Праведница в большом городе. Как я пыталась жить правильно в пост

Как соблюдать Великий пост мирянину, ограничив себя в мясе, молоке и яйцах, вредных привычках, соцсетях и главное — раздражении? Корреспондент Medialeaks неделю пытался жить по православным правилам и рассказывает, как самоограничение меняет человека и его мысли.

Пост у большинства современных горожан ассоциируется всё-таки с едой: отказом от животной пищи и сдержанным питанием вообще. Это и понятно, пост эксплуатируется рекламщиками чуть ли не больше, чем церковью. Но как говорил святой Иоанн Дамаскин:

«Если бы в посте всё дело было в еде, то святыми были бы коровы».

Поэтому эксперимент по праведности поставлен не только с точки зрения еды в пост, но и с точки зрения высокого — мыслей. Ведь суть в сдерживании страстей, а у человека их куда больше, чем количеств приёма пищи в день.

Почитав, что пишут по поводу поста, я выяснила что: нельзя есть продукты животного происхождения (сыры, молоко, яйца, сливочное масло, рыба, мясо и так далее) и переедать, нужно много думать о Боге и молиться, даже пытаться «увидеть» его, читать меньше соцсети, выбирать вместо них книги, отказываться от еды без сожаления, растить в себе чувство радости и мира, и всё это проецировать также на отношения с окружающими.

Взяв всё это на заметку, я приступила к эксперименту. А я — москвичка, 25 лет, журналист, живу с молодым человеком, верю. С одной стороны, верю широко (не ставлю жёстких границ между религиями), с другой — глубоко (для меня это что-то личное, не требующее чьего-то одобрения или вмешательства, в том числе церкви как института).

День 1. Переломный

Когда я думала об эксперименте, мне казалось, что проблем с питанием у меня не будет вовсе: мясо я и так не ем, а остальное — мелочи. Но всё оказалось сложнее: я даже не представляла, какую долю моего рациона составляет сыр и молоко. Вот представьте свой завтрак, вспомните, например, что вы ели сегодня утром. Хлеб мы не трогаем (хотя понятно, что есть специальный постный хлеб), убираем мясное и молочное, что остаётся? Бутерброд без всего, кофе без молока, чай.

Вернулась с работы, вечер, время ужинать. Что приготовить? И без того небольшой список вариантов сократился. Овощные фрикадельки, запечённые в духовке, спасибо, что вы есть сейчас в моём холодильнике.

Снимок экрана 2016-03-24 в 17.59.22

Обычно, когда я готовлю, я включаю сериал, старый такой, из детства. Недавно в нём крутили «Baby one more time» Бритни Спирс и «Genie in a bottle» Кристины Агилеры, чтобы вы понимали, насколько этот сериал старый. И только на середине сериала, помешивая рис, я поняла, что не должна была его сейчас включать. Отложила ложку, выключила ноут.

За ужином речь зашла о посте. Я живу с молодым человеком, который занимается физикой, думаю, дальнейшие объяснения его отношения к посту излишни. Но его реализм иногда показывает интересные стороны религиозных вещей, о которых обычному православному как-то неловко что ли даже думать.

— Мне вообще кажется, что пост был специально придуман для того, чтобы народ не бунтовал. А что, когда к весне заканчиваются продукты, сказали — пост, давайте 40 дней не есть и радоваться этому.

— Но ведь люди и сейчас постятся.

— Теперь это уже дань традиции.

Интересные мысли. И о вере, как и положено в пост.

В какой-то момент за ужином я поняла, что ненароком нарушила ещё одно правило — я наелась. А переедать в принципе нельзя, мол, это чувство, которое делает человека ленивым и безвольным. Но я поняла это, только когда очередная фрикаделька в меня просто не вместилась. Согласна, это неправильно.

Снимок экрана 2016-03-24 в 17.44.03

Кадр из сериала

Ещё один пункт — отказ от соцсетей. Вообще уменьшить время, потраченное на соцсети, — это даже приятно. Но разблокировать телефон и тыкнуть в экран — это уже машинальное действие, от которого непросто отучиться. Поэтому бездумно рука иногда тянется, но теперь приходится одёргивать себя. Правда, учитывая, что на работе мне приходится иметь дело с соцсетями, не могу сказать, что я полностью абстрагировалась. Но я старалась не заходить туда просто, чтобы почитать, что происходит вокруг.

Закончился первый день, полный невольных ошибок.

День 2. Отказывать себе

Отказывать самой себе в простых, таких будничных желаниях — вот, наверное, самое необычное ощущение. Появился свободный час, который так и ждёшь, чтобы отвлечься, например, на любимый сериал — нельзя. В рис очень хочется добавить специй или соус — нельзя. Открыть бы бутылочку вина вечером — нет. Причём ведь важно отказываться от всего этого без сожаления, смысл в этом.

Привычные вещи и желания, которые вносят маленькие радости в наши будни, вдруг оказываются недоступны. И не потому, что тебе лень выйти в магазин за недостающими продуктами. А потому, что ты сказал себе «нет».

Вообще мне кажется, что ограничивать себя гораздо сложнее, чем быть ограниченным другими. В голове всегда вертится вопрос: а почему бы и нет, что мешает? И ведь нет разумного ответа на этот вопрос. Есть только «я сказала себе нет», в которое приходится верить на слово.

Так что сегодня я пью горький кофе и доедаю оставшийся со вчерашнего вечера пустой рис.

Снимок экрана 2016-03-24 в 17.54.52

И вот пятница, рабочий день окончен и у меня появилось несколько свободных часов. И состояние снова приблизилось к тому самому «ура». А потом я вспомнила, что нет, нельзя лечь и включить серию, пока никого нет дома. И стало ужасно жаль этого времени. Я только что чуть не написала слово «потраченного».

Окей, нужно сделать какое-нибудь полезное дело или взяться за книжку.

Свободное время дома, чем вы его обычно занимаете, особенно под конец рабочей недели? У меня в ежедневнике всегда есть список дел, который я переношу от недели к неделе. Потому что когда появляется время ими заняться, первым делом хочется делать ничего. Так вот сейчас у меня просто не было другого выхода: пришлось заняться домашними делами.

В полной тишине наедине со своими мыслями я убралась во всей квартире. Помыла и протёрла всё, что можно, постирала и погладила занавески, которые давно ждали свой час в новой для меня квартире. Когда я доглаживала шторы, ко мне в голову пришла мысль, что я хочу сделать маффины, давно я этим не занималась.

Да, праведная жизнь сделала из меня домохозяйку, поняла я, листая книжку с рецептами.

Вечером, возвращаясь с йоги (физическую нагрузку никто не запрещал), я шла и думала о жизни, о том, что правильно, что нет. Я почему-то вспомнила историю, которая произошла со мной довольно давно.

Я поссорилась со знакомым, который, как мне показалось, обидел меня своими словами. До этого мы дружили, но после я сильно изменила к нему отношение. Мы наговорили много неприятного друг другу и окончательно рассорились после года дружбы. И вот однажды я приехала на одну вечеринку и узнала от общих знакомых, что у него подозрение на рак. Мне стало очень не по себе. Чуть позже в тот же день я подошла к нему и просто спросила, как у него дела. Мне стало будто бы стыдно, хотя была ли я в чём-то неправа? Но я была — к человеку всегда нужно относиться так, чтобы не было стыдно, если завтра с ним что-то случится. Со знакомым оказалось всё в порядке, он здоров.

День 3. Когда приходят гости

Новый день снова начался с вопроса, чем завтракать. Хлопья с молоком не подходят, бутерброды с сыром тоже, яичница и омлет — тоже нет. Окей, хлеб, я помню. Слава богу, в этот раз он с кунжутом.

Мысль о том, что это весь мой завтрак выходного дня, удручала, пока я резала багет, и когда я его ела тоже. Но оказалось, что это всё равно довольно сытно, и после того, как завтрак закончился, я встала из-за стола и помыла посуду, я перестала чувствовать себя ущемлённой.

Вечером приходили друзья (общение тоже никто не запрещал). Традиционный просмотр фильма под пиво для меня закончился на одной бутылке — я читала, что на выходных можно позволить себе вино, и получается — да, немного отошла от правил (но и открывать целую бутылку вина из-за одной себя не хотелось). Зато оставшийся вечер пила морс, разбавленный водой, пока товарищи откладывали очередную бутылку. Чтобы отвлечься, пошла делать маффины.

Снимок экрана 2016-03-24 в 17.57.08

И снова была невольная ошибка — рука потянулась к сушёной рыбке, но я быстро вспомнила, что и это нельзя.

То, что нет ничего страшного в том, чтобы пить безалкогольные напитки, когда все пьют алкогольные, я поняла давно. Но выходные — это так важно и так мало, поэтому признаю, присоединиться к остальным хотелось.

Уговорила друзей провести собственный Час земли — мы сидели со свечками и говорили, и это было как-то душевно и хорошо. Как-то правильно.

12

День 4. Открытия 

В этот раз я оказалась умнее с одной стороны и без багета с кунжутом — с другой, поэтому безразлично взглянув на сыр, я открыла банку сливового варенья. Хлеб с вареньем стал моим завтраком на все последующие дни персонального поста.

А ещё мы наварили две кастрюли тыквенного супа, что также помогало мне в этот непростой период.

Весь этот день я провела вне дома, но без разговоров о Боге не обошлось.

— Нельзя раздражаться, сейчас пост, — пытаюсь я успокоить молодого человека, когда он произносит слово «бесит».

— И раздражаться нельзя? Ну конечно, иначе бы крестьяне взбунтовались. А так вроде — грешно, нельзя.

11

Сняла воздушные шары в Подмосковье в те выходные

Тем временем обнаружилось, что бездомная, которая время от времени сидит у нас в подъезде на лестнице и пьёт пиво, придумала ходить там же в туалет. Это, конечно, не может вызвать бурю негативных эмоций, но пытаясь найти выход из ситуации, я вспомнила, что нужно нести с собой мир. И решила вежливо спросить, почему она так делает, ведь её не прогоняют и надо иметь совесть, дать ей тряпку и попросить убрать за собой. Но я так её больше и не видела.

День 5. О спокойствии и стрессе

Метро — настоящее испытание для постящихся. Сколько людей любят толкнуть, встать, уперевшись в тебя сумкой, хотя вокруг много места, вклиниться куда-то и тормозить, когда все спешат утром, остановиться на эскалаторе там, где все проходят. Всем, наверное, знакомо, как это выводит из себя. Чувство раздражения стало настолько привычным, что уже даже не распознаешь его, оно стало нормальным состоянием большую часть будней.

Снимок экрана 2016-03-24 в 17.50.20

Что уж говорить о том, что до и после поездок в метро — работа, которая мало у кого располагает к чистому сознанию и мыслям о высоком.

И вот снова будни, и снова вкусный ужин и хороший сериал вечером кажутся лучшей наградой под конец дня. Но ужин я готовлю в тишине. И на ужин для меня — печёная картошка. Конечно, разве мог постный рацион обойтись без неё.

С мыслями, что завтра на обед я буду есть её же и отказавшись от предложенного атеистом пива после трудового дня, я ложусь скорее спать. Сегодня очень хочется, чтобы эксперимент закончился. Устала думать, устала от этой непривычной тишины.

С одной стороны, уже не так тяжело: завтраки с вареньем и пустые ужины стали привычны, попытки постоянно следить за собой — тоже (кстати, сегодня на завтрак я придумала ещё один вариант — каша на воде с сухофруктами). Но мысль, что через несколько дней можно будет войти в привычный образ жизни, греет, что уж таить.

PS Сегодня произошёл теракт в Брюсселе. Столько человеческой злобы и ненависти, несмотря на Великий пост, я не видела давно. И, к сожалению, не только политики довольно странно высказывались по поводу случившегося, я видела много простых граждан, злорадствующих по поводу страшных убийств. Мне даже пытались объяснить это, но, кажется, я никогда этого не пойму.

День 6. Ожидание

— Чёрт, когда уже можно будет нормально поесть, — возмущаюсь я перед коллегами, открывая контейнер со вчерашней картошкой.

— Ты сказала «чёрт», — обращают внимание они.

— Блин, и правда, — говорю я, понимая, что слово «блин» тоже плохо вписывается в речь человека, который пытается жить праведно.

Да, это непросто.

Тем не менее, поедая который день уже тыквенный суп и запивая его морсом, я начинаю понимать, что так в общем-то вполне можно жить. Я ещё раньше, давно, когда отказывалась от мяса, поняла, что главное — мотивация, а она у меня неправильная, ведь сейчас это — эксперимент (когда я отказывалась от мяса чисто ради эксперимента для себя, ничего не вышло). Если же веришь, что отказ от еды на 40 дней в году сделает тебя чище — он сделает.

Снимок экрана 2016-03-24 в 17.51.45

Хотя это всё — запреты для самой себя, отказ от привычек, попытка наблюдать за собой — безусловно что-то даёт, да в конце концов хотя бы просто понимание того, как часто и много мы на самом деле раздражаемся.

День 7. Конец

Эксперимент подходит к концу. Теперь я могу снова есть и пить, что хочу, включить сериал, пока готовлю ужин, чтобы сравнить свои ощущения.

Когда я думаю о старых приятных привычках, мне кажется, что это что-то такое долгожданное, такое радостное. И даже в процессе, пробуя свежий фермерский чечил и намазывая творожный сыр на кусочек хлеба, наслаждению нет предела. И кажется, что сегодня я буду засыпать как самый счастливый человек на свете.

Но когда я ложусь спать, готовясь вернуться к привычным будням, приходит понимание, что на самом деле радость от этих мелких удовольствий уже прошла, не оставив после себя ничего.

Не могу сказать, что фундаментально моё внутреннее состояние сильно изменилось за это время. Я стала ловить себя на раздражении, что помогает справляться с ним, перестала испытывать необходимость включать телевизор или ещё что-нибудь, чтобы заглушить тишину (из-за постоянного шума в мегаполисе находиться в тишине уже непривычно) — но это скорее опять же привычки. Ведь состояние души трудно изменить в попытках соответствовать каким-то правилам.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.