В защиту радикального феминизма

В Великобритании разразился очередной скандал вокруг образа женщины в рекламе. Многие считают, что хватит уже переживать по поводу унижения прав женщин и в современном мире с этим все более-менее в порядке, но у радикальных феминисток другое мнение. Стас Елисеев попытался понять их логику.

На этой неделе стало известно о важном завоевании гендерного равноправия: в новой части военного шутера Call of Duty одним из основных персонажей впервые за историю серии станет женщина. 12 лет, 11 игр, 60 персонажей, миллиардные продажи по всему миру, а девушек там до сих пор не было. Патриархальные представления о том, где место слабого пола, изживаются очень медленно. В эпоху Милы Йовович в это сложно поверить, однако до конца 70-ых, до появления Сигурни Уивер в роли Элен Рипли в «Чужом», женщина не могла оказаться главным героем боевика. Эта территория неспроста была заповедной.

Эстетизация разрушения и насилия до недавних пор оставалась строго мужским жанром. Корни этого явления лежат в самых глубоких слоях человеческой культуры. Стихи, игры и фильмы, воспевающие оружие — это аналог так называемого «мужского дома», куда в первобытном обществе отправлялся мальчик по достижению совершеннолетия, чтобы причаститься секретов охоты. Абсолютно запретное для женского пола место, где хранилось главная тайна мужчин — знание того, как убивать.

Женщина в принципе тоже может добывать пропитание, но беременной и с грудным ребенком это делать неудобно. Когда-то в глубокой древности договорились поделить сферы деятельности , так появился базовый принцип взаимодействия полов у Homo sapiens: секс и потомство в обмен на продовольствие (иными словами «жена дома с детьми у плиты — муж обеспечивает семью»).

В итоге этого разделения обязанностей одна половина человечества полностью узурпировала сферу насилия и добывания ресурсов, а заодно и превратилась в источник постоянной внутренней опасности для второй.

Некоторые антропологи считают, что отчасти под воздействием этих факторов сформировались характерные особенности женского фенотипа. Например, людям свойственно заботиться о потомстве до тех пор, пока оно беззащитно, и переставать переживать за чадо, когда оно теряет внешние признаки инфантильности. Есть версия, что женское лицо так долго сохраняет детские черты для того, чтобы мужчина инстинктивно продолжал снабжать ее едой даже после рождения, вынашивания и вскармливания ребенка. Еще один важный плюс: во время конфликта у того, кто выглядит по-детски, больше шансов избежать опасного для жизни насилия.

Однако несмотря на хитрости, мужчины все равно регулярно били, калечили и убивали женщин, с которыми жили.

Безоговорочное доминирования одного пола над другим с началом цивилизации никуда не делось, а, пожалуй, только усилилось: последние пять тысяч лет женщины как правило находились в категории между полулюдьми и движимым имуществом. И это при том, что уже с древнейших времен наравне с мужчинами занимались полевыми работами, то есть создавали продукты питания. Все благодаря мужскому эксклюзиву на насилие.

Теперь абстрагируйтесь и подумайте немного об этом: большую часть времени существования человечества одна его половина распоряжалась жизнью и здоровьем второй. Не зря у девушек по умолчанию предустановлен страх перед замужеством: может, прибьют ненароком, а, может, сдадут в аренду.

И вот совсем недавно эта ситуация в некоторых (далеко не всех) регионах планеты изменилась. С того момента, как женщина стала с точки зрения морали и закона таким же человеком как и мужчина, на Западе прошло всего 100-150 лет, это немного по меркам истории, а уж по меркам эволюции и вовсе ничего.

Многие уверены, теперь между полами равновесные отношения, но ситуация, мягко говоря, далека от идеальной: случаи насилия, принуждения и использования на рабских условиях по-прежнему не редкость и в странах первого мира, что говорить про весь остальной. И, как показывает ситуация с Талибаном и ИГИЛ, есть совершенно реальная опасность, что всех способных к деторождению загонят обратно под замок домостроя без права переписки.

Традиция иногда не меняются веками, но даже в древности часто бывало, что представления о норме полностью переворачивались в течении жизни одного поколения. Сейчас очень удачный момент для смены стереотипов и те, кто борются за права вечно униженных, логично стремятся этим воспользоваться.

Если взглянуть на происходящее с феминистической точки зрения, право выглядеть и вести себя как мужчина — вовсе не глупость, как и символическое получение женщиной права на убийство в культуре — это важнейший элемент закрепления эмансипации. Борьба с рекламными стандартами красоты — свобода не соответствовать навязанным патриархальным миром представлениям о привлекательности.

В определенном смысле любая объективизация женской сексуальности в повседневной культуре — это не просто игра в «купи-продай». За каждым образом стоит сложный ворох архаичных представлений. И вполне вероятно, слово «телочка» вроде термина «жид» или «ниггер»: попытка на уровне языка вернуться к тому времени, когда одна категория людей считала другую чем-то вроде скота.

Конечно, воинствующая толерантность, которой не нравятся веселые рубашки, раздражает. Да, рано или поздно в какой-нибудь западной стране при попытке устранить пережитки фаллократии мужчинам запретят сидеть, широко раздвигая колени, под предлогом того, что это демонстрация доминирования. После тысяч лет бессмысленных запретов и издевательств над женщинами — сильный пол может и потерпеть, скажут радикальные феминистки.

Может, и правда.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Еще по теме

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!