«Стопроцентная царская милость»

Михаил Ходорковский свободен и улетел в Германию: это «подачка» со стороны режима или начало полноценной политической «оттепели»? Экс-совладелец ЮКОСа покинул Россию спустя сутки после того, как стало известно о его помиловании, но в стране остались десятки политзаключенных. Medialeaks узнал мнение адвокатов, активистов и правозащитников о том, чего стоит ждать остальным.

Алексей Сахнин/координатор «Левого фронта», политбеженец

Конечно, я рад, что Ходорковского отпустили. Но мы не должны позволить режиму создать для себя этим алиби. Это, конечно, трюк. Режим пошел на такой ход, чтобы продемонстрировать готовность к компромиссу с либеральными верхами, большим бизнесом.

Все независимое правозащитное сообщество сочло амнистию оскорблением, она всех разочаровала. Она не затронула почти никого — до вот этого вчерашнего откровения Путина в его бесстыдной манере в самом конце: ах, кстати, мы тут решили Ходорковского отпустить. Pussy Riot возьмем. Девочкам осталось два месяца сидеть, их амнистировали, но процедура реализации амнистии рассчитана на полгода, то есть им скостят в лучшем случае пару недель. Это показуха. Из болотного дела отпустили только четверых, а 21 человек остается под ударом. Масса дел по 282 статье, которые не амнистировали.

То, что они идут на эти шаги, показывает, что режим вовсе не чувствует себя таким прочным, каким он хочет выглядеть. Режим пытается наладить диалог с частью противостоящих ему сил — условным либеральным фронтом, бизнесом. А гражданское общество, активисты, правозащитники — те, кто составлял костяк вот этих массовых мобилизаций 2011 года, они продолжают сидеть, и на них прессинг будет продолжаться.

Оксана Михалкина/адвокат. Защищает Владимира Квачкова

То, что произошло, — это была добрая воля первого лица. Я так понимаю, что до вчерашнего дня заявления от Ходорковского о помиловании не было.

Почему помилован Ходорковский, а остальные нет? Я могу только догадываться. За Ходорковского очень просили зарубежные представители, громкое имя, громкое дело, и человек сидел в чистом виде за экономическое преступление. То есть большой опасности для существующего строя он не может представлять. И мы не должны с вами забывать, что в ближашие 46 дней у нас состоится Олимпиада. Руководители ряда стран уже заявили, что будут бойкотировать Олимпиаду в Сочи. Так что помилование Ходорковского я бы не стала рассматривать как начало оттепели, я думаю, что это некий компромисс, на который идет руководство нашей страны перед Олимпиадой.

А что касается Квачкова или Даниила Константинова, это люди, которых режим наш считает опасными, и обвинения им вынесены соответствующие. Вот Квачкову, например, вменялась подготовка организации вооруженного мятежа.

А вообще, конечно, те, кто осужден за особо тяжкие преступления, никогда под амнистию не попадали.

Дмитрий Аграновский/ адвокат. Защищает фигурантов «болотного дела»

Все политические процессы дискредитируют государство. Вот сейчас идет процесс по Болотной площади, если там всех жестко посадят, то эффект от этого будет — скандал. А от таких жестов, как помилование Ходорковского, государству чистая прибыль, оно не выглядит слабым.

Я приветствую решение Путина, но надеюсь на продолжение. Вот амнистия, например. Тут некоторые коллеги говорят — вот какая-то куцая амнистия, какая-то не такая. У нас людей вчера освобождали из-под стражи… А ведь этого могло и не быть! Вот не дали бы нам амнистию — ничего бы не было, ни волнений никаких, ничего, но ее дали.

А у Даниила Константинова, я знаю обстоятельства, но, извините, формально у него 105 статья. Ничего себе — так просто возьмут и отпустят? А у Удальцова на сегодняшний день еще даже суд не начался. А вообще я еще и не знаю, что будет в конце суда. Там материалы дела частично смехотворные, частично нелепые, а частично откровенно фальсифицированы. И давайте еще посмотрим, какой будет Удальцову приговор.

Лично я как адвокат говорить за подзащитных не буду, но я не вижу ничего зазорного в том, чтобы обратиться к Путину за помилованием. Но это возможно только после приговора. Видите, как далеко я смотрю.

Кто может быть опасен для власти сейчас больше, чем Ходорковский? Не важно, что он говорил о том, что не будет участвовать в политике, но потенциально он самый опасный.

Понимаете, при нынешней ситуации, что главное? Могли этого и не делать, не выпускать. То есть это стопроцентная царская милость.

Светлана Ганнушкина/правозащитница

Я рада за Ходорковского, за его маму и папу, его сына, жену и за нас всех. Это некоторое облегчение. Вот знаете, есть такие болевые точки в душе. Их много. Я не могу сказать, что Ходорковский был самой главной болевой точкой, но одной из них он, безусловно, был.

Но теперь меня волнует совершенно другое. А остальные? Если ты делаешь такой широкий жест, если Путин считает, что он помиловал, а не исправил ошибку, а именно помиловал виновного, то почему бы не помиловать остальных? Милость оказать — это право президента. Я не знаю, кого считает режим для себя опасным и почему кто-то сидит в тюрьме. Если говорить о реальности, то опаснее всего для режима он сам. Потому что столько глупостей было сделано за последнее время, а это наносит вред и государству и обществу, что просто руками разведешь. И власть ничем кроме репрессий не занимается.

А вообще, когда все гайки в руках одного человека или группы, его окружающей, то можно ожидать чего угодно. Кто его знает? Самое ужасное, что речь идет об абсолютной непредсказуемости системы. Какие тут прогнозы?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!