«Пусть молится, что жив остался». Истории жертв и рассказ о том, как работают «охотники на геев»

«Медуза» рассказала, как работают «охотники на геев», которые выманивают гомосексуалов на «свидания», избивают их и вымогают деньги. Боясь унижений и не желая раскрывать свою сексуальную ориентацию, жертвы практически никогда не обращаются в полицию. Тем временем в Санкт-Петербурге такая группировка, состоящая как минимум из 20 человек, работает уже год.

43

В Санкт-Петербурге больше года действует группировка как минимум из 20 человек, члены которой знакомятся с геями в интернете, приглашают их на свидания, а потом избивают и вымогают у своих жертв деньги, пишет специальный корреспондент «Медузы» Даниил Туровский. Жертвы не хотят раскрывать свою сексуальную ориентацию и боятся унижений, поэтому практически никто не заявляет в полицию. И это очень удобно для преступников.

Читайте на Medialeaks: Как сэкономить 50% на AliExpress?

Об одной из таких историй журналисту рассказал 26-летний петербуржец Алексей (имя изменено): он стал жертвой нападения, познакомившись с молодым человеком через приложение для гей-знакомств Hornet — его часто используют для поиска сексуальных партнёров.

24 марта этого года ему написал некий Максим: «Привет, классно выглядишь». В его анкете говорилось, что молодому человеку 21 год, а среди интересов #bigdicks и #hardsex. Практически сразу Максим предложил приехать к нему, но Алексей отказался. Этот и следующий день они переписывались, обсуждали сексуальный опыт и предпочтения. Утром 26 марта они договорились встретиться: сначала решили пересечься днём в одном месте, но Максим перенёс встречу на вечер в другое место.

Молодые люди встретились около семи вечера у выхода из станции метро «Московская». И вскоре отправились к Максиму, который сказал, что живёт в многоэтажном доме № 224 на Московском проспекте — его строили как отели, но заселили нуждающимися в жилье блокадниками.

40

Алексей с Максимом прошли мимо консьержки в лифт. Максим рассказал, что квартира принадлежит брату, который уехал из города. Они поднялись на 11-й этаж.

В квартире-студии стояли кровать, кресло, телевизор, в углублении — зеркальный шкаф-купе. Алексей направился в душ. Вернувшись в одном полотенце, он сел на кресло.

Когда Максим ушёл в ванную, двери шкафа резко открылись. Из него выпрыгнули трое крепких короткостриженых мужчин 35–40 лет. Алексей запомнил, что у двоих из них были «бандитские лица», а у третьего — лицо «типичного русского мужика». «Опаньки, а ты знаешь, что парню нет 18 лет?» — сказал один из них. Когда Алексей попросил показать паспорт Максима, его ударили кулаком в живот.

«Русский» начал снимать Алексея на планшет. Они обещали вызвать полицию и выложить запись разговора в интернет. Спрашивали в основном о работе и доходах.

Алексея испугало, что если запись появится в сети, родители именно так узнают о его ориентации.

Один из «бандитов» взял телефон и сказал, что вызывает полицию. Второй его остановил: «Вообще, можем что-нибудь придумать». «Что?» — спросил Алексей. «Можем решить вопрос материально, — сказал один из них. — У тебя есть какие-нибудь сбережения?» В этот момент один из них нашёл в мобильном телефоне Алексея сообщения из банка, где указывалось, что на балансе карты числится около 60 тысяч рублей. Они потребовали от Алексея перевести деньги им.

Алексей не смог вспомнить пароль от банковского приложения, сами перевести средства тоже не смогли. Тогда они ударили Алексея и сказали, что поедут вместе с ним домой за самой картой.

Пока тот одевался, один из «бандитов» сказал кому-то по телефону: «Обрабатывай следующего, мы скоро приедем на Ильюшина» (улица Ильюшина находится рядом с Комендантским районом, где первоначально должна была пройти встреча Алексея и Максима).

К дому Алексея они поехали на такси. Мужчина, сопровождавший его, сказал: «Мне детей кормить надо, кроссовки недавно одни купил, пять тысяч осталось от зарплаты, кризис, я вообще не гомофоб, просто просекли, что так можно заработать».

Уже с картой у банка мужчина предложил снять Алексею 50 тысяч, чтобы хотя бы 10 тысяч остались ему самому. После того, как тот передал деньги, его отпустили, пообещав удалить видео.

Консьержка дома № 224 на Московском проспекте рассказывает «Медузе», что подозрительная квартира сдаётся посуточно администратором Александром. Через какое-то время в разговоре с журналистом он говорит, что в те выходные квартиру сняли четверо мужчин, которые представились военнослужащими в увольнительной.

Гея избили, что ли? — спрашивает он. — Пусть молится тогда, что жив остался. Я знаю, что такое бывает. И на районе уже были случаи. Но жив — и хорошо. Полиция искать следы не будет.

gayrussia.eu

gayrussia.eu

«Медуза» рассказывает ещё одну историю о нападении на гея — 30-летнего Кирилла (имя также изменено), который уже ходил на свидания через приложение, но с проблемой столкнулся недавно впервые.

Это произошло в январе. Кирилл приехал в гости к новому знакомому на окраину Петербурга. Через несколько минут после того, как молодой человек оказался в помещении, зашли двое мужчин 35–40 лет.

Одного Кирилл про себя прозвал «круглым» — за овальное лицо; второго — «уголовником», за перебитый нос. «Мы из общественной организации „Доброта“ и боремся с такими, как ты, — сказал „Круглый“. — Ты знаешь, сколько парню лет?» Кирилл ответил, что 19 — как было указано в анкете. «Круглый» ударил его в висок кулаком.

Вскоре появился третий — его представили сотрудником СМИ, который должен был «всё про него снять». Он спрашивал о работе, путешествиях, есть ли у него автомобиль.

Кириллу пригрозили, что разденут и сфотографируют обнажённым, потом — что подбросят наркотики и вызовут полицию.

43

Сначала от молодого человека потребовали 500 тысяч рублей. Но затем согласились на 200 тысяч рублей — 50 сейчас и 150 на следующий день.

Друзья убедили Кирилла обратиться в полицию.

На следующий день он заблокировал карту, оставшуюся у преступников, и перестал отвечать на их звонки. К своему дому он теперь подходит, держа наготове нож: преступники знают его адрес. Написав заявление в полицию, Кирилл начал опрашивать знакомых, чтобы найти похожие случаи. Он пообщался с десятью потерпевшими, попавшими на точно такие же подставные свидания. Из них только один решился подать заявление в полицию.

Источник «Медузы», близкий к ГУ МВД Санкт-Петербурга, рассказал, что подставные свидания организованы одной преступной группировкой. В ней состоят около 20 человек, мужчины от 18 до 45 лет. Среди них есть бывшие военные. У многих — дети. Вероятно, преступники познакомились между собой в клубе единоборств, предполагает автор статьи.

В каждом «свидании» участвует 3-4 человека: «наживка» в возрасте 18-20 лет, двое мужчин, которые ждут жертву в квартире (обычно один выполняет роль «плохого полицейского», а другой — «хорошего»), также иногда появляется «представитель СМИ».

Группировка функционирует как минимум год, пишет издание, первые известные случаи датируются мартом 2015 года.

Знакомый с деталями расследования собеседник «Медузы» говорит, что заявления о преступлении написали «единицы из тех, на кого нападали». Сейчас полиция собирает материалы, опрашивает свидетелей, изымает записи с камер видеонаблюдения.

Представитель московской ЛГБТ-организации «Стимул» Андрей Петров говорит, что знает о подставных свиданиях в Москве, Новосибирске, Липецке и Омске.

Ранее Medialeaks рассказывал истории гомосексуалов в России: как они осознали себя и что думают о навязанных обществом стереотипах. А также о том, как недавно ЛГБТ-активисты раскритиковали депутата Заксобрания Петербурга Виталия Милонова, потребовавшего закрыть спектакль «Все оттенки голубого».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.