Виктор Цой. В будущем буду я

Бродили по ленинградским улицам два бездельника — Алексей Рыбин и Виктор Цой. Заходили в гости к легендарным рокерам, пели на квартирниках, пили вино и слушали западные пластинки.

Группу «Кино» вскоре обсуждали в ленинградской рок-тусовке, а через несколько лет подростки бренчали на гитарах по всему Союзу «Пачку сигарет» и «Алюминиевые огурцы».

15 августа 1990 года Цой, к этому времени ставший иконой русского рока, погибает в автокатастрофе. Сообщение о его смерти на всю страну зачитали дикторы вечернего выпуска программы «Время». Кажется, в тот момент никто не сомневался: Виктор Цой — это последний герой уходящей в историю страны.

Сейчас Цоя слушают и родившиеся на свет уже после распада группы «Кино», а тексты его песен знают лучше стихов Пушкина. «Цой жив», — пишут на стенах подъездов в стране, охваченной модой на национализм. Был ли Цой в жизни таким героем, каким представлялся поклонникам на сцене тогда, и смог бы он быть героем сейчас?

Medialeaks собрал его высказывания о музыке, людях и жизни в нашей стране.

О СЕБЕ
Виктор Цой меня зовут. Что еще, руководитель группы «Кино».

Я по профессии машинист котельной.

На самом деле я просто другой, не такой, как все привыкли, — не такой блестящий, переливающийся и радующий глаз.

Странно, когда ты знаешь, что можешь работать, что ты живой, а тебя не замечают и делают вид, что тебя в природе нет.

Я часто вру. Почти всегда, честно говоря.

Мне важно — чувствовать. Вот это очень важно.

Я делаю то, что хочу. Разумеется, насколько позволяет ситуация, в том числе и политическая ситуация в стране.

Восторгаюсь и ценю «Битлз».

Я совершенно монолитный.

Политика в последнее время стала мне скучна.

Я стал домоседом, хотя раньше никогда им не был.

Живу я надеждой на лучшее время.

Песни мне по ночам не снятся.

Я никакой образ не создавал, просто я такой.

О ЖИЗНИ В РОССИИ

Сейчас что-то в этом болоте начинает бурлить.

Я родиной считаю Ленинград.

Я надеюсь, что в будущем не будет проблем, не будет войны, и конечно, буду я.

С нашим роком, конечно, сыграла свою роль и ситуация в стране, которую называют периодом застоя. Это слово, хоть его уже затаскали, по сути своей очень точное — застой. И оно говорит само за себя.

Жить стало труднее и опаснее. Я просыпаюсь утром и не знаю, что будет завтра, сегодня, чего мне ждать от жизни.

У меня такое впечатление, что мы все больны СПИДом, что скоро может случиться неповторимое.

Как только началась гласность — все как с цепи сорвались говорить правду.

Я не понимаю, как сегодня можно слушать песни о том, что все замечательно.

Когда-то, быть может, действительно молодежь сидела у костров и пела. Но сейчас ведь они не верят в романтику стройотрядов и все ей сопутствующее. Не верят! Потому что все это — прошло.

Культ посредственности, о котором сейчас много говорят, возник как раз по логике «как бы чего не вышло».

Сейчас на Западе очень сильна мода на Россию: на советскую символику и все остальное. Но отношение ко всему этому очень несерьезное, как к матрешкам: мол, смотрите, русские на гитарах играют, почти так же, как мы.

Я считаю, что человек живет на планете, а не в государстве.

Незабываемое впечатление осталось от посещения знаменитого Диснейленда. Почему бы у нас в стране не построить такой?

О МУЗЫКЕ И ГРУППЕ «КИНО»

Какая перестройка? Какая политика? Это песня о школьных переменах!

Мы люди с совершенно испорченной репутацией.

Согласитесь, что очень странно, когда пишешь песни, в которых нет ничего крамольного, а воспринимаются они и как крамола, и как мерзость.

Музыка должна охватывать все: она должна, когда надо, смешить, когда надо, веселить, а когда надо, и заставлять думать. Музыка не должна только призывать идти громить Зимний дворец.

В Ленинграде рок делают герои, в Москве — шуты.

Нам за честность могут простить практически все. Но когда пропадает честность — уже ничего не прощают.

Уши привыкают к стандартам.

В рок-музыке нет ничего конъюнктурного, заказного. Только ты и твоя совесть.

Мы с юмором относимся к популярности. Это вещь случайная.

Песни должны быть хорошими.

Приятно играть для тех, кто понимает тебя.

Крики — немножечко диковато, аплодисменты — слишком официально, а вот цветы, пожалуй, в самый раз.

О ЛЮДЯХ И ЖИЗНИ

Не считаю, что одному человеку под силу изменить жизнь как таковую.

Я очень философски отношусь к неприятностям и считаю, что их просто надо переждать — и все образуется.

Все очень ленивые и больше всего хотят развлекаться, а не работать.

Ночь — это специальное время для сна, а не для пьянки.

Люди и не могут думать одинаково, но понимать друг друга — должны. На то они и люди.

Человек, который делает что-то новое, всегда воюет с чем-то старым.

Разговаривать с журналистами очень скучно, потому что вопросы все одинаковые и отвечать на них всякий раз уже надоело.

ИЗ ПЕСЕН

Время есть, а денег нет, и в гости некуда пойти.

Если к дверям не подходят ключи — вышиби двери плечом.

Мои друзья всегда идут по жизни маршем, и остановки только у пивных ларьков.

Один любит рок, другой любит сок.

Помни, что нет тюрьмы страшнее, чем в голове.

Раз уж солнцу вставать не лень, и для нас, значит, ерунда.

Сколько таких как ты, сидят по углам, и каждый занят ерундой.

Тот, кто в пятнадцать лет убежал из дома, вряд ли поймёт того, кто учился в спецшколе.

Мы будем делать все, что мы захотим, пока вы не угробили весь этот Мир.

Ты должен быть сильным, иначе зачем тебе быть?

Один комментарий на «“Виктор Цой. В будущем буду я”»

  1. Евгений Кузнецов:

    Сейчас его песни очень актуальны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!