газет и интернет-сайтов. Как власть всех приручила?

Вообще с российскими независимыми  СМИ, как и с оппозицией, не поймешь сразу, вроде они существуют, а с другой стороны, и нет ничего. У власти все проще, до самих медиа им дела нет, важна аудитория. Важно, чтобы информация напрямую втекала в сознание, а тут нужны медиа, которым будут доверять. Тем временем кризис доверия к официальному государственному рупору- телевидению, признали даже начальники в Останкино. Значит действовать приходится через независимые СМИ, но как их заставить выполнять свою волю?

Вырабатывался новый стиль. «Давление в Москве перешло с уровня чиновник- журналист, на уровень главред-журналист. Так намного эффективнее. Везде на менеджерских местах сидят понимающие люди. Из давления чиновника при желании ты можешь сделать новостной повод, из давления главреда- никогда»,- говорит коллега, несколько лет назад работавший ведущим расследователем в одном из федеральных изданий.

Непонятливые главреды заменялись, так произошло полное обновление управленцев на «Коммерсант ФМ», Газете.ру, журнале «Власть». Это только если говорить о примерах, ставших публичными. Остальные участники рынка, видя происходящее, моментально оказывались более сговорчивыми, самостоятельно в течении нескольких дней превращаясь из лидеров коллектива в цензора издания. Журналисты начинали делиться на хорошо управляемых агнцев и козлищ, от которых стоит ждать беды. Расставаться с последними надлежало так, чтобы избежать даже намека на шум.

«До сих пор не понял, почему уволили. Главред делал всякие заходы, но каждый раз отказывался объясниться»,- говорит известный журналист, ранее работавший в большой газете. Другой известный журналист, с которым поговорил Medialeaks, также не понимает, почему он расстался со своим местом работы, уже спустя много месяцев после увольнения.

Примеров становилось все больше, и количество перешло в качество. Рынок все понял. Сейчас  даже начинающие репортеры знают, что в профессии самое главное умение вовремя промолчать. В итоге сотрудники больших СМИ начали подумывать о существовании  чего-то страшного, неизвестного, но тут рядом. Обсуждали «черный список» Кремля, попадешь туда и навек потеряешь любую надежду работать в крупном федеральном издании.

А еще можно сказать что-то лишнее, и вмиг станешь «токсичным». «Токсичными» называет особо вредных журналистов один мой знакомый, работающий с властью. Из его слов, есть разные степени «токсичности»: одних можно «канализировать» в государственные СМИ на оклады в разы большие, по сравнению с предыдущей работой, а других- вывести из системы, их все равно не переделаешь.

Теперь за чиновников Кремля и спецслужб всю неприятную работу приходится выполнять главным редакторам. Их даже можно пожалеть. Выдерживать тройное давление нелегко, с одной стороны недовольство редакции, с другой Кремля, а с третьей инвестора. Когда СМИ стали многомиллионным бизнесом, то теперь уже никто не захочет рисковать им ради одного журналиста. От таких избавляются моментально главреды, если они этого не понимают, то акционеры избавляются от них.

Кстати. сейчас в стране определять редакционную политику с виду независимого издания уже может любая сила. Даже сторонняя ФПГ, не имеющая отношения к учредителям, вполне в состоянии создать для членов редакции и самого главреда серьезные проблемы. Приходится и это учитывать.

Вообще картина печальная, зато в развитии. Подавление СМИ –это каждый раз операция, производимая чиновниками в прямом ручном управлении, может так случиться, что рук на всех не хватит.

«Такие отношения не прописаны ни в каком законе, сегодня главред согласится уволить кого-то, а если завтра заартачится, то, что мне с ним делать, всех же не уволишь? Системы отношений с ними нет»,- говорит собеседник, долгое время работавший в Кремле с медиа.

Но ведь долго на понятийных отношениях не протянуть: интернет растет, информационных площадок становится все больше, и за каждым не уследишь, надо либо отказываться от личных разговоров, либо вводить уже систему отношений, основанную на законе. Судя по законопроектам, которые поступили в Госдуму, по идеям о блокировке сайтов и недавнему отзыву регистрации у «Росбалта», нас ждет второй вариант.

Впрочем, главные редакторы, которые, как на работу, ходят на брифинги на Старую площадь, могут организованно выступить против, по крайней мере, предать гласности то, о чем они там говорят.

Скоординированность в действиях главредов уже появилась, когда фоторепортер Денис Синяков оказался за решеткой по делу Arctic Sunrise. Тогда многие СМИ вышли с пустыми пятнами, без фотографий, в знак протеста. Это то чего власть не приемлет.

«Они бывало соберутся кучкой, кивают,а ничего не делают. Решить что-то можно было, только с каждым по отдельности, если кучкуются, то сразу начинают говорить про демократию»,- рассказывает собеседник во власти. Правда, это он говорил про депутатов, но главные редакторы такая же часть системы.

Действительно, какие опасности их подстерегают?  Бизнес они не теряют, закон их не ограничивает ни в чем, они в отличие от депутатов Госдумы могут даже иметь счета за рубежом, опять же уважение публики. Но это все отвлеченные мысли.  Посмотрим, что будет после Олимпиады.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!