Отец на сына. Как российские семьи перессорились из-за Крыма и Путина

Российким семьям грозит настоящая эпидемия ссор из-за политики. Сейчас в поисковиках запрос »поссорился с родителями из-за Крыма» обгоняет даже «поссорилась с подругой». Отцы, насмотревшиеся ТВ, и дети, начитавшиеся соцсетей, срывают голос, обсуждая Украину, Путина, Навального и виноватых в падении рубля. Medialeaks собрал истории семейных споров и выяснил, в политике ли тут дело.

О семейных баталия в России еще летом предупреждали  социологи. В середине лета ФОМ провел опрос, показавший, что жители России, насмотревшись ТВ и начитавшись интернета, поголовно принялись выяснять отношения с самыми близкими. У 48% россиян в семье принято обсуждать события политической жизни, утверждает исследование. При этом у 45% респондентов среди близких есть те, кто придерживается кардинально противоположных взглядов. 29% населения признают, что готовы вступить в спор, если окажется, что у собеседника другие политические взгляды, а 23% вообще не хотят общаться с таким человеком. Чаще всего разногласия возникают по поводу ситуации в Украине. Второе место занимает присоединение Крыма.

Теперь к концу года поводов для спора стало куда больше: рубль резко обвалился, а оппозиция ведет борьбу с Роскомнадзором, который вновь и вновь блокирует страницы готовящейся акции на Манежной площади. Информация, которая поступает с экранов ТВ, сильно противоречит той, что можно найти в интернете. Дети, родители, бабушки и дедушки вступают в бесконечные споры, по-видимому, веря, что в них должна рано или поздно родиться истина. Но рождается, как правило, только раздражение и обида друг на друга. Разговоры превращаются в несанкционированные протестные акции комнатного масштаба.

«Максимум 5 минут до ссоры»

 Анастасия, 22 года, журналист

 Мы раньше дома вообще не обсуждали политику или обсуждали очень эпизодически в шутливой форме. А теперь к ней сводится любой разговор. Можно время засекать: с начала беседы до того момента, когда всплывает политическая тема, проходит максимум пять минут. Мне все время рассказывают, что работать в негосударственном СМИ – это плохо. Что нужно проповедовать патриотизм и не писать о неприглядных вещах.  Причем мой молодой человек работает в американском информагентстве, и у меня всегда пытаются выяснить, как ему там запудривают мозги и заставляют ругать Россию.

В этих спорах часто возникают парадоксы. Если надо доказать, что в наших злоключениях виноваты США, тогда говорится: «Америка всегда была против нас», а если надо оправдать что-то, что в нашей стране происходит не так, то «а что ты хочешь, в Америке вон только афроамериканцев перестали линчевать» или «да так вся Европа делает и Америка». То есть, враг становится вроде бы и неплохим примером для подражания.

Старый да малый

Более либеральные взгляды в семейных баталиях чаще всего отстаивает младшее поколение. При этом родители и бабушки с дедушками, которые придерживаются генеральной линии, обычно считают, что причина здесь исключительно в юношеском максимализме и желании поспорить со старшими.

 Анастасия, 22 года, журналист

 Дома, когда мы садимся ужинать, я обычно даю себе обещание не вступать ни в какие конфликты. Но потом кто-то реагирует на какую-то фразу по ТВ, и это производит эффект разорвавшейся бомбы. Что бы я ни говорила, переубедить обычно не получается: им кажется, что я основываюсь не на фактах и рассуждениях, а во мне просто говорит глупый подросток, который из принципа ни с чем не соглашается.

Может «глупый подросток» действительно просто штамп, который хорошо использовать в ссоре с молодежью. Но, как говорят психологи. у нового поколения действительно восприятие мира отличается.

 »Молодое поколение немного иначе видит процессы, оно более открыто миру. Молодежь много общается в интернете, а старшее поколение берет информацию, как правило, с телеканалов», – считает семейный психолог Римма Максимова.

«Есть еще кот, он как Исландия» 

Бывает так, что раскол мировых элит на тех, кто поддержал Запад, и на тех, кто за Россию, отражается на карте обычной московской квартиры.

Алексей, 22 года. Редактор социальных сетей

 Геополитическая карта практически в точности накладывается на квадратные метры нашей жилплощади. Комната родителей – великая Российская империя. Моя комната – олицетворение всего (по их мнению) прозападного. Кухня и коридор – независимые территории, зоны обсуждения постоянно возникающих между двумя полушариями насущных проблем. Есть еще кот, но он как Исландия – не знает, что происходит, и не вмешивается. Да и мы не знаем, что у него там творится.

Социолог  из Левада-центра Денис Волков объясняет, что дело тут не столько в возрасте, сколько в источниках, из которых противоборствующие стороны получают информацию.

 »Если взять, например, отношение к ситуации в Украине, то тут оценка происходящего не зависит от возраста. Большую роль играет, сколько источников информации используют спорящие стороны и что это за источники. Люди, которые читают качественные СМИ, а не обычные агрегаторы, имеют доступ к экспертным оценкам и смотрят на политику государства более критически. А те, кто этого лишен, принимают скорее генеральную линию», – объяснил Medialeaks эксперт Левада-Центра.

Социолог поясняет, что кухонные споры часто могут показаться конфликтом поколений, потому что у молодых людей обычно больше доступа к интернету, чем у их родителей, и они лучше в нем ориентируются. Также Денис Волков отмечает, что сейчас в российском обществе в целом сильно вырос уровень агрессии. Люди дезориентированы, им непонятно, что будет дальше, и поэтому они чаще ввязываются в конфликты. При этом споры на самом деле связаны вовсе не с Крымом, а с общей напряженностью и грузом нерешенных проблем.

Очень заметно, что молодое поколение принимает кухонные споры куда ближе к сердцу. Там, где молодые видят масштабные военные действия без возможности примирения, их родители и бабушки замечают лишь оживленную дискуссию. При этом они часто признают споры нужными и настроены далеко не так категорично, как разгоряченная молодежь, иногда они даже признают, что готовы прислушиваться к мнению детей.

«Зависит от того, что идет по ТВ»

 Екатерина, 45 лет. Дизайнер

 Просто у них нет опыта жизни в СССР и 90-х годах, и мы пытаемся им его передать. Моя дочь часто высказывается очень радикально, но ведь и она, наверное, в чем-то права. Вообще то, поругаемся мы из-за политики или нет, зависит от того, что идет по ТВ, когда мы садимся ужинать. Если там Киселев или какое-нибудь политическое ток-шоу, то дело плохо. Иногда мы спорим до глубокой ночи, я ужасно устаю и наутро встаю с тяжелой головой, это даже начинает раздражать.

 Людмила, 72 года, пенсионер

 Вот наша внучка часто говорит, что российская пресса необъективна, и по этому поводу возникают споры. Но все-таки она в этом лучше разбирается, надо признать. Мы и сами понимаем, что нам иногда чего-то недоговаривают.

 Поставщики кухонного оружия

Спорщики, выступающие на более либеральных позициях, зачастую признаются, что в какой-то момент у них неминуемо кончаются аргументы, и старшее поколение засчитывает это за собственную победу. Социолог Денис Волков объясняет, что в домашних спорах куда легче победить тем, кто поддерживает правительство, ведь государственное ТВ в промышленных количествах поставляет им аргументы для дискуссий.

 »В широком информационном пространстве доминируют провластные точки зрения. Тем, кто выступает против, часто бывает просто-напросто сложно подобрать аргументы, потому что до широкой общественности их не доводят. А вот за тех, кто на стороне властей, эту работу уже сделали – им уже дели все аргументы, которые можно использовать», – заметил социолог.

Анастасия, 22 года. Журналист

 Мой папа любит спрашивать: «А ты думаешь, что пресса за границей объективна? Да ты знаешь, что они про нас пишут? И про нашего президента?». Я отвечаю: «А откуда ты знаешь?». А он мне: «Так об этом все время твердят наши телеканалы». Я спрашиваю, пытался ли он ради интереса сам изучить иностранную прессу, а он отвечает: «Нет, а зачем?».

 Алексей, 22 года, редактор социальных сетей

 Я начал замечать, что родители много времени проводят за чтением статей с каких-то сайтов. После этого мне начало становиться все труднее вести с ними какую-либо дискуссию. Наше «политическое» отношение друг к другу превратилось в борьбу противоположностей. На каждое действие есть противодействие, и теперь на каждый аргумент найдется свой контраргумент. Но даже рациональное отношение к чему-либо проходит через внутреннюю цензуру – все же человек ищет факты, которые его устраивают. Другие же будут считаться ложью или пропагандой.

При этом сама объективность или необъективность СМИ очень часто становится предметом спора. Одна сторона злится на другую за пренебрежение альтернативными источниками, другая сторона считает, что того, что показывают на государственных телеканалах, вполне достаточно, чтобы вникнуть в ситуацию в стране.

 Алексей, 22 года, редактор социальных сетей

 Как-то шел по ТВ репортаж «России-2» с Майдана. Я говорю: «Мама, ты посмотри, какую они используют драматичную музыку, посмотри, какой монтаж. Мы даже не уверены, что события на экране происходят в правильном порядке, это специально смонтированные кадры». В это время на экране «Правый сектор» бьет по каким-то бочкам палками. Мама мне: «Леша, это фашизм». А фашизм – это атаковать психику подобными сюжетами.

 Раскол общества

Если отбросить нюансы, условно все общество спорящих можно разделить на два лагеря. Генеральная линия и оппозиция, «Крым наш» и «Крым не наш». И часто люди, которые живут в одной семье, оказываются по разные стороны этой общественной трещины.

 «Водоразделы проходят через все срезы общества, и семья – не исключение, – объясняет антрополог Акоп Назаретян. – Однако во многом это подготовлено скукой предыдущих лет».

По мнению специалиста, в XXI веке заметно снизился уровень насилия – от него в последние годы погибало меньше людей, чем от самоубийств.

 «Сегодня люди чаще погибают от скуки, чем от злости», – комментирует антрополог.

Он объясняет, что относительное спокойствие приводит к своеобразной жажде катастроф, и именно она сейчас царит в общественных настроениях. Сегодняшнюю ситуацию специалист сравнивает с Европой 100-летней давности, когда первое десятилетие выдалось очень спокойным и в прессе писали, что войны практически невозможны. А потом, начиная с 1911 года, как выражается антрополог, «все пошло вразнос».

 «Людям нужны конфликты, – считает Назаретян. – И в политике, и в семье. И это не прихоть, а глубинные факторы нашей психики».

Антрополог также объясняет, что долгое время была надежда, что, если перенести насилие из реального мира на ТВ и в компьютерные игры, это поможет людям сублимировать глубинные потребности. Но оказывается, что человечеству хочется настоящих страстей и страхов.

 «В середине XXI века должна наступить точка сингулярности, – предупреждает Назаретян. – И к этому времени человечество должно придумать новый способ сублимировать эти потребности. Тогда нас ждет прорыв. А если нет, то это будет провал».

 Киселев не виноват

Бывает так, что, наблюдая на ТВ-экране вечерние «Вести Недели» Дмитрия Киселева, двое родных людей начинают ссориться и кричать друг на друга, словно слова телеведущего касаются их лично. У  стороннего наблюдателя может возникнуть вопрос – а спорят ли они действительно из-за Киселева, или проблема тут в чем-то другом? Как объясняют семейные психологи, в семье не может возникнуть конфликта на политической почве, если нет других, более глубоких мотивов. Если каждая политическая новость вызывает скандал, это значит, что в семье есть напряжение и запретные темы.

 »Как правило, когда мои клиенты ссорятся по таким вопросам, оказывается, что политика тут – только верхушка айсберга, – объясняет семейный психолог Римма Максимова. – Просто, если в семье есть какие-то разногласия, гораздо безопаснее спорить о политике, чем выяснять личные отношения».

Психолог объясняет, что сейчас напряжение в обществе достаточно высоко и политика – удобная тема, чтобы «разрядиться». Как правило, переживают все не за Украину, а за то, как они будут жить в условиях кризиса. Чтобы споров не возникало, специалист советует всем членам семьи признаться самим себе в том, что им тревожно и что они переживают друг за друга.

 »Надо помнить, что семья – это не Болотная площадь», – напоминает специалист.

Другой семейный психолог, Наталья Буданцева, считает, что люди, которые слишком интересуются политикой, могут просто пытаться таким образом переложить свои проблемы на других. Дело в том, что иногда легче поверить, будто бы причины наших личных проблем находятся во внешнем мире.

 »Часто политизированные люди считают, что ответственность за то, как они живут, несут на себе другие, – объясняет психолог. – Гораздо лучше, когда человек способен увидеть проблемы, которые есть в нем самом. Тогда ему проще удержаться от политических споров».

Дарья, 23 года, спортивный тренер

Мы с бабушкой всегда придерживались одной точки зрения, но к последним президентским выборам все поменялось. Она очень много смотрит ТВ, и это, похоже, привело к расколу. Один раз мы прямо очень сильно поссорились из-за политических позиций, но быстро помирились. Теперь я просто стараюсь с ней на эту тему не разговаривать. Все-таки это мой родной человек, и наши отношения важнее, чем вопрос о том, кто из нас прав. Я верю, что, когда повестка дня на федеральных телеканалах поменяется, спорить нам уже будет не о чем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!