«Жара и грязь». Как российские военные живут на базе в Сирии

Постоянный рев самолетов, вонь туалета, опостылевшая однообразная еда, не очень приветливые местные жители, трудности с алкоголем и армейские песни под гитару. Вернувшиеся из командировки в Сирию военнослужащие рассказали журналистам о своем быте.

Сайт «Фонтанка.ру» поговорил с российскими контрактниками, недавно вернувшимися с российской авиабазы в Латакии, и узнал о том, что вспоминают о фронтовой жизни летчики, получившие боевой опыт в Сирии.

Большинство из тех, кто прибывает из командировки, не очень словоохотливы, и уж точно никто не хочет фотографироваться и представляться: как объясняют сами военнослужащие, даже по лицам можно вычислить имя, адрес семьи.

Главные впечатления от поездки умещаются во фразу:

«Жара, грязь и непрерывный гул самолетов».

Далеко не сразу после операции удалось наладить нормальный быт. Первое время жили в палатках, а нужду справляли в огромный ров прямо на территории авиабазы Хмеймим. Позднее были построены однотипные контейнерные модули, туалеты, душевые, столовая.

syria 01

Из-за постоянного звука ревущих турбин самолетов трудно спать. Даже вернувшись домой, в тихие квартиры, многие испытывают проблемы со сном.

Меню было очень однообразным: из мяса почти только курица, на гарнир – рис, гречка, макароны. В декабре в рацион включили колбасу. Только на базе Квейрис под Алеппо, освобожденной в ходе операции, кормили салатами, жареной картошкой, «один раз давали баранину». Понравился летчикам также сирийский кефир. Местные жители продавали им фрукты. Кормят группировку при этом сытно, сначала еда была три раза в день, ближе к концу командировки – четыре.

syria 02

Отношения с местными жителями складываются не всегда гладко. Собеседники «Фонтанки.ру» рассказали, что после прощального обеда на базе в Алеппо, откуда перевели вертолетчиков, нашим пришлось провести много времени в туалете: иранцы обиделись за то, что наши ВКС отступили оттуда из-за угрозы потерь.

Платят за Сирию по армейским меркам немало, если, конечно, все расчеты будут сделаны честно. Платится обычный оклад (от 10 до 45 тысяч рублей в месяц), по возвращении полагается премия в два оклада, кроме того начисляются суточные и боевые: $18 в день на месте и еще $44 – по возвращении на карточку.

Алкоголь в частях не очень в ходу, потому что запрещен. Некоторые ухитряются проносить и прятать, но, если найдут, немедленно отправляют домой. Пьют в основном механики и обслуживающий персонал: летчикам пить особенно некогда – у них 3-4 боевых вылета в день.

За порядком следит военная полиция.

«Народу нагнали: прокуратуру, военных полицаев в красных беретах, ВАИ, там народу ненужного процентов 30, наверное. Как будто не война, а мирная жизнь. Как постановление вышло, там сразу появилась куча генералов, полковников — корочки получать», — цитирует «Фонтанка.ру» одного из летчиков.

Культурная программа на базе небогатая: из русских каналов показывают ТНТ, СТС, НТВ и «Россия-24», но телевизор работает только в столовой. Домой звонить дорого. Рассказали, что сбитому турками пилоту Су-24 пришлось бросить на телефон месячный оклад, чтобы он мог слать эсэмэски о своем местоположении. Изредка приезжают артисты, в основном, из регионов. Один раз был Александр Маршал. Ждут Розенбаума, но пока что он не прилетал.

«Ни для кого не секрет, что операция в Сирии закончится еще не скоро, а это значит, что рано или поздно встанет вопрос о второй командировке. Желания вернуться особого нет. Вот только, шутят они, в армии в принципе нет такого понятия — доброволец», — заканчивает «Фонтанка.ру» свой репортаж.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.









Сюжеты

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!