«Леня не был ни ультрасом, ни нациком»

Убийство болельщика «Спартака» в подмосковном Пушкино вернуло обывателю страхи перед погромами, подзабытые со времен Бирюлево. Как националисты  и футбольные фанаты добирались до небольшого города Московской области и что они там делали, наблюдал корреспондент Medialeaks.

При въезде в подмосковное Пушкино вдоль железнодорожных путей надпись: «За это убийство ответят ваши дети». Лозунг моментально подхватывают едущие на митинг по погибшему болельщику «Спартака» Леониду Сафьянникову футбольные фаны. Скандируют его всю дорогу вперемежку с классическим: «А ну-ка, давай-ка уе…вай отсюда!». В вагоне их человек двадцать: руки в бинтах, лица разбиты.

С наименее агрессивным из них я разговорился:

—          Вы знали убитого?.

—          Лёньку?! – громко откликается он, будто знал его с детства. – Нет. Мы на матч не попали. Решили сюда. Движ намечается.

—          А что за движ?

—          Ну, там посмотрим, – загадочно говорит он и угрожающе добавляет. – После футбола еще народ подтянется. Вообще весело станет.

Мой собеседник не знал никого из ранее убитых «спартачей» – ни Егора Свиридова, ни Егора Щербакова, что однако не помешало ему «с радостью» посетить и Манежку, и Бирюлево. И вот теперь Пушкино, потому что «чурки совсем обнаглели». Про «обнаглевших чурок» он рассуждает до прихода контролеров, от которых убегает также лихо, как спустя пару часов от бойцов ОМОНа.

Полицейский спецназ к нашему приезду уже оцепил весь город, отчего в нем создавалась атмосфера то ли военного положения, то ли карантина. Проезжая часть перекрыта автозаками. Все кафе, магазины, палатки в округе закрылись еще утром.

 —   И ни одного «х*ча» поблизости! – с сожалением восклицает бритоголовый парень рядом со мной. «Без х*ча поблизости» его день явно будет прожит зря.

Через длинный подземный турникет вереница людей направляется к месту убийства Сафьянникова. Местные идут с гвоздиками, гости – с фанатскими «розами».

bbs9Y60O9V4

Постепенно на площадке возле рынка собирается несколько сотен человек. Там я замечаю прослезившегося молодого парня. Это Марат – близкий друг убитого.

 —          Лёня не был ни ультрасом, ни нациком, ни кем из этих, – пренебрежительно кивает он в сторону группы крепких парней в спортивных куртках. – Он работал логистом в офисе, учился в московском ВУЗе, занимался боксом. Умел постоять за себя, но по натуре был неконфликтным и последний раз дрался, наверное, классе в 6-ом.

О том, что произошло между ним и приезжими из Узбекистана вечером 13 мая информация очень противоречивая. По версии следствия, Сафьянников припарковал свой автомобиль, перегородив проход к торговой палатке узбеков. Те возмутились и попросили машину отогнать. Он отказался. Завязалась ссора и один из приезжих ударил Сафьянникова сзади по голове. После, наносивший удар, сел в автомобиль потерпевшего и, пытаясь инициировать аварию, врезался в столб. Вскоре проезжающий мимо таксист увидел разбитый автомобиль и отвез Сафьянникова в ближайшую больницу, где тот скончался от полученных травм.

 —          Но у нас такие больницы, что туда только умирать ехать, хотя она в пяти минутах езды отсюда, – произносит Марат. – Сейчас его мама тоже в больнице с инсультом. Леня у нее – единственный сын…

Через час с лишним к месту «народного схода» стали пребывать официальные лица, изо всех сил убеждающие людей, что произошел не национальный, а типичный водительский конфликт.

 —          Люди просто не подели дорогу. Это дорожный конфликт, – уверяет граждан мэр Пушкино Сергей Гулин, полноватый мужчина лет 50-ти с густыми усами. Многие признались, что живьем видят его впервые.

—          Да здесь ежедневно такие конфликты! Не Россия, а аул!

—           А я не считаю, что в нашем городе остро стоит проблема с мигрантами, – возражает Гулин, чем вызывает мгновенный гнев собравшихся. Перебивая друг друга, люди начинают перечислят места скопления приезжих и нелегальных точек торговли:

—          Вы были в Мамонтовке?! В гостинице «Альянс»?! – кричат люди и приглашают чиновника завтра вечером прогуляться по тем местам, «куда с детьми выйти страшно». Разумеется, мэр охотно соглашается прогуляться. Он, судя по всему, готов на многое лишь бы поскорее убраться отсюда.

Маргинального вида молодой человек задевает градоначальника за край пиджака и вежливо спрашивает:

 —          Сергей Иванович, что конкретно вы можете предложить для борьбы с мигрантами?

—          Запретить миграцию в Россию не в моей компетенции, – разводит руками мэр.

—          А что в вашей компетенции?!

—          Ну, ЖКХ… – неуверенно вспоминает он.

—          Поймите, нас сейчас не волнуют вопросы ЖКХ, велосипедных дорожек. Вы можете заставить местную полицию работать?

—          Могу, – вздыхая, признается глава города – комичный чиновник, чем-то напоминающий в своей нелепости гоголевско-щедринских персонажей.

Вскоре на подмогу к нему приходит полковник полиции. Он наотрез отказывается называть свою фамилию и заранее интересуется у собравшихся:

—          Вы что хотите здесь Бирюлево устроить?

—           Устроим, если убийц не поймаете! – обещает кто-то в окружившей его толпе.

Если «устроить Бирюлево» воспринималось властями, как наиболее серьезная угроза, то некоторыми жителями Пушкино напротив, как эффективное решение проблем нелегальной миграции. Поэтому безымянный полковник спешил поделиться новостью:

 —          Из ГУ МВД по Московской области мне сообщили, что задержание одного из предполагаемых преступников состоялось, – отчитывается он, имея ввиду 26-летнего уроженца Узбекистана Жахонгира Ахмедова, который успел сбежать в Фергану, откуда будет экстрадирован в Москву для проведения следственных действий. Личность второго преступника, похвастался полковник, тоже установлена: Олег Толдонов. Правда, судьба и местонахождение его пока неизвестны.

Ближе к восьми часам фанаты мелкими группами двинулись в сторону опустевшего центра. Следом за ними поехали автозаки. Возле городской администрации разрозненные группы фанатов слились в некое подобие марша. «Пушкино – русский город!», «Один за всех – все за одного!», «Не забудем – не простим!» – без особой фантазии скандировал его участники. Порой из толпы прорывались одинокие призывы «вешать х*чей и ж*дов», а также «назначить народного мэра, как у хохлов».

 

 —          Русский я! Русский! – истошно доказывал свою генетичность водитель, припаркованной на одной из улиц грузового автофургона, уворачиваясь от ударов протестующих.

Обрадованные долгожданной встрече с «мигрантом» нацисты разбили камнем лобовое стекло его автомобиля. Открыли багажник и выкинули на асфальт ящики с овощами.

После начались задержания. Бойцы ОМОНа строились в линию, перекрывая подходы к административным зданиям. Праворадикалам пришлось развернуться назад к железнодорожной станции, где некоторым из них удалось прорваться на пустой торговый рынок, разгромив пару палаток.

 —          Подкрепление из Москвы едет! – в азарте крикнул один из футбольных хулиганов и в тот же момент был схвачен двумя «космонавтами».

Уже поздним вечером на Ярославском вокзале ОМОН выхватывал обещанное «фанатское подкрепление» прямо из электричек по направлению к Пушкино. Их сажали на корточки, приказывая убрать руки за голову. Потом выстраивали в колону по двое и гнали в ближайшее отделение полиции. Всего минувшую ночь в участках провели от 40 до 60 человек. Многие из них обещали вернуться в Пушкино уже сегодня – в день похорон Леонида Сафьянникова и выходной у футбольного «Спартака».

Сюжеты

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!