Евроинтеграция Чечни

В России становится все меньше чеченцев. Только в Германию в этом году уехали, как минимум, 14 тысяч уроженцев республики. Это десятикратный рост по сравнению с 2012 и 2011 годами, исход идет по протоптанному пути через Белоруссию и Польшу. Medialeaks поговорил с беженцами, белорусами и немцами о новой волне миграции из Чечни.

Германия принимает

«По Чечне идет упорный слух, что Германия принимает чеченцев, что 40 тысяч чеченцев страна готова принять. Якобы всем дают по куску земли и деньги на строительство небольшого дома», — объясняет ажиотаж правозащитница из центра «Мемориал» и председатель Комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина.

За 2013 год уже 14 тысяч россиян, выехавших из Чечни в Германию, попросили приюта у Берлина. Эту цифру называют правозащитники, ссылаясь на данные Федерального ведомства по вопросам миграции беженцев. На прошлой неделе такие данные приводил и журнал Spiegel.

Ганнушкина в разговоре с Medialeaks приводит статистику по годам: в 2012 году было подано 3,2 тысяч заявок из всей России, а в 2011 — около 1 тысячи.  Немецко-кавказское общество, помогающее беженцам, оценивает число тех, кто в этом году просочился в Германию, в 30 тысяч человек (выходит, что почти половина приехавших находится в стране нелегально).

По данным Росстата на 2010 год (перепись населения позже не проводилась), в Чечне проживает 1,2 млн человек. Получается, что 30 тысяч уехавших только в Германию в 2013 году — это 2,5% населения республики.  По данным Института по освещению войны и мира, всего в Европе проживают более 100 000 чеченцев.

Так что же происходит в Чечне?

«Несколько купе бородатых мужчин»

От высоток Грозного-Сити, от пятизвездочных отелей, где пригретый российскими властями Жерар Депардье получил пятикомнатную квартиру, от новой чеченской стабильности бегут целые улицы и деревни, говорят правозащитники. Уезжают в основном молодые.

«Это молодые семьи, люди от 20 до 30 лет, с маленькими детьми», — рассказал Medialeaks председатель немецко-кавказского общества в Берлине Эккехард Маас.

К чеченцам, толпящимся у билетных касс и на платформах, привыкли и работники брестского вокзала.

«Несколько купе бородатых мужчин всегда стабильно уезжает, с семьями. Их возвращают постоянно, а они снова пытаются уехать», — рассказала Medialeaks житель Бреста Борис, чей отец работает на таможне, добавляя, что «сегодня видел, что чеченцы сняли квартиру в его подъезде».

Между белорусским Брестом и польским Тересполем  16 км пути, то есть 15 минут езды на поезде. Белорусские пограничники документы отъезжающих не проверяют, немецкие журналисты даже предположили, что у них на то имеется «особый указ». Издание Frankfurter Allgemeine выдвинуло версию о том, что Александр Лукашенко умышленно «открыл шлюзы», чтобы обострить ситуацию с беженцами, желая отомстить Брюсселю за постоянную критику.

«Уезжают улицами»

Желающие уехать за рубеж чеченцы сами находят тех, кто обещает устроить им дорог. «Один сказал — через день это знает вся Чечня, она маленькая, все друг другу родня. Люди для того, чтобы перевозчику заплатить продают все, что у них есть и улицами едут! Прям целыми улицами нанимают автобусы и едут», — говорит Ганнушкина.

«Перевозчики разные, бывают русские, поляки, немцы, чеченцы. На трех человек из Грозного до Бреста в общей сложности придется выложить от 30 тысяч рублей», — рассказал Medialeaks 24-летний Билал.

Билал со своей семьей приехал в Берлин из села, расположенного возле Грозного, около года назад. Ехали, как и большинство, через Белоруссию и Польшу, провели две недели в тюрьме-распределителе в Швейцарии, попасть в Германию помогли живущие там друзья. Документы на предоставление убежища уже поданы, осталось дождаться ответа.

«Про деньги на землю и дом я даже слухи не слышал, всегда и везде говорили, что около 40 тысяч человек готовы принять в Берлине», — рассказал в беседе с Medialeaks уехавший чеченец. На вопрос, откуда он узнал о сорока тысячах, Билал говорит, что от отца. «Но, откуда он узнал, я точно и не знаю. На сколько помню, от старого друга из Германии», — добавляет он.

Сейчас семья Билала живет в «азюльхайме» — общежитии для беженцев: родители и четверо детей. На то время, пока идет рассмотрение ходатайства о предоставлении статуса, приезжие получают жилье и социальную поддержку — бесплатное питание и карманные деньги (порядка 150 евро).

В течение года приезжающим запрещается работать, они посещают курсы немецкого языка и адаптации. Если им повезет и немецкие власти поверят в их историю, то они останутся в Берлине навсегда.

«После получения убежища, люди получают все права, которые есть у местных жителей, нет никаких ограничений, кроме права голосования на выборах в парламент. В остальном, тот же доступ к социальным благам и выплатам, медицине, как и немцам или бельгийцам, или шведам. Вот и сравните с Россией, а тем более с Северным Кавказом. Вот вам и причина отъезда», — сказал Medialeaks сотрудник иммиграционного бюро, пожелавший остаться неизвестным.

«Были проблемы»

Статусы беженца выдаются на основе Женевской Конвенции и Нью-йоркского протокола, в которых описано, кто может претендовать на получение приюта в других странах. В этих документах сказано, что беженец — это человек, жизнь, здоровье и свобода которого на родине находится в опасности. Признаются исключительно следующие причины преследования: раса, национальность, религия, политические взгляды, принадлежность к определенным социальным группам.

Как говорит Маас, претендующие на политическое убежище чеченцы должны объяснить, почему они бегут из республики специальной комиссии, собрав доказательства преследования. Нередко мужчины говорят о том, что подвергались пыткам, а женщины — насилию.

Уехавшие в Германию собеседники Medialeaks о причинах своего отъезда рассказывают неохотно. Один из них -по имени Ислам — объясняет желание поменять гражданство двумя словами: «Были проблемы». Рассказать о них подробней отказывается, добавляя, что народ бежит из Чечни «явно не от хорошей жизни».

Не распространяется об этом и Билал, говоря, что его семья уехала из Чечни, потому что «просто не на что было жить». Он тоже отказывается рассказать историю, которая была поведана немецким властям.

«Вот сами посудите, как там можно жить? Чтобы найти работу вам нужны либо деньги, причем довольно-таки большие, либо хорошие связи. Мы продали все что могли, остальное отдали родственникам и уехали», — говорит он.

«В Чечне есть один закон-приказ Рамзана»

За первые несколько месяцев первой чеченской войны за пределы республики уехало более 350 тысяч человек, говорится в докладе «Книга чисел», опубликованном правозащитной организацией «Мемориал». Правда тогда большинство чеченцев переселились в соседнюю Ингушетию, а не стали уезжать в Европу. Тогда исход народа со своей родины был понятен: в Чечне шла война, а после безвластие и бандитизм. От чего бегут чеченцы сейчас?

Правозащитники связывают массовый отъезд с действиями одного человека — Рамзана Кадырова.

«Представьте, что в Германии прошел слух, что Соединенные Штаты готовы принять немцев. И немцы берут все свои сбережения, сядут в автобус и поедут? Если люди попадаются на эту удочку, значит есть у них основания бежать. В Чечне нет закона вообще. В Чечне есть один закон— приказ Рамзана. Вот люди и едут», — объясняет Ганнушкина.

Реакции чеченских властей на новый исход чеченцев в Германию ожидаема. Еще в 2010 году, выступая на Всемирном конгрессе чеченского народа в Грозном, Кадыров дал понять, как относится к беженцам.

«Я не буду называть их фамилии, потому что считаю их врагами народа. Есть лагеря беженцев в Австрии, Польше, откуда и распространяются различные сплетни и ложь обо мне, о том, что происходит в республике. Они распускают слухи, что в Чечне убивают, похищают, пытают людей. Это неправда», — сказал тогда Кадыров.

Но почему же чеченские власти не противостоят массовому отъезду жителей республики?

» Я, как старый гдровец, подозреваю, что Кадыров освобождается от своих противников, недовольных. Ведь уезжают именно те, кто недоволен его властью. Может это связано с Олимпиадой. Власти хотят уменьшить число тех, кто против, кто может что-то натворить», — рассуждает Маас.

На родину не хотят

Уезжающие за границу чеченцы надеются, что им не придется вернуться на родину. К таким относится и Билал.

«Ни у кого нет определенных шансов, потому что никто не знает, как и почему они решают давать убежище или не давать. Я надеюсь нам дадут убежище, потому что я не планирую в ближайшее время возвращаться на родину», — говорит он.

Как говорит Маас, получить убежище гипотетически могут все, потому что, по словам правозащитника, у немцев нет установленных квот на прием беженцев.

«Квоты не существует. Дело каждого беженца обязаны рассмотреть. Трудно оценивать, но обычно получают признание меньше 50% подавших прошение», — говорит председатель немецко- кавказского общества в Берлине.

Что происходит с теми, кому отказывают? Маас вспоминает случаи, когда люди жили в Германии 10-12 лет в ожидании официального отказа или разрешения остаться. А за это время можно придумать способ закрепиться в Евросоюзе.

«Чеченцы, с которыми я лично уже 16 лет работаю, это очень живой и трудолюбивый народ, они очень терпеливые. Ты сидишь по 8 часов со своими детьми в очереди. Они очень многое терпят, чтобы потом наконец получить возможность здесь жить», — подытоживает он.

Сюжеты

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!