Коробка с правдой

В самом центре Москвы в сквере возле администрации президента живет в картонной коробке 52-летняя мать шахтера Вера Васильевна Шихова, пытаясь найти правду в Кремле. О быте современных ходоков к власти она  рассказала Medialeaks.

«Я приехала, чтобы вот этот человек — наш президент, гарант Конституции, осуществил гарантированную государством социальную защиту. Вот уже шесть месяцев. Владимир Владимирович не слышит», – говорит Шихова.

Cын Веры Васильевны Саша, работая на шахте на Кузбассе, еще в августе 2010 года, когда ему было 23 года, стал инвалидом. «У него было семь переломов позвонков, разрыв связок коленного сустава, обширная гематома, повреждение кровеносного сосуда, грыжа при падении, черепно-мозговая травма, инсульт…  Более 6 месяцев вообще ничего не заживало», — говорит женщина.

Но местное начальство инвалидность не признавало. Через суд семья сумела добиться признания за Сашей инвалидности, но решение не исполняется уже три года. Как и другое — о социальных выплатах на жилье. То, в котором Шиховы живут сейчас, — практически разваливается.

«Суд вынес решение, что нас необходимо внести в уточненные списки для получение благоустроенного жилья, и вторым пунктом обязал администрацию города Прокопьевска предоставить социальную выплату. Это решение от апреля 2011 года. С этих пор оно не исполняется, — говорит женщина — И вот я здесь. Я поняла, что беспредел не остановить».

В коробке за правдой

Искать правды мать шахтера решила в Москве у Путина, но получив отказ в помощи, она обосновалась прямо в Ильинском саду, возле  памятника героям Плевны. Бессрочную акцию протеста женщина начала еще 17 июня и признается, что не ожидала, что придется остаться в столице на такое долгое время: «Я знала, что задержусь надолго, но не рассчитывала, что настолько. Если бы рассчитывала, взяла бы теплые вещи».

Первое время, когда было еще тепло, коробки не было, а от дождя спасал полиэтилен. С приходом холодов пришлось искать другие варианты. Теперь  недалеко от памятника Героям Плевны стоит зеленая коробка – доски, накрытые полиэтиленом от дождя и ветра, внутри помещение забито одеялами от холода. На коробке  висит большой лист с обращением к Путину.

photo 005

Мыться Вера Васильевна ходит к подруге, стирать вещи помогают знакомые: «Я в пакет вещи собираю, они приходят, забирают, стирают». Кстати, сначала женщина протестовала не одна, с ней была подруга, которая тоже приехала искать правды, но уже скоро вернулась домой — не выдержала.

Летом, конечно, было проще, но сдаваться Вера Васильевна не собирается. В акциях протеста она участвует далеко не первый раз. Из-за активности, которую она проявляет на протяжении последних 20 лет, на работу в родном городе ее не брали, поэтому приходилось устраиваться по знакомству.

Она признается, что уже давно уехала бы домой, но увидела, что ее пример стал для многих людей «с трудностями» надеждой на перемены, и теперь понимает, что не имеет права их подвести.

«Я пообещала людям. А я как тот пионер, сказала — держи слово. А так я бы уехала еще в сентябре, — признается Шихова. — Не хочешь ты меняться, ты же делаешь себе хуже, Владимир Владимирович, пойми. Пружину сколько ни дави, она все равно выпрямится».

Ссоры с гомосексуалистами и полицией

О своем самочувствии женщина рассказывать не хочет, говорит, что не привыкла жаловаться, а в целом все в порядке. С местными она уже подружилась, причем  даже с полицейскими.

«Были бурные ссоры с местными гомосексуалистами. Обзывали, кричали, а потом помирились. Все дети, они не виноваты. Это игрушки других структур, — рассказывает женщина. — И с полицейскими вначале воевали. Я доказывала им, что они не знают закон. О, что было, вообще! Сейчас у нас вроде понимание есть, закон они выучили. Я столько на Колокольцева жалоб написала! А сейчас они заботятся, подходят, спрашивают, как здоровье».

Не остаются в стороне и москвичи, которые уделяют Вере Васильевне внимание и приносят, например, одеяла для утепления коробки. В целом впечатление у жительницы Кузбасса о них хорошее, но попадаются, конечно, разные люди, признается она:

«Утром меня будят, а я сонная, мирный житель из Сибири, я же не «Москва», не продвинутая… А рядом стоит мужик с красными глазами, пьяный, лысый, и говорит мне: минет будешь мне делать за 10 рублей? А я даже не знаю, что это такое! Говорю, объясните мне, пожалуйста. Он мне объясняет, и, ой, я тут сорвалась! Хотела позвонить в полицию, но он вырывает у меня телефон и убегает».

За эти шесть месяцев Вера Шихова вообще узнала много нового о столице и ее нравах и теперь уже вспоминает о том, в какой шок впадала в первые недели, с улыбкой.

«Был сотрудник полиции, который паспорт у меня взял и не хотел отдавать, — вспоминает женщина историю, которая произошла с ней в день выборов в сентябре. — А потом придумал, что я на него с ножом напала. А я ему говорю, в вас 120 кг, а у меня осталось 42 кг где-то, каким образом я на вас напала? Но я же и этого не знала, что такие истории придумываются в Москве, чтобы осудить человека. Так вот его до сих пор не могут найти, хотя я номер запомнила – нет, говорят, такого сотрудника».

На защите системы

Вера Васильевна провела в столице уже шесть месяцев. За это время к ней несколько раз  приходили люди из администрации президента, уговаривали уехать, мол, ничего не изменится. Но и возвращаться смысла нет, на Кузбассе женщина тоже не ждет правды.

«Регион у нас угольный, и на шахте очень много травмированных. И чтобы заработать на этом деньги, у нас придумали схему коррупции: скрывают полностью полученную производственную травму, заставляют человека отказаться от ее признания и работать, либо заплатить, чтобы ему установили полную утрату профессиональной трудоспособности. Ни один суд ты не выиграешь, если пойдешь против этой системы».

Сейчас ее сын Саша ходит с трудом, испытывает сильную боль и не может долго стоять на ногах. На работу его не берут из-за травм. За мать сильно переживает, но слишком хорошо ее знает, чтобы пытаться препятствовать протесту. «Он знает, что если я встану, то бесполезно уже что-то делать. Лучше ждать, терпеть, плакать», — смеется женщина.

«Ваша система требует вашей отставки, а мы просим защиты от вашей системы», — говорится в обращении к Путину, которое Вера Васильевна прикрепила к своему дому- коробке.

Зато теперь она поняла, как работает государственная система.  Вера Васильевна рассказывает, что когда столкнулась с бездействием абсолютно всех структур, начиная от больниц и заканчивая Следственным комитетом, решила, что они намеренно пытаются дискредитировать федеральную власть и президента.

Поэтому женщина поехала в Москву в полной решимости донести информацию до президента, который, как она думала, тогда во всем разберется. Она не верила сыну, который убеждал ее в обратном. Но с каждым днем в сквере напротив здания Администрации президента ее вера угасает.

«Я когда ехала сюда, у меня была большая надежда на Владимира Владимировича. Я верила, что там, у нас, это были самостоятельные действия структур, нацеленные на его устранение. Но вот я побыла здесь полгода, у меня все-таки появились сомнения», — с грустной улыбкой говорит Вера Шихова.

Сюжеты

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!