«Всё, что нужно знать про кино». Интервью с режиссёром Стасом Елисеевым о видеотрибьюте Цою для «Яндекса»

В честь 55-летия Виктора Цоя компания «Яндекс» выпустила клип на песню «Звезда по имени Солнце» группы «Кино», который за два дня собрал почти два миллиона просмотров. Видеоролик снят всего в два кадра и насыщен множеством аллюзий на творчество музыканта. Medialeaks поговорил с режиссёром клипа Стасом Елисеевым об объединяющей поколения музыке, сложности съёмок и секретных отсылках, которые пока никто не обнаружил (но теперь мы стали на шаг ближе).

Как так вышло, что «Яндекс» связался именно с вами для съёмок клипа на песню Виктора Цоя? 

Последние полгода я делал для них анимационные проморолики на разные интересные годовщины: на годовщину Лебединого озера, на 105-летие Музея искусств, про День космонавтики. Поскольку я из Петербурга, то мы стали в какой-то момент разговаривать о том, как хотели бы отметить юбилей Виктора Робертовича. Довольно много лет своей жизни я провёл в постоянном думании о том, что из себя представляет творчество Цоя и чем оно так прекрасно. Более или менее все его песни я знаю наизусть, потому что в возрасте с 10 до 20 лет я каждую эту песню послушал 348 раз, если не 1348. В «Яндексе» сказали: «Мы хотим снять именно в Петербурге вдохновляющее и интересное видео, посвящённое юбилею Виктора Цоя». Одно с другим сошлось, и мы стали разрабатывать идею.

Вы уже рассказывали Medialeaks о том, как вам пришла в голову идея клипа. Насколько сложно было её реализовать?

Дьявольски сложно. Как водится в кинопроизводстве, у нас не было достаточно денег на то, чтобы чувствовать себя вольготно — это первое. Второе — мы все очень занятые люди. За подготовку непосредственно съёмок мы взялись за две недели до них — это очень и очень мало. В итоге мы сделали весь клип за месяц — и это ударные сроки. В конце мая мы встретились с группой первоначальной — с оператором, директором. Честно говоря, я в этот момент находился в состоянии легкой истерики, потому что было понятно, что в кадре должно появиться несколько десятков человек. Как это всё сделать, я в тот момент не очень понимал.

Одной из самых больших авантюр была съёмка одним кадром. Нам хотелось показать цельность всего происходящего в кадре, неразрывность, неотделимость одного от другого. И мы поняли, что вот для этого нужен такой приём. Там есть две очень сложных вещи: во-первых, всё пробежать с камерой, во-вторых, заставить всех героев кадра работать синхронно. Собственно говоря, это и было самым большим вызовом во время съёмок. Оба кадра отсняли примерно за пять дублей.

Мой следующий вопрос был бы «Что лично для вас значит Виктор Цой?», но я уже поняла, что он значит для вас очень многое. Вы сами подбирали аллюзии в клипе или это командная работа была?

Это была командная работа. Всё, что нужно знать о кино, — это коллективная работа.  В частности, все аллюзии и все так называемые пасхалки — это идея, которая изначально исходила из редакции «Яндекс.Музыки». Мы вместе придумали несколько десятков аллюзий. Естественно, в пылу предсъёмочного периода казалось, что мы ничего не успеваем и надо как-то экономить усилия, чтобы сконцентрироваться на главном — на мизансценах. Иногда хотелось отказаться от части этих пасхалок. Но получилось так, что 95 % запланированного так или иначе попало в кадр. Это было правильно. Чем больше нагрузка смысловая, тем кадр интереснее.

Были ли какие-то отсылки, которые вы не планировали специально, но зрители их нашли?

Да, абсолютная фантастика! Например, мы снимали финальную сцену, где все хором поют в баре. В одном кадре там сидит бармен за стойкой, и у него на футболке написано «Every dog bar». Это действительно название места, где мы всё это снимали. И я читаю в комментариях: кто-то посчитал, что «every dog» то есть «каждая собака» — это на самом деле отсылка к строчке «Каждой собаке — палку и кость». Соответственно, это тоже из Цоя. Хотя бар на самом деле называется Every dog bar, и он называется так просто в связи с расхожим выражением. Это волшебство, когда смысл начинает производиться сам — уже без твоего участия непосредственного.

А сколько зрителей уже нашли все отсылки, составили загадочную фразу из песни «Видели ночь» и получили подписку на «Яндекс.Музыку»?

Это надо у друзей из «Яндекса» уточнить. Есть, кстати, парочка вещей, которые не нашли. На одной из пасхалок просто очень размытый фокус, надо всё-таки напрячь мозг и увеличить кадр, чтобы понять, что это такое. А в другом случае нужно просто сделать два логических хода — и это пока никто не сделал. Большая часть, мне кажется, уже разгадана. Но кое-что ещё осталось.

Съёмка клипа проходила одним кадром за исключением одной склейки. А как вы искали такую локацию? Коммуналка, кафе, бар, улица… Коммуналка — это декорация?

Мы бродили по Петербургу с директором и оператором несколько дней, пытаясь понять, где у нас сочетания всех этих локаций в одном месте. Такого мы всё-таки не нашли. Этим и обусловлена та единственная склейка. Мы нашли угол на канале Грибоедова, который нам нравится — там странное, сложное, запутывающее движение. Вместе с тем ты всё время двигаешься куда-то вперёд и тебе нигде не нужно возвращаться назад. Что касается коммуналки, то мы сходили в несколько настоящих квартир и они все выглядели недостаточно классно для нас. Мы нашли квартиру, которая стоит в долговременном ремонте, такая полуразваленная, что как раз оказалось идеально. Коммуналка — это декорация. Надо сказать, что все элементы коммунального быта там построены. Гениальный художник-постановщик Лали Модебадзе воспроизвела это состояние. Уже на съёмках Лали бегала, поправляла последние детали. И в какой-то момент она взяла стакан воды, и, пробегая с ним мимо фальшивой раковины на кухне, вылила туда воду. Она сказала: «В этот момент я поняла, что декорация хорошая».

А сколько всего актёров у вас в видеоролике?

Может, я обсчитался на 2-3 человека, но в кадре у нас 105 человек. По-моему. Или 106. Или 107…

Среди них есть как известные актёры, так и непрофессионалы. А как у вас проходил отбор?

Мы звонили прекрасным людям, которых мы знаем и которые нам нравятся, и говорили: «Есть отличная история, хочешь поучаствовать?» Принцип кастинга у нас был — правильные петербургские люди, я бы так это назвал. Там появились Таня Буланова, Женя Фёдоров и Андрей Кагадеев из группы НОМ — это для нас было принципиально важно. Для меня было важно, чтобы там появился Константин Мурзенко. Потому что это очень важные фигуры для петербургской культуры.

А какой посыл вашего клипа? Как у Цоя: никто из нас не знает, куда он идёт?

Я бы сказал, мы все идём, и Виктор Цой спел про это лучше всего. Мы идём, мы должны идти и мы будем идти — не согнёмся и не сломаемся. Откуда и куда?.. Мне кажется, нет материала, чтобы про это говорить. И Цой тоже говорил про сам процесс. Его творчество — это такое «роуд-муви» жизни, то, что с тобой происходит. Где сюжет — это движение. Я попытался показать, как мы из 80-х через 90-е, через 2000-е приходим в наши 2010-е… Это с одной стороны. А с другой стороны, все эти времена по-прежнему рядом с нами и никуда не делись. Этот колорит доступен в полушаге: такие коммуналки по-прежнему существуют и люди в подворотнях странные тоже встречаются. И на джипах смешные люди тоже ездят. Творчество Цоя — такая редкая штука, которая действительно последние 30 лет нашей жизни собирает в одно целое. Может быть, я не прав. Но примерно про это сюжет.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Еще по теме

Сообщить об опечатке

Отправь текст нашим редакторам, и мы поправим в ближайшее время!