Гурманство или каннибализм. Зачем мы едим друг друга

Сегодня в Санкт-Петербурге солнце, как-никак еще почти лето. Лето в этом году было просто издевательски короткое, может пару недель. Из трех пар заготовленных босоножек удалось надеть только две и то с шерстяными носками. Что я успела за это лето? В магазин сходить. Хотя я не о том.

Днем, когда я вышла из офиса, чтобы побаловать себя тонким вкусом бизнес-ланча из трех блюд и компота из сухофруктов, где-то на очередном мосту со львами кто-то громко сказал: «Я хотел ее поцеловать, чтоб так прям смачно! В десны!»

Откуда звук? Я стала вертеть головой, чтобы увидеть сгусток тестостерона, произносивший эти слова. И увидела. Мальчику было лет 16-17. Большие уши, не модная растрепущая прическа, никаких признаков мужика. Наверное, только в этом возрасте можно целоваться вот так — «в десны». Когда секс еще не опробован и единственное, что можно себе позволить — это такой странный и такой многообещающий  обмен эмоциями как поцелуй. Я стала думать, как должна выглядеть та, которую он хочет целовать, она должна вызывать кровавое желание сродни каннибалистическому. Наверное свежа и розова, как куриное мясо.

Для фантазий на тему поедания друг друга есть специальные форумы и чатики. Мне кажется, что сидящие там люди что-то недопоняли в свое время о плотских утехах. Кстати, сексуальный каннибализм — это одна из его признанных форм. (Даже для эксперимента при написании этой статьи не решилась там зарегистрироваться). Многие женщины часто, глядя на детей, говорят: «Такой милый  — так бы и съела». Меня такие речи, если честно, пугают, но чувства их понятны. Это, когда любишь так сильно, что почти физически ощущаешь желание обладать без остатка. Когда прямо урчит в животе. Может у самок богомолов та же мысль в голове? «Такой милый — так бы и съела». На самом самка богомола съедает партнера для того, чтобы пополнить силы и вырастить их общих детей, так что по сути он просто хороший отец—самый самоотверженный отец в мире. Медаль ему, посмертно.

С возрастом желание есть партнера ослабевает. Мы уже точно знаем, чем это закончится. И, если желание сожрать друг друга в постели скорее плюс, на мой взгляд, то желание сделать тоже самое в отношениях — катастрофа.

В начале отношений в другом человеке нравится все: его музыка, манера одеваться, его мысли. Через какое-то время мы начинаем навязывать ему свою музыку, манеру одеваться, свои мысли. Еще через какое-то время в нем становится больше нас, чем его — это называется обтесаться. Мы его съедаем. Как первобытные народы, поедавшие после боя внутренности побежденного вражеского племени в вере в то, что таким образом дух одного перешел в дух другого, мы пытаемся поглотить, впитать, вгрызться в тело и душу.

Некоторые каннибалы со временем втягиваются, становятся гурманами (от франц. gourmet-талант ощущать особую изысканность вкусов). Так вот эти каннибалы на вкусах уже не концентрируются, тащат в рот все, что попало. Я встречала таких мужчин, которые к сорока годам, испробовав всех и вся, просто теряли интерес к женщинам — начиналось ожирение. Не только любовь к выпечке выдает гурмана — но и гастрит.

Некоторые исследователи считают, что людоедство — ни что иное, как одна из стадий развития, род болезни, через которую должно было пройти все человечество, чтобы получить иммунитет и достичь нынешней ступени. Может и в отношениях необходимо переболеть каннибализмом, чтобы понять что-то большее, выйти на новый уровень своей собственной эволюции?

Так что я надеюсь, что, переступив через ступень первобытности в отношениях, каждому из нас удастся встретить своего вегетарианца и развить вместе с ним один на двоих талант gourmet.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Еще по теме

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!