Пролетая над гнездом забастовки

Зачем  собираются в одном месте полицейский вертолет, автозаки  с вооруженным ОМОНом, оперативники угрозыска и центра «Э», если не для разгона оппозиции? Так усмиряли рабочих, забастовавших на небольшом заводе автокомплектующих «Антолин» в Ленинградской области.

«Такая полицейская операция, которая была на «Антолине», в моей практике случилась в первый раз. Могу только предполагать, что власти в ситуации экономического кризиса рассматривают забастовки как потенциальную угрозу», – сказал в беседе с Medialeaks пресс-секретарь Межрегионального профсоюза работников автопрома (МПРА) Иван Овсянников.

Это уже тенденция. В стране растет количество трудовых протестов, а чиновники относят выступления неподконтрольных рабочих под категорию несанкционированных митингов, прямо поддерживая работодателей.

Маркс все объясняет

Это уже вторая забастовка на «Антолине». Первая прошла успешно, бастующие и руководство завода, как казалось на первый взгляд, договорились. Тогда рабочие требовали компенсации за вредность, ночные смены и индексации зарплаты. Никаких  «отнять и поделить», но на всякий случай на заводе появились, по сообщению профсоюза, «три полицейских полковника, один майор и семь-восемь человек в штатском». В ноябре стало понятно, что зарплату повысят всего на 3% и коллектив взбунтовался во второй раз.

Теперь все было серьезнее. «Сначала приехал, как он представился, сотрудник уголовного розыска…Последовали угрозы с его стороны, что такие люди, как я, долго не живут. Потом приехал почти весь горотдел полиции, человек 35 в форме, ближе к вечеру подъехали 2 машины с ОМОНом… Когда нас оттеснили в зону отгрузки, тогда и вертолет прилетал»,— рассказывает заместитель главы профсоюза рабочих «Антолина»  Константин Ведерников.

В Москве вертолет прилетает не на каждый митинг, откуда такое внимание к внутреннему конфликту на небольшом заводе в области? «Если полиция способствует отгрузке продукции с предприятия, понятно, что у них предвзятая позиция к работникам… Говорит это об одном, есть какая-то заинтересованность», — пожимает плечами профсоюзник Ведерников.

«Бизнес очень плотно дружит с властями…Возмутительно, полиция содержится на наши налоги, а превращается в службу безопасности в интересах конкретного капиталиста. Хотя если рассматривать государство с марксистских позиций, как аппарат подавления в интересах правящего класса, то это все объясняет», — размышляет по итогам забастовки на «Антолине» координатор МПРА в Калуге Дмитрий Кожнев.

«Вертолет-это серьезная тема»

Трудно спорить с Карлом Марксом, но собеседник Medialeaks, работавший с администрацией президента на уровне одного из регионов, считает, что тут дело не в классовой борьбе.

«Вертолет-это серьезная тема. Силовики выходят за рамки своей ответственности только если есть сильная личная заинтересованность, либо если есть политическое решение. Такое решение принимается на уровне главы местного МВД, но он должен понимать, что сказать Москве, потому что его спросят»,— говорит собеседник.

Для государства неподконтрольные профсоюзные активисты и экстремисты это почти одно и тоже.  В минувшем марте «Урал» с ОМОНом и десятки полицейских приезжали на стачку в Калужской области на заводе автозапчастей «Бентелер». Затем в мае сотрудники центра «Э» приходили в калужский офис МПРА. В сентябре, по сообщению СМИ, сотрудники подразделения по борьбе с экстремизмом на этом же заводе изымали профсоюзные листовки.

«Такие методы как слежка, давление со стороны центра «Э» и ФСБ- это наши будни», — говорит Кожнев.

Но активность силовиков в некоторых профсоюзах застала активистов врасплох. В середине октября активисты Шереметьевского профсоюза летного состава (ШПЛС) Алексей Шляпников и Валерий Пимошенко  пошли в банк и открыли ячейку, где якобы ожидали увидеть документы. Но внутри оказался кейс с деньгами, вскоре их арестовали сотрудники МВД.

Следствие утверждает, что активисты вымогали у администрации «Аэрофлота» 30 миллионов рублей.  Сюжеты об операции МВД был показан по федеральным телеканалам. Но в самом профсоюзе произошедшее считают провокацией. «Они пришли получать документы, утерянные документы летчика, какую то статью на подпись и проект колдоговора. Они увидели кейс и начали перезванивать,  а их стали подталкивать, чтобы они взяли его…Ребята просто повелись»,- говорит помощник главы ШПЛС Игорь Ободков. Ранее в июле профсоюз выиграл иск к «Аэрофлоту» на один миллиард рублей, требуя доплат для летчиков.

Теперь в ШПЛС не могут поверить в произошедшее. «Это же идет в оппозицию к словам президента. Здесь совершено наплевательская позиция на профсоюз идет…В  Санкт- Петербурге же Путин заявил, что государство и прфосоюзы должны помогать друг другу, что мы важны для страны, мы отталкиваемся от этого тезиса»,- говорит представитель профсоюза летчиков.

Действительно глава государства так говорил.

«Мы с вами хорошо знаем, что сегодня профсоюзы свободны от давления государства. Думаю, что это вы чувствуете и живете исходя из именно этого постулата»,—.сказал Путин на встрече с представителями профсоюзов. Правда это было в 2001 году, с тех пор многое изменилось.

Отдали силовикам

«В администрации президента была мысль отдельно заняться профсоюзами, специально под это позвали политтехнолога  Николая Сидорова, но у него что-то не пошло. Не знаю, кто занимается официальными профсоюзами, несистемные отдали силовикам, а они там автоматом попадают  в категорию неформальных объединений, и отношение соответственное»,— объясняет расклад собеседник Medialeaks, близкий к администрации президента.

Но почему силовики активизировались именно сейчас? «Нельзя сказать, что власти настроены против профсоюзов. Они так мониторят ситуацию, может по этому «Антолину» была какая-то информация, Ленинградская область это один из четырех информационно опасных регионов»,— говорит собеседник.

В правительстве также утверждают, что к забастовкам настроены миролюбиво. «Это очень заманчивая идея- взять всех и расстрелять. Но насколько я знаю, так вопрос не стоит. Мы больше следим даже не за забастовками, а за моногородами в принципе»,- говорит источник Medialeaks в аппарате Белого дома, добавив, что сейчас правительство составило список из 315 моногородов, где можно ждать недовольства рабочих.

Получается, что это просто такой новый вид мониторинга,  с участием вертолетов и оперативников МВД. Если так, то мониторинг придется ужесточать. В Центре социально-трудовых прав, который ведет статистику трудовых протестов по стране, говорят о росте напряженности. В сентябре зафиксировали 23 акции протеста, из них 9 было с остановкой производства, фактически число протестов по сравнению с августом выросло на 64%. Правда, эксперты центра говорят о сезонном факторе: с наступлением осени  число протестов увеличивается. Почему так  происходит именно осенью, эксперты не поясняют.

Если не считать погоду, есть и другие факторы — например, экономические. Недавно Росстат отчитался о том, что в третьем квартале в России начало падать промышленное производство, весь год показывавшее еле заметный рост.  А за октябрь объем просроченной заработной платы вырос на 18 процентов.

«Власть сейчас, как на болоте. Кажущаяся стабильность, но куда не встанешь, рискуешь утонуть. Они стараются максимально успокаивать любые конфликты, и точно их не провоцировать», — подытоживает собеседник Medialeaks, работавший в Кремле.

Сюжеты

Один комментарий на «“Пролетая над гнездом забастовки”»

  1. Борис:

    Всё именно по Марксу. МВД, ФСБ — структуры государства. Государство есть орудие подавления одного класса другим. Кто в РФ господствующий, правящий класс? Буржуазия. Она оплачивает госструктуры. Вот она и подавляет с помощью госструктуры рабочих. Всё остальное — детали.
    Борис Ихлов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!