Имперская душа

О том, что Россия подвержена веймарскому синдрому, исследователи писали еще лет 15 назад. Сейчас сторонники российских властей оправдывают себя этим синдромом. Они говорят: тогда Европа была виновата в том, что ограничила права Германии после Первой мировой войны, а сейчас США не допустили интеграции России в международные институты.

Я не хочу ничего говорить про Версальский мир и про состояние Германии в 20-30-е годы. Я не историк, и мои знания не выходят за рамки общего университетского курса истории. Дополнительно прочитанные книги не в счет. Да и интереса нет.

Зато рассмотреть процесс «изолирования» России после распада СССР любопытно.

Итак, в 91-м Россия осталась без денег, без экономики, без институтов, зато с долгами, невыполнимыми социальными гарантиями и совершенно не мобильным населением. А! Еще с ядерным оружием, атомными станциями, передовыми производственными мощностями разной степени устарелости и запущенности.

Что было дальше?

1. Западные страны дали кредиты и реструктурировали долги (то, что так злит сейчас кое-кого, когда это же делается в отношении Украины);

2. Специалисты, эксперты передали институциональный опыт (патриоты на этом месте любят оттоптаться, что, типа, это было внешнее управление), который был использован частично, причем урезали в основном именно те, кто теперь топчется;

3. Россия не потеряла, а наоборот, укрепила свое участие в международных институтах (ООН и Совет Европы, как минимум);

4. Россия вступила в G7, сделав ее G8;

5. Россия вместе с США на равных вела работу по сокращению вооружения и нераспространению ядерного оружия;

6. Россия участвовала в работе НАТО, имея там спецпредставителя.

Это не полный список, но чем это помогло России:

1. Благодаря всему этому в Россию так или иначе приходили деньги извне;

2. Благодаря этому россияне стали ездить по ненавистной Европе и США, а наиболее предприимчивые там стали не только тратить, но и инвестировать;

3. Россия  много и активно участвовала в международной политике. В том же Косово, сколько помнится, российские миротворцы появились первыми;

Итак, как мы видим, встала с колен Россия во многом благодаря ненавистному Западу.

Не интегрировалась Россия сильнее, потому что сама не хотела. Вспомните реакцию на идею вступить в НАТО на уровне обычного россиянина во все времена: «Да ты что? Это же НАТО!» А к этому еще категорическое нежелание сойти с потребительско-иждивенческой модели развития и нежелание дальше реформировать законодательную базу и институты.

Почему сегодня все кончается? Потому что участие в каждом институте предполагает не только возможность лоббировать свои интересы, но и необходимость уважать чужие. Именно об этом Россия подписывала договоры, меморандумы, ратифицировала различные нудные принципы, хартии и декларации. И тут без обид: или ты сидишь за общим столом — соблюдай правила этикета, или же обедай в одиночестве. Никто ничего не диктует и ничему не учит.

Если ты хочешь пользоваться возможностями открытой экономики в других странах, то изволь открыть и свою. Так не бывает, что ты ходишь в гости, а к себе не зовешь. Все правила работают в обе стороны, если это дружба.

Другое дело, что мы, похоже, так и не научились дружить. Мы подозреваем, что все хотят нас обмануть, обидеть, отобрать последнюю рубашку.

России дали все возможности интеграции и развития, но от веймарского синдрома нас это не спасло. Более того, все шаги по интеграции рассматривались исключительно через призму этого самого синдрома. Так что не надо на другие страны пенять, если у самих имперская душа.

Сюжеты

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!