«Три­дцать метров, зато в Сохо». Tatler рассказал о скромной жизни дочери Лужкова и Батуриной

Tatler рассказал о жизни Ольги Лужковой, младшей дочери бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова и Елены Батуриной, которая регулярно попадает в списки самых богатых людей России и мира. Девушка говорит, что живёт скромно, в деньгах матери не купается, а вскоре и вовсе начнёт сама себя обеспечивать.

Материал начинается с описания того, как в 2015 году Ольга уговорила мать дать ей денег на открытие бара в австрийском курортном городе Китцбюэль, неподалёку от отеля Grand Tirolia, принадлежащего Батуриной. Она утверждает, что бюджет ей был выделен небольшой и на всём пришлось экономить.

Отель принадлежит Елене Батуриной, а она, основатель и бывшая владелица компании «Интеко», мало похожа на человека, который ставит свою подпись, предварительно не выпив из партнёра все соки. Для нежно любимой дочери Елена Николаевна исключений делать не собиралась.

Ольга, которая сейчас живёт в Нью-Йорке, рассказывает, что делала бар по образу любимых мест по всему миру. Он получил название Herbarium.

В Австрию Оля ездит с трёх лет. Здесь её поставили на лыжи. В соседнем местечке Аурах, где тихонько обитает тирольский crème de la crème, мама купила дом. Иностранцам в Тироле почти невозможно получить разрешение на владение недвижимостью для личного пользования — но бизнес-достижения Батуриной убедили закрытую аурахскую общину сделать для неё исключение.

Девушка рассказывает, что сейчас её семья раскидана по всему миру: 87-летняя бабушка живёт в Москве, старшая сестра — в Лондоне (некоторое время назад Батурина тоже перебралась в британскую столицу).

Траектория Олиного движения по лучшим университетам мира не была спланирована с самого начала. Дочь мэра обречена была получать хорошее российское образование. Сначала — «Жуковка», потом — Первая московская гимназия в деревне Липки…

Ольга вспоминает, как ей пришлось бросить учёбу в Москве, когда Юрий Лужков лишился поста мэра. Девушка утверждает, что видела слёзы на глазах матери, а причиной стали угрозы в адрес её детей.

Это был обычный день. Помню, мы погуляли с друзьями. Подойдя к воротам — мы жили на госдаче в районе метро «Университет», — я увидела много-много машин. Дома сидели какие‑то незнакомые люди. И мама напечатала на айпаде: «Мы уезжаем. Собирай вещи», — говорить вслух было нельзя. Было понятно, что это надолго. На следующий день мы с сестрой и мамой улетели.

Проучившись некоторое время в Лондоне, Ольга уехала в Нью-Йорк. По её словам, там она снимает скромную квартиру.

Три­дцать метров, зато в Сохо. Электричество есть, но нет газа, жильцы готовят на плитках, как в советском общежитии. Оба окна выходят на стену. Но всё равно в городе Оля своя.

Издание описывает собеседницу как скромную девушку, которая на интервью «приходит в простой белой майке, чёрных брюках, косухе и белых кедах». Она говорит, что верит матери, которая пообещала прекратить финансирование дочерей сразу после того, как те окончат учёбу.

Ранее блогеры обратили внимание на репутацию больницы в Париже, где Елизавета Пескова, дочь пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова, оказалась этим летом. Критикуя французскую медицину, девушка пожаловалась на высокие цены в заведении, которое известно как госпиталь для звёзд и богачей. По данным СМИ, его расценки в пять раз выше средних.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

















Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!