Андрей Кураев о Чечне, гей-браках и Чаплине

Протодиакон и философ Андрей Кураев рассказал Medialeaks о свадьбе жительницы чеченского села Байтарки Луизы Гойлабиевой и 47-летнего главы районного РОВД Нажуда Гучигова, выгоде от заявления официального представителя РПЦ Всеволода Чаплина и желании главы Чечни Рамзана Кадырова проверить границы допустимого.

«Прокремлевские товарищи опозорились«

Я, честно говоря, не встречал утверждений [, что одним можно гей-браки заключать, а другим — жить согласно традициям по шариату — нельзя]. Такие безымянные отсылки я видел лишь в словах Чаплина, заявление которого по этому вопросу я считаю крайне неприличным. Это заявление является элементарным примером грязной пропаганды, когда оппонентов, несогласных с тобой в какой-то запятой, сразу начинаешь предельно демонизировать. Я не знаю, зачем Чаплин прыгает под стенами кремлевской администрации, крича «я с вами, я с вами!». Возможно, пытается показать, мол, я вам нужен, я вам пригожусь.

В этой дискуссии  все прокремлевские товарищи, включая [детского омбудсмена Павла] Астахова, [главу комитета Думы по вопросам семьи Елену] Мизулину и Чаплина, опозорились. Чаплин утверждает, что за атакой на Чечню стоят группы, которые хотели бы разрушить традиционную семью, но откуда он это взял? Они все дружно показали, что умеют отстаивать только один интерес. Интерес тут понятен — видимость единства с Чечней любой ценой. Цена этих людей стала ясна — и это неплохой результат обсуждения. Даже хорошо, что они так себя показали — не должно быть иллюзий относительно режима, который сейчас есть в стране, и тех, кто якобы защищает права обычных граждан.

Их противники — это не только либералы. Причем они тут вообще? Речь, прежде всего, идет о защитниках традиционной христианской моногамной семьи. Большинству высказываний были именно с этой позиции. Церковные правила для церковных людей, и нам вмешиваться в жизнь людей других убеждений как-то и не очень хорошо. С церковной позиции легко сказать себе и своим: «кто ты, судящий чужому рабу?». Но такой ответ не закрывает всю сложность нерелигиозных вопросов, связанных с полигамией. Прежде всего – ее правовые последствия.

Как раз таки либералы не очень эту модель приветствуют. Эта дискуссия не была симптомом разлома — не надо чуть что пугать разломом общества. Это эффективная, но очень бесчестная кремлевская удочка типа «Ах, вы в этом вопросе не с нами? Значит, вы завтра начнете гражданскую войну и позовете интервентов!».

Moscow_rally_6_May_2012_Bolshoy_Kamenny_Bridge

«Христианин не может поддерживать фантазии о социалистической монархии«

Все равно с какой стороны начинают раскачивать традицию христианской моногамной семьи. Влево ли, вправо, в сторону гей-союзов, полигамии или полиандрии (когда несколько мужей у одной женщины). Я и вправду не понимаю логики Чаплина: если ты считаешь, что гей-браки — это плохо, то почему ты должен аплодировать полигамии? Разве мало тех, кто не за гей-браки, а за обычную семью?

Когда мне говорят, что государство и страна поднялись на защиту семейных ценностей, то я в таких случаях вспоминаю поговорку «Боже, защити меня от друзей, а с врагами я сам справлюсь». Россия вообще страна крайностей, в которой постоянные переходы от анархического разгула к деспотизму. Обидно, когда тоталитаризм начинает рядиться в якобы православные одежды. Какие могут быть меры противодействия? Быть просто христианами.

Согласились с Чаплиным лишь те, кто ориентирован на карьеру, кто соблюдает партийную дисциплину. Я не верю, что есть люди, которые искренне верят в его слова. Не верю! Тут к месту старый анекдот: может ли человек быть одновременно честным, умным и партийным? Честный и умный христианин не может поддерживать чаплинские фантазии о социалистической монархии с элементами полигамии и православным банкингом.

dau1

«Чечня поставляет Аллаху Владимировичу боевиков»

В Российской империи нехристианским народам разрешалось жить по их законам. Например, калмыки-буддисты жили по «степному уложению», мусульманские народы по законам шариата, а финны – по своей конституции. Поэтому идея, что в одном государстве могут быть разные системы, права известна давно. Мой исторический вкус такое положение вещей не корежит.  Впрочем, история историей, но есть современный политический контекст.

А современный контекст таков — Чечня это невероятное скопище исключений из федеральных правил. По самым разным направлениям жизни делаются какие-то удивительные исключения. Поневоле спрашиваешь: а в чем вообще проявляется российская юрисдикция в этой республике? Россия через разные каналы посылает туда деньги. Это не только федеральный бюджет, но и регионы  и отдельные ведомства и вневедомственные фонды. Всё вместе это называется финансирование от Аллаха Владимировича. В ответ Чечня поставляет Аллаху Владимировичу боевиков и ОМОН, куда ему интересно.

Реальна ли подобная ситуация в любой другой национальной республике? Беспредел чиновников — это реальность вненациональная. Мы до конца не знаем, кому что позволено. Это ведь нигде не прописано. Но история со свадьбой это, безусловно, еще одна попытка расширить свою зону влияния. Они все время пробуют на зубок, мол, давайте здесь откусим и посмотрим на реакцию.

Андрей Кураев — протодиакон РПЦ, проповедник и миссионер, автор десятка богословских книг. Ранее профессор Московской духовной академии и старший научный сотрудник кафедры философии религии и религиоведения философского факультета МГУ.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Еще по теме

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!