«Законтаченные». Российские заключённые, пострадавшие от «понятий», пожаловались в ЕСПЧ

Европейский суд по правам человека рассматривает девять жалоб от бывших заключённых, которые в колонии относились к категории «опущенных». Издание «Медиазона» рассказывает о том, каково это: быть парией в российской тюрьме.

zona-2

Фото: Юлия Вишневецкая / «Русский репортёр»

Группа бывших осуждённых, отбывших наказание в трёх колониях Костромской области, чьи имена не разглашаются, подала коллективную жалобу в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге. Жалоба относится к условиям содержания: бывшие заключённые, как сказано в документе, требуют компенсации за то, что были «опущенными», «обиженными» или «петухами», то есть относились к касте неприкасаемых, были на нижней ступени тюремной иерархии. О том, как устроен быт заключённых-парий в современной российской колонии, рассказывает «Медиазона».

В жалобе описаны обстоятельства, при которых неприкасаемыми стали шесть из девяти потерпевших: двое заключённых прикоснулись к экскрементам, четверо — к вещам, которые ранее трогали другие «опущенные».

Все они «законтаченные»: они не сексуальные меньшинства, они не занимаются однополым сексом: кто-то взял чай, кто-то взял конфеты у обиженных, кто-то попал в камеру к обиженным, кто-то просто провалился в деревянный туалет. В посёлке Поназырево деревянные туалеты на улице, которые настолько прогнили, что иногда люди проваливаются, поскальзываются, — рассказал «Медиазоне» костромской юрист Александр Виноградов.

Также в тексте описаны условия и ограничения, в которых оказываются парии, и наказания, которые могут последовать, если они ослушаются «вышестоящих» осуждённых или нарушат правила.

«Опущенные» либо выполняют грязную работу, либо принуждаются к оказанию «сексуальных услуг». Если работа выполняется плохо или не выполняется, заключённого всё равно могут принудить к «сексуальным услугам».

По прибытии в отряд их спрашивают сразу, будут они оказывать сексуальные услуги либо заниматься другими делами, которыми занимаются «обиженные». Все сказали, что они не занимаются сексуальными услугами, всех их поставили работать — кого-то туалет мыть, ещё что-то убирать, кого-то ассенизатором, — рассказал Виноградов.

Вот короткий перечень правил, по которым живёт «обиженный» в колонии.

В качестве повинности чистит туалеты и душевые.

Выполняет другую тяжёлую работу: убирает спортивные площадки или другие помещения.

В столовой обедает за отдельным столом.

Вообще не имеет права есть вне столовой.

Не имеет права готовить еду на кухне, которой пользуются другие заключённые.

Не имеет права пользоваться холодильником.

Не имеет права трогать личные вещи или посуду других заключённых.

Посуда «опущенных» помечается дыркой.

В столовой «опущенный» часто получает просроченную, испорченную еду.

«Опущенный» обязан спать отдельно от остальных: в «петушином углу». Если места недостаточно, он должен спать на полу.

Также в жалобе отмечено, что в бараках костромских колоний были крысы и насекомые, на человека приходилось менее двух квадратных метров личного пространства, стены летом покрывались плесенью, а зимой — льдом, а на 150 заключённых было всего три туалетных кабинки без дверей.

В качестве наказания за неподчинение или нарушение правил следует избиение, изнасилование или смерть.

Как объясняет «Медиазона», в российской тюремной иерархии обычно выделяют четыре касты («масти»):

«Блатные» («чёрные») — неформальные лидеры в колонии. Они собирают «общак», контролируют поведение других осуждённых, выступают арбитрами при конфликтах.

«Мужики» — рядовые члены сообщества, которые придерживаются «понятий», участвуют в пополнении «общака» и работают.

«Красные» («активисты») — те, кто открыто сотрудничает с администрацией колонии.

«Обиженные» выполняют грязную работу.

Подполковник в отставке Владимир Рубашный, 20 лет проработавший во ФСИН психологом, объяснил происхождение «понятий», которые в качестве неписанных законов регулируют жизнь в колонии или тюрьме:

Отчасти «понятия» — это такая психологическая защита. Они появились именно в ответ на репрессии со стороны администрации, потому что как-то в этой среде нужно продолжать существовать независимо от тех требований, которые навязывает администрация. Иначе это был бы беспредел совершенный. Я не оправдываю «понятия», но они возникли как реакция на действия уголовно-исправительной системы — на то, как она подавляла и уничтожала человека. Чтобы выжить в этой среде, необходимы достаточно жёсткие требования. И они появились. Это условие выживания.

Первая аналогичная жалоба из России была принята ЕСПЧ в мае 2015 года. Тогда истец, прибыв в колонию особого режима, выпил чашку чая с одним из «опущенных» и сам попал в ту же касту.

В 2014 году просидевшая в колониях 16 лет Татьяна Гаврилова рассказала о том, как устроены быт и «понятия» в женских исправительных учреждениях, а также о том, на какие нарушения идут администрация колоний и сотрудники ФСИН.

Medialeaks рассказывал о порядках в тюрьмах и колониях стран СНГ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!