Без дома на морозе

Как спасаются бездомные на улицах Москвы в морозы и чем им  помочь? Корреспондент Medialeaks поговорил с обитателями Курского вокзала, пытающимися согреться в автобусе соцслужбы.

С приходом холодов бездомные начинают искать места, где они могут согреться. Чаще всего для временного пребывания они выбирают метро, вокзалы и подъезды, иногда кому-то везет найти вентиляционную решетку, теплотрассу или пробраться в пригородный поезд.

«Летом  их становится меньше, они рассасываются, а вот зимой кучкуются и их снова становится видно», — рассказывает фельдшер Галина, работающая в специально созданном мэрией «Социальном патруле» в помощь замерзающим  на улицах.

Большой белый автобус с надписью «Социальный патруль» стоит у выхода из станции метро Курская. Недалеко уже группируются бездомные, некоторые, кто посмелее, подходят к соцработникам и просятся погреться. Им открывают двери, предварительно убедившись, что они не несут с собой алкоголь. Внутри бездомные просто сидят, многие в тепле сразу начинают дремать.

«Я буду работать»

В автобусе сильно пахнет,  запах проникает сквозь медицинскую маску, которую  выдали соцработники. Здесь греются пятеро. Один из них мужчина средних лет, губы покрыты коростой, глаз закрыт бельмом. Виктор рассказывает,  как оказался на улице: приехал из Киргизии в Вологодскую область, жил у тетки,  подал бумаги на российский паспорт, пока ждал, в пожаре сгорели его документы. Теперь скитается по Москве.

«Как господь Бог поможет, так и будем жить. В метро прогоняют, в вокзалы не пускают, поэтому спасаемся, где получится», — говорит Виктор.

Сейчас он слегка пьян, объясняет тягу к спиртному необходимостью согреваться. Сейчас он ждет новостей от сотрудника соцслужбы, который занялся восстановлением его документов. Теплую одежду он получает в благотворительных организациях. Виктор жалуется, показывая на старую коричневую обувь, что пока никак не может найти зимние ботинки, но по-настоящему ему нужна только одна вещь — паспорт.

«Если я только получу российский паспорт, мне ничего не надо будет больше. Просто ничего. У меня два высших образования за плечами: инженер-строитель и инженер-электрик. Я буду работать. Я кидался и сейчас в некоторые места, но там, во-первых, платят совсем копейки, во-вторых, везде обманывают», — говорит он.

А пока нет работы, Виктор постепенно становится попрошайкой.

«Люди разные бывают, — рассказывает историю из жизни Виктор, поясняя, что их хватило бы на целую книгу. — Я подхожу к людям, спрашиваю, чтобы копейкой помогли. Кто даст, кто не даст. Один раз на Рождество прошлое был случай. На вокзале, где шаурму делают, стою, прошу у людей, которые подходят к ларьку. И смотрю, подходит мужчина, прилично одетый, машину припарковал. Я понадеялся, что, может, он что-нибудь даст. Обратился, а он материть начал. А женщина за ним стояла, попросила нас отойти немного в сторонку. И она подходит, открывает кошелек и 1,5 тысячи сразу дает. Этому мужчине говорит: а что, лучше бы, чтобы он не просил, а подошел бы к вашей дочери или к моей, или к сыну, и отобрал или еще что хуже сделал? Вся очередь слышала эти слова, и  каждый подходит 50-100 рублей дает. А этот мужчина кое-что понял, ко мне вернулся и тоже мне дал денег».

«В Москву я больше никогда не приеду»

Бездомным в последнее время жить стало еще труднее, делятся они наблюдениями. Сейчас самая главная проблема – холод. Столбик термометра все ниже, а из немногих мест, где можно было раньше погреться, сейчас выгоняют.

«Ума не приложу, что делать в холод. Из подъездов прогоняют, в метро полиция прогоняет, из вокзалов тоже, так как нет ни документов, ни билетов. Мне рассказывали, что раньше не выгоняли. Еще года два назад такого не было, а сейчас и пенсионеров, стариков гонят», — говорит Фанис из Оренбурга.

Он здесь, у автобуса «патруля», самый приличный. С первого взгляда и не скажешь, что живет на улице: та же простая одежда — коричневая куртка и черные брюки, но чистая, аккуратные усы, нет неопрятной щетины. Фотографироваться он отказался. И так не фотогеничен, а после жизни на улице тем более, объясняет он.

На улицах Москвы он лишь  с 21 октября этого года. «Тут есть и такие, кто по 7 лет на улице, по 15 лет, — говорит Фанис. – Я-то еще держусь на ногах, но еще немного и сломаюсь».

Рассказывает, что дал замерзшей незнакомой девушке недалеко от Курского вокзала куртку, чтобы она могла согреться. В ней лежали документы. «Она с моей курткой убежала. Потом мне уже соцработники дали новую куртку и штаны, шапка вот моя», — говорит он, показывая на одежду и поправляя черный головной убор.

В Москву Фанис приехал в 2010 году и с тех пор работал охранником. В автобус он не заходит, только лишь постоял рядом. Он рассказал, что справку об утере документов получить пока не смог, так как для этого нужно платить штраф — 500 рублей. Сотрудники соцслужбы, услышав разговор, подсказали адрес бесплатного отделения.

«В Москву я больше не приеду никогда», — отвечает Фанис на вопрос о том, что планирует делать в будущем, если вернется к нормальной жизни.

Всего по Москве у вокзалов дежурят круглосуточно 10 автобусов «патруля». Еще есть микроавтобусы, которые отвозят нуждающихся в помощи в специальные Центры социальной адаптации, всего их в Москве шесть. Там можно переночевать и получить одежду. Предварительно бездомного отвозят в душ и на санитарную обработку в санпропускниках.

Но ехать в центры адаптации желание высказывают не многие – употреблять спиртное там запрещено. Иногда бездомные, к которым во время патруля подходят сотрудники соцслужбы, просят «приехать через часок», если только что была открыта бутылка, рассказывают в «патруле».

«Стыдно сыну показаться»

Уже через час состав в автобусе на Курской полностью сменился. Теперь на задних сиденьях через ряд сидели две женщины.  «Я в подъезд ходила спать, а потом туда охрану поставили», — рассказывает одна из них, 54-летняя бездомная Тамара.

Первые слова давались ей с трудом, сначала сложно понять, что она говорит в принципе. С виду  типичная бездомная: красное опухшее лицо от холода и алкоголя, и не скажешь, что у человека есть семья. Тамару выгнали из квартиры после смерти свекрови, у которой она жила. Сама она переехала в Москву из Смоленска, но прописана в квартире была временно. Мужа, по ее словам, она не видела уже на протяжении нескольких лет еще до смерти свекрови, а сын живет в Смоленске. Но возвращаться туда она не хочет.

«Ты же имеешь право на квартиру в Москве, ты же можешь что-то сделать», — подбадривает ее сидящая рядом бездомная Марина.

«Да ничего я не могу сделать. Я никто, — отвечает Тамара. На ее глазах появляются слезы. — И домой не могу уехать. Как же я могу сыну на глаза показаться? Мне стыдно домой возвращаться».

Когда некуда податься, а на улице очень холодно, то автобус «патруля» остается для многих последней надеждой согреться. О существовании автобуса сидящая рядом с Тамарой 34-летняя женщина не знала, пока об этом не рассказал ей прохожий. Марина оказалась на улице, после того как пять лет назад умерла ее мать. «Ну… я после этого… забухала, честно говоря», — признается она. Марина приехала со знакомым, на которого собиралась работать, в Раменское, но работа не сложилась, и она просто ушла. И у Марины тоже есть семья.

«У меня в Москве тетя на юго-западе живет. Я даже ей боюсь звонить. Если она узнает, что… что будет… ужас», — говорит она. Рядом Тамара очень сильно кашляет. «Из одного вокзала выгоняют, в другой переходишь. Из другого выгоняют – идешь в третий. Других вариантов нет», — рассказывает она о жизни бездомных в холода.

Тема помощи бездомным на улицах со стороны москвичей очень важна, в первую очередь, для самих бездомных. «Подходишь к людям и просишь, дайте пожалуйста», — рассказывает Марина. Накануне ей повезло, прохожий купил ей лепешку, картофель быстрого приготовления и котлету.

Тамара тут же вспоминает свою историю. «Одна девушка купила мне поесть, и бутылку дала, и сигарет. Я так удивилась, на чек смотрю – 1000 рублей», — рассказывает женщина.

Отношение  к бездомным в стране до сих пор остается одной из тем, по которой общество никак не может достигнуть согласия. По данным апрельского опроса «Фонда общественное мнение», респонденты  разделились практически поровну при ответе на вопрос, считают ли они, что бездомные сами виноваты в том, что оказались в таком положении (44%) или они стали жертвой обстоятельств (37%).  Еще 19% затруднились ответить на вопрос.

Клиент соцслужбы

Сотрудники социальной службы рассказали Medialeaks, что, по их наблюдениям, на улицах стало больше молодежи. «Детдомовских очень много. Их с жильем обманывают. Они ничего не знают о внешней жизни и абсолютно к ней не приспособлены», — рассказывает соцработник Всеволод. Молодежь из разных регионов России, покинув детдома, едет в Москву в надежде на лучшую жизнь, а в результате остается на улицах города.

«И старики тоже едут, — говорит фельшер Галина. – Из Украины даже. Вот женщина была – поехала в Москву, потому что по старой памяти об СССР думала, что их начальство здесь и они здесь будут нужны. На самом деле это же уже давно не так».

Вернуться домой из Москвы теоретически можно. Социальная служба предоставляет справки-прошения в адрес РЖД для тех, кто не имеет средств купить билет, рассказывают соцработники. Они не приравниваются к документам, но дают право на бесплатный проезд.

Сотрудники соцслужбы говорят, что насильно с улицы забрать бездомного не имеют права, а если прохожий решит помочь замерзающему, то сначала стоит узнать его мнение.

«Первое, что нужно сделать, — спросить у человека, чего он хочет и нужна ли ему помощь. Если он хочет уйти с улицы — то это наш клиент. Тогда мы приезжаем и выясняем, в чем человек нуждается  и чем мы можем помочь», — рассказывает Всеволод.

Вызвать работников соцслужбы можно по телефонам:

+ 7 (495) 720- 15- 08

+7- 903-720-15-08

Сюжеты

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!